(Статья И. Добросердова)

Источники, из которых почерпнуто предлагаемое обозрение

Обитателям села Пахатного Угла, с самого начала поселения их на настоящей местности до тридцатых годов сего столетия, пришлось вести почти постоянные тяжбы с соседями о правильном устройстве меж и граней между участками земли. Потому у пахатноугольцев до настоящего времени сохранилось много черновых тяжебных бумаг: копий с челобитных, указов и целых дел, писанных рукою и формою своих времён. Нам удалось приобрести эти бумаги от сыновей последнего поверенного по пахатноугловским делам, умершего в 1846 году и служившего в этой должности около сорока лет. Эти-то бумаги послужат для нас одним из источников предлагаемого обозрения. Теперь у нас под руками: выпись с отказных книг в Приказе Большого дворца, каковую прислали из Тамбова к Москве стольники и воеводы, Никита да Иван Головкины, писанная на длинном узком свитке старинною, времён Петровских, рукою, план на Пахатный Угол и окрестные местности, составленный, или, точнее, скопированный около половины XVIII столетия и соответственный выписи, несколько копий с челобитных дел и указов разных времён, начиная с 1705 года. Кроме сего, для сей же цели будут служить: церковные богослужебные книги и церковные документы, дела, находящиеся в архиве Пахатноугловского волостного правления, местное предание и глазомер.

Географическое положение села, древние и настоящие границы местности, занимаемой его дачами

Село Пахатный Угол находится в 50 верстах от гор. Тамбова, к северо-востоку, на большой Спасской дороге. Дорога эта пересекает Пахатноугловские дачи наискось, на глаз под углом 45°. Самое село расположено на четырёх верстах по левому берегу речки Кёрши, едва не на всей поперечне своих дач. Местность под дачами в ширину около пяти, а в длину около двадцати вёрст. Местность эта первоначально на восток имела границею реку Большой Ломовис и за нею вотчинное владение митрополитов Рязанских, принадлежащее к Шацкому уезду (ныне село Митрополье, Большой Ломовис тож). Впоследствии часть этой местности, по древнюю, проезжую Хопёрскую (иначе называемую Казацкой), дорогу, от пахатноугольцев отошла к гагаринскому помещику Пашкову и воронежским фабрикантам братьям Гардениным. Теперь она принадлежит гг. Козлову и Лиону. Границею же служит означенная Хопёрская дорога. К югу находилась Талинская поляна, — до 1699 года вотчинное владение первых тамбовских архиереев, с сёлами Талинкою, Кёршею и Казываньем, и владение села Земетчины дворцовых тяглых крестьян.

Ныне к пахатноугловской местности с юга прилегают владения госуд. крестьян села Казыванья и села Земетчины помещика г. Циммермана. На западе была сначала границею речка Хмелина и за нею заповедный Ценский лес. Впоследствии эта граница от Хмелины в Ценский лес отодвинута на пять вёрст. На север находятся владения в одно десятилетие с пахатноугольцами населявших край жителей сёл: Бычков, Городища и деревни Шишкиной.

Историческое происхождение села Пахатного Угла

Село это носит два названия: оно иначе называется Солдатчиною. Оба названия имеют свою историю. Местность, на которой теперь расположены пахатноугловские дачи, находилась за большим Ценским лесом. Только по берегам Кёрши до Ломовиса были поляны, которые издревле обрабатывались и потому назывались пахотными. От этого и вся местность ещё до населения края называлась урочищем Пахатным Углом. При образовании села название местности перешло на самое село.

Примечание: На север от пахотных полян смежно была кривая поляна, ныне село Кривополянье; на юг, тоже смежно, была Талинская поляна, принадлежность сёл: Спасского (Большая Талинка) и Троицкого (Кёрша).

До 1695 года урочище Пахатный Угол не имело определённых меж и граней. В 1695 году, в сентябре месяце, по указу великих государей, царей и великих князей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича, и по наказной памяти стольника и воеводы Ивана Леонтьева, тамбовец (в делах он иногда называется дворянином тамбовцем) Потап Третьяков, да Тамбовской приказной избы подьячий Антон Анфимов, взяв с собою старожилов полковых казаков села Черненого 10 чел., села Паганки 5 чел. и села Перкина крестьян 11 человек, и с теми старожилами против челобитья московского выборного генерала Гордона полка солдата Брошки Дрожжина с товарищи, приехав за тамбовские крепости, за заповедный Ценский лес, в бортные Хмелинскую и Саварскую ухожьи, на реку Кёршу, в прежние жилища отцов и дедов челобитчиков, досматривали и мерили пахотные их полянки. По досмотру оказалось, что дворищи дедов и отцов челобитчиков были в Ценском заповедном лесу по речке Хмелинке в разных местах, а пахотная их земля бывала в бортных их Хмелинском и Саварском ухожьях, на полянках к речке Кёрше. После чего в сих местах был отведён и отмежёван участок означенному солдату Ерофею Дрожжину с товарищами, тоже солдатами. А в то же время основанное ими село, вместе с названием Пахатного Угла, получило название Солдатчины.

Кто же были деды и отцы Ерофея Дрожжина с товарищами? Пахотные поляны, ещё в татарские набеги на здешние места, были обрабатываемы. На это указывает в пахатноугловских владениях одно урочище, которое до настоящего времени сохранило название Караульного Куста. Куст этот находился на поляне посреди пространства, разделяющего реки Кёршу и Ломовис у самой Хопёрской дороги, пролегающей по довольно возвышенному месту или собственно по гребню, возвышающемуся между означенными реками. С Хопёрской дороги открываются виды во все стороны на далёкое пространство. В древние времена в Караульном Кусте был огромный дубовый лес, пни которого и доныне ещё существуют (теперь он расчищен под распашку и составляет принадлежность Пахатноугловской Богоявленской церкви). На самом высоком из дубов была устроена кровать, на которой в рабочую пору всегда находился караульный и смотрел во все стороны, особенно на южную, по Хопёрской дороге, откуда обыкновенно налетали татары. Завидев всадника ещё издалека, он давал знак работавшим, и они тотчас же разбегались и прятались. Но эти работавшие едва ли были предки Дрожжина с товарищами. Те, вероятно, были истреблены или выгнаны татарами и были мещерского происхождения. А если и оставались где-нибудь в дремучих лесах, то после слились с пришельцами на новые места после основания Тамбова и Козлова. Так, не более как в шести верстах от села Пахатного Угла, деревня Могилки — имение г. Рахманова и ныне окольными сёлами называется Мещерою. Подлинно известно то, что пахатноугловские места до Ерофея Дрожжина с товарищами, как собственность, никому не принадлежали, а составляли казённую оброчную статью. Если же в выписи с отказных книг говорится о дедах и отцах Дрожжина, как обитателях здешних мест, то они проживали тут, как арендаторы, на хуторах своих. Коренными жителями они были из прежде населённых мест по линии от Тамбова вниз по левому берегу реки Цны. Так, в одной челобитной 1705 года сам Ерофей Дрожжин называется солдатом села Перкина. В 1701 году, октября в 1-й день, великому государю в Азове бил челом о земле пахатноугловской выборного полка солдат Димитрий Попов, один из товарищей Дрожжина, а он происходил из села Куксова. Так, по отношению к 1704 году, в прошлых годах Тамбовского уезда, села Перкина, успенский поп Иван Гаврилов, да земец того же села Терентий Вандышев с товарищи своими продавали Авраамию, бывшему митрополиту Рязанскому и Муромскому, часть пахатноугловских земель за Хопёрскою дорогою к реке Ломовису. А земли те назвали оброчною вотчиною того попа и земцев. Из каковых земель впоследствии было много спору, драк и даже смертоубийств между жителями Митрополья, Пахатного Угла и Бычков. Притом за все пахатноугловские земли до Ерофея Дрожжина платили оброк жители села Перкина. Вот один любопытный список с описей, представленных Ерофеем Дрожжиным к делу, в 1715 году, в доказательство того, что пахатноугловскою местностью владели их деды и отцы. «Се аз Афанасий Вотолин, да аз Димитрий Фёдоров Верхней Петины целовальники взяли в государеву казну оброку на нынешний на 1671 год деревни Перкина на Ивашке Учеватове да Стёпке Дрожжине с Хмелинского и Саварского ухожьев по 8 гривенки по 6 денег; да нами же взято с тех же ухожьев полпуда мёду безъясашной и бескуничной, а за мёд деньги 10 алтын, в том и отпись дана, а отпись писал села Паганки дьячок Трифон». На той же отписи написано знамя Афанасия Вотолина. Таких отписей Дрожжин представил восемь разных годов, с разными знаменами разных целовальников и с повышением оброчной цены. В 200 году деревни Перкина с Степана Парамзина за Хмелинские, Саварские, Кёршинские и Ломовисские ухожьи взято оброку уже 26 гривенок, мёду ясаку 11 алтын 2 деньги; да с тех же ухожьев 11 гривенок, мёду ясаку - за мёд деньгами 5 алтын. Кроме того, некоторые из теперешних жителей указывают на своё происхождение, однофамильство и родство своих предков, то же в сёлах Перкине, Черлёном, Паганке, Куксове, Мамонтове, Дегтянке и др.

Первоначально солдату Ерофею Дрожжину с товарищами намерено было земли 3450 десятин, а четвертной пашни 6900 четвертей. Сколько же их самих, было неизвестно. Известно однако ж, что они, с начала же поселения своего на Пахатном Угле, стали принимать в своё общество пришельцев из разных мест Тамбовского и Козловского уездов. И вот когда в 1705 году, вследствие разных челобитных Дрожжина с товарищами и их соседей по владениям, по указу государя, царя и великого князя Петра и по отписке от губернатора из Азова Ивана Андреевича Толстого, стольник и воевода Фёдор Данилович Дурново, да подьячий Александр Топильский ездили в Тамбовский уезд за заповедный Ценский лес для точнейшего отмежевания и меры земли деревни Пахатного Угла от соседних деревень; то солдат Ерофей Дрожжин у межеванья в сказке своей за рукою поимённо написал 55 служб, в которых 46 разных фамилий. Этим службам назначено земли по пятидесяти четвертей в поле, а в дву по тому ж. В деревне Пахатном Угле намерено им же под усадьбы и усадьбища и под гуменники и на выпуск по указу; а по речке Кёрше, по Рудинскому Ржавцу и по запольным полянам и вершинам сенные покосы на всякую службу по сту копён. На сей мере, межеванье и отводе земли были разных сёл старожилы, и именно: Пяшкильской слободы 2 человека, села Куксова 1, села Перкина 2 человека; служивые люди и Беломестной слободы казаки 8, Красного городка 13, села Вихляйки 5, села Новосёлок 4; Пяшкильской слободы станичники 9, села Кузьминой Гати 9, села Никольского 5, деревни Липовицы солдаты 2, села Татанова 2, Пяшкильской слободы 1, села Горелого 10, села Духовки 2, села Бокина 4 человека; всего 89 человек.

Но за Хопёрскою дорогою, до Ломовиса, стольник и воевода Дурново землю не мерил, потому что преосвященного Стефана, митрополита Рязанского приказный человек Василий Носов, с крестьянами объявил эту землю спорною и подал челобитную. Этим Ерофей Дрожжин с товарищами остался недоволен; тем более, что и в других местах соседи отбивали у них немалое количество земли. Потому солдат Дрожжин в 1715 году августа 29 дня снова подал челобитную, которая показывает, что народонаселение в Пахатном Угле быстро возрастало, вероятно, от новых переселений в оное. Так, в челобитной между прочим говорится: «По переписи, государь, 710 года у нас в селе Пахатном Угле написано сто дворов солдатских, да двадцать восемь бобыльских, и мы, рабы твои, по той переписи за жилые и за пустые дворы против указу со ста двадцати осьми дворов правим всё сполна без доимки, а отмерено нам земли только на пятьдесят пять служб». Сию челобитную по указу великого государя, царя и великого князя Петра Алексеевича слушали тайный советник, генерал-адмирал, кавалер, губернатор и президент Адмиралтейств, граф Фёдор Матвеевич Апраксин, да вице-губернатор Степан Андреевич Колычев с товарищи и приказали послать из Тамбова дворянина, да с ним подьячего добрых и против челобитья разобрать дело на месте. Кто были посланы и чем покончен спор, из дела не видно. Известно однако ж, что в тридцатых и сороковых годах XVIII ст. часть пахатноугловской земли за Хопёрскою дорогою до реки Ломовиса принадлежала пахатноугловцам. Но в это время у них во владении сей земли явился противник, сильнейший митропольцев. Это был села Гагарина помещик Пашков. По рассказам старожилов, Пашков сперва выпросил у пахатноугольцев местечко под пчельник, потом устроил хутор, а там населил крестьян и весь участок укрепил за собою. Теперь здесь деревня Горки. Когда в 1767 году, июня 30 дня, землемер ротмистр Михаил Чашников обмежевал здешний край, собственно Талинскую поляну и пахатную поляну и когда поверенный от однодворцев села Пахатного Угла, Иван Уваров, на означенную землю объявил спор, то ни в чём не успел. Он не мог свидетелями доказать, чтобы пахатноугольцы владели оною незадолго до 1765 года; тем более, что из его же сожителей многие были подкуплены Пашковым. А Уваров в своём показании между прочим говорил: «Оная земля одной дачи села Пахатного. Но капитана поручика Пашкова (тогдашнего помещика) отец, а какого чина, он не знал, Егор Пашков, будучи в Воронежской губернии губернатором, тому назад лет за двадцать семь или более, через другие земли без всяких от них, однодворцев, поступок тою землёю насильно завладел, и о том завладении в присутственных местах явочные челобитные от них, однодворцев, подаваемы были и, в бытность его, Егора Пашкова, в Воронеже губернатором, того села Пахатного Угла многие однодворцы взяты были в Воронеж под караул, и требовано было от них на ту землю поступки, но они никакой сделки с ним не учинили, и с тех пор он, г. губернатор, означенною землею, а ныне сын его, насильно и завладели». Но ничего не помогло, и земля та навсегда от пахатноугольцев отошла. Во время межевания означенных земель Чашниковым в Пахатном Угле было в подушном окладе 466 душ, да отставных унтер-офицеров, капралов и рядовых 9 человек.

Бесспорной земли у них оказалось: пашенной 2362 дес. 2122 кв. саж., лесу дровяного 219 дес. 2154 кв. саж., сенных покосов 194 дес. 804 кв. саж., под поселением, огородами, гуменниками и конопляниками 119 десят. 2222 кв. саж., под дорогами 73 дес. 594 кв. саж., под реками, болотами и прудами 541 д. 985 кв. саж.

Примечание. Из рапорта землемера Чашникова в 1769 году июня 14 дня, выписанного в Московской межевой канцелярии, видно, что он обмежевал в 1767 году Тамбовского уезда округ (принадлежавший, как было замечено, первым архиереям тамбовским) сёл — Спасского, Талинское тож, Троицкого, Кёрша тож, и Казыванья, выморочных после шталмейстера барона Василия Петрова Поспелова, которые в то время все состояли в ведомстве Главной дворцовой канцелярии; да села Казыванья однодворцев, поселившихся здесь по указу 1725 года, но вышедших неизвестно откуда; да села Бондарей владения воронежских фабрикантов Ивана, Якова да Андрея Гардениных, приобретших оное покупкою от баронессы Поспеловой в 1753 году; да села Богородицкого, Малая Талинка тож, дворцовых крестьян, и того ж уезда округ сёл: Пахатного Угла однодворцев, Земетчины дворцовых крестьян, деревни Шишкиной однодворцев. Во всех означенных сёлах показано число душ, бывших тогда в подушном окладе и число намеренной под ними земли.

В 1783 году августа дня межевых дел первоклассный землемер артиллерии капитан Сальков, неизвестно по какому случаю, обмежёвывая Кривую поляну — дачи сёл Кривополья, Никольского, Бычков и Городища, и деревень Фёдоровской, Шишкиной и Горок, мерил опять и пахатноугловскую землю. При этой мере пахатноугловцы подали от себя сведение в том, что у них земли должно быть по данной в 1695 году 6900 четвертей и 3450 десятин, а по переводе в десятины всего 13800 десятин. В наличности же оказалось только 6402 десятины 2002 кв. саж.; затем, против сведения, недостачи 7397 десятин, тогда как во всех других сёлах оказался пример. Жители Земетчины не дали и сведения о своей земле, и у них оказалось наличной 10196 десятин. Сколько тогда было жителей в Пахатном Угле, неизвестно. Но надо полагать, что им становилось уже тесно, потому что с начала XIX столетия они стали уже переселяться на новые места. Переселившись в тамбовские незаселённые степи, в губернию Саратовскую, Оренбургскую, в сороковых и пятидесятых годах несколько семейств молокан переехали в Таврическую губернию и закавказские провинции, и, наконец, в 1858 году два семейства переселились на Амур. В настоящее время в селе Пахатном Угле ревизских душ 1345 муж. пола, 1478 ж. пола и 7 человек отставных нижних чинов — водворённых и солдаток 81. У них земли по последней мере, за которую они платят подати, усадебной 395, в том числе выгонной 224 десятины, пахотной 2969, лесной 2450, неудобной 290 десятин и сенокосной 285 десятин: всего 6389 десятин. В пахотной земле, выгонах и сенокосе терпят весьма чувствительный недостаток, а потому прибегают к найму земли и сенокосов у соседей. О том, сколько в настоящее время наличных душ и какие были в них перемены за несколько лет, будет сказано особо.

Село Пахатный Угол, как уже сказано, основано солдатом Ерофеем Дрожжиным с товарищами, которых было 55 служб, в последнем десятилетии XVII столетия. Несмотря на то, что от сих 55 служб, имевших свои фамилии, до настоящего времени сохранилось только 18 фамилий и, несмотря на то, что из Пахатного Угла очень много народа выселилось, в Пахатном Угле в настоящее время находится более 400 домов, для села очень хорошо устроенных. Самое село, как уже и замечено, расположено по левому берегу реки Кёрши, на четырёх верстах, не по прямой линии, а по течению реки, как поселенцам это было удобнее и ближе к воде. Дома идут в два порядка, образующих улицу; к западу от этой главной улицы есть несколько ветвей, или поперечных улиц. Самая средина села образует угол, из прямого несколько разогнутый, так что один рог его идёт прямо от юга на север, а другой от северо-востока на юго-запад. Концы этих рогов соединены околицею, которая и составляет как бы третью сторону треугольника. В верхнем углу сего треугольника, в самой средине села, стоит довольно красивая деревянная приходская церковь. От неё на запад, за гуменниками и огородниками домов, поселенных на левой стороне села до околицы, внутри треугольника находится выгон, который в настоящее время весь застроен общественными магазинами, мельницами, маслобойнями, круподёрными машинами, частными при мельницах и маслобойнях амбарами; между ними всё почти пространство завалено лесом, тёсом, досками, заставлено срубами, которых иногда бывает до 400 и более, а у самой околицы выгон занят гумнами или складом снопового хлеба жителей, для безопасности от огня вдали от села. Мельниц ветряных, английских отличного устройства (ценою от 2 до 4 тысяч серебр.) 8; при трёх из них устроены поставы для обработки пшена. Маслобоен разного устройства 12; круподёрни 4; амбары большие, крытые тёсом, находятся почти при каждой мельнице и маслобойне, каковых много имеется у зажиточных крестьян и на поместьях, но вдали от двора, в огородах. Снопового хлеба у пахатноугловцев, озимого и ярового, очень много, несмотря на то, что у них своей пахотной земли весьма мало.

Самая наружность села довольно благовидна и глядит как бы довольством. Вид на него особенно хорош с бугра или довольно крутого склона из-за правого берега Кёрши. В селе улицы довольно широки и чисты, хотя кое-где и заставлены разною постройкою и по временам завалены лесом. Во всём селе лачуг и развалюшек, показывающих нищету, почти вовсе нет. Избы по большей части построены из соснового леса, большие, светлые, с крыльцами на улицу. Есть крытые и тёсом, но немного. Обыкновенное устройство дома называется связью. Это изба, насупротив горница, в средине сени, и всё это соединено под одною крышею. Изб с трубами, или по-белому, между прочим, ещё немного. Хозяйственные расчёты не дозволяют этого. Впрочем, при топке и чёрной избы, когда дверь по необходимости отворяется для выхода дыма, у пахатноугольцев теряется немного тепла. Для этого делаются другие двери в той же дверной раме или немного более короче настоящей. Во время топки эти двери бывают затворены; в отверстие вверху выходит дым, а внизу холод в избу не входит, и потому женщины во время топки спокойно прядут и дети бегают по избе. Дворы почти у всех жителей со всех сторон скрыты, для всякой скотины поделаны особые хлевы, хотя плетнёвые, но или защищенные соломою, или обмазаны глиною и потому всегда покойные. У редкого хозяина нет на гумне рыги.

Было уже упомянуто, сколько именно десятин земли находится у пахатноугловцев в настоящее время под заселением, выгонами, полями, лугами, лесами и неудобными местами. Остаётся сказать о наружном виде всей местности. Местность вся вообще довольно возвышена, но ровна. На восток от реки Кёрши до Хопёрской дороги и далее до реки Большого Ломовиса, вёрст на восемь — чистое поле, прежде, собственно, пахотные поляны. Земля чернозёмная и плодородная. Около самой Кёрши на правом берегу — большая часть пахатноугловских выгонов, где пасётся скот. На запад за селом и околицею на 5 вёрст опять поле. Место тоже возвышенное, но отличный чернозём, сохраняющий свою плодородную силу более столетия без всякого удобрения, кроме пастьбы скота. Это место всё расчищено из-под чернолесья, остатки которого и теперь ещё есть, но ежегодно расчищаются. За полем начинается очень хороший дубовый лес, под которым земля тоже отличного достоинства; дубовый лес идёт версты на три. За дубовым лесом, почти без видимого перехода, открывается отличный бор и идёт до реки Хмелины вёрст на пять. Под ним чистый песок. Далее за Хмелиною, до Ценского леса, разнолесье и вырубки. Место опять возвышенно, но почва разнообразна, а более песчана. В настоящее время по вырубкам и кустам местные жители косят траву, которая, впрочем, не всегда родится, а только в мочливое лето и то не хорошего достоинства.

Три реки: Ломовис, Кёрша и Хмелина, орошающие описываемый край, по отношению к пахатноугловским дачам, текут почти параллельно от юга к северу. Ломовис, как ныне не принадлежащий к селу Пахатному Углу, не имеет для него почти никакого значения. Про него довольно сказать, что на нём ныне стоит много больших и довольно цветущих сёл, именно: Никольские Дворики, Рождественские Дворики, Нащёкино, Прибытки, Вердеревщина, Бондари, Митрополье, Малое Гагарине, Большое Гагарине и проч., и он впадает в реку Цну ниже города Моршанска с правой стороны.

Для Пахатного Угла всю важность и пользу доставляет река Кёрша. Кёрша — река, собственно, небольшая, но много полезная. Ширину её определить трудно, потому что она вся состоит из прудов, при которых находятся водяные мельницы, почти на каждых пяти верстах и менее. В длину она течёт вёрст на 70. Ниже села Троицкого, Кёрша тож, она соединяется из двух истоков.

Левый исток, в селе Большой Талинке, представляет небольшой ключ, и ниже, не более версты, на нём стоит уже мельница, пред селом Кёршею другая, за селом Кёршею третья. На правом истоке мельница в имении г. Челищева, ниже полевая мельница г. Ветчинина. По соединении обоих истоков образуется пруд, на котором хорошо устроенная мельница г. Беликовича — это пред селом Казываньем, за селом Казываньем опять мельница г. Циммермана. Здесь с правой стороны в Кёршу впадает речка Казыванка и с левой речка Шешмымеляй, на которых также есть по одной мельнице. В селе Пахатном Угле тоже была общественная мельница, сдававшаяся в аренду, но по несогласию в обществе в 1849 году уничтожена. Ниже Пахатного Угла, в селе Бычках, богатая мельница с сукновальнею г. Лиона. На пруде этой мельницы и стоит село Пахатный Угол, и здесь он в ширину от 30 до 60 сажен. Немного ниже бычковской мельницы опять богатая мельница г. Рахманова, есть и другие. Далее Кёрша протекает чрез знаменитый Пашковский лес, где на ней устроены лесопильные машины, и впадает в реку Цну выше г. Моршанска при селе Кёршинских Борках. На ней стоят сёла: Большая Талинка и Кёрша — это на левом истоке. На правом Малая Кёрша, имение г. Челищева с большим винокуренным заводом. По соединении обоих истоков — сёла: Казыванье, Пахатный Угол, Городище, Бычки, Кривополянье, Ряжское и далее лес — до самых Кёршинских Борков. Река Кёрша изобилует рыбою. В верхних прудах, по старанию помещиков, заведены лещ и судак; и во всех вообще есть: щука, окунь, карась, линь, язь, плотва, пескарь, ёрш и проч., которых достаёт и на местное продовольствие, и на продажу в Тамбове и с. Бондарях. Как река Кёрша почти вся наливная, то около неё много мочажин, топей и трясин, поросших осокою, в которых довольно бывает красной дичи: бекасы и проч. Существенная польза собственно для пахатноугловцев от реки состоит в том, что на всём протяжении против села на ней устроены их огородники: капустники, огуречники и проч. Это у них делается так: отгораживает всякий против своей усадьбы под своим селом часть отмели или трясины, уваливает навозом, насыпает на него земли, сеет и почти всегда пользуется отличными плодами.

С правой стороны против средины села впадает в реку Кёршу ключ, называемый Гнилым, а с левой в северном конце села тоже ключ, называемый Рудным, на котором теперь поселен довольно большой (в 60 дворов) порядок; оба по возвышенности места довольно глубокие, в длину версты на четыре, обильные торфом. Жаль только, что здешние жители, по обилию в дровяном топливе, цены ему не знают. Какие-нибудь пастухи или землепашцы, или пчелинцы, при варении себе пищи, разумеется, не намеренно, зажигают оный, и он курится иногда целые полгода на больших пространствах, и до этого нет никому дела. Проливной дождь или после зимы (торф иногда горит целую зиму) полая вода заливает уже огонь. С правой стороны Кёрши есть глубокие, но совершенно сухие овраги, образовавшиеся в полые воды при течении воды с полей и ежегодно прибавляющиеся в длину и ширину через обвалы. Озёр в пахатноугловских дачах вовсе нет. Есть один пруд, устроенный на ключе Рудном в поле для поения скота в летние жары, но и тот не держит в себе воды во всё лето. Поля летом вообще безводны. Потому рабочие, отправляясь в поле, везут с собою обыкновенно и бочки воды для утоления жажды себе и скоту.

Речка Хмелина, протекающая посреди леса и впадающая в реку Кёршу с левой стороны, в Пашковом лесу, не широка, но быстра, от чего в ней вода вовсе местами не замерзает. С обеих сторон она обложена трясинами сажен на сто и более, из которых постоянно выходит вода и препятствует устроить даже мосты. Потому в пахатноугловских дачах через Хмелину один только мостик, к которому пробираются чрез трясину по нанесённому песку, шириною не более сажени, за которую ни человеческая нога, ни тем более нога скота, ступить не может даже зимою. На Хмелине есть также мельницы: одна выше пахатноугловских дач г. Челищева, и другая, ниже, г. Рахманова; обе хорошего достоинства. В Хмелине есть и всякая рыба, но не в таком изобилии и не так вкусная, как в Кёрше. Пахатноугловцы пользуются около неё таловым хворостом, для устройства плетней, который ежегодно отрастает. В Хмелину впадает с обеих сторон несколько ключей, которые замечательны особенно тем, что в их впадинах устроено много постоянных пчельников, где построены избы, омшаники, хлевы для скота от насекомых и прочие принадлежности. Во время цвета яровых хлебов, особливо гречихи, ульи, обречённые на выломку, обыкновенно вывозят в поля, и там устрояются временные пчельники, а племенные ульи почти всегда остаются на месте, где и прячутся в своё время в омшаники.

Гор в пахатноугловских дачах и во всех местах по Ломовису, Кёрше и Хмелине почти вовсе нет. Есть довольно замечательные склоны у рек с восточной стороны. С западной почти везде низменность. Только в юго-западном конце села Пахатного Угла, с западной стороны р. Кёрши, есть довольно крутая возвышенность над рекою, называемая жителями завалом. С этой возвышенности открываются хорошие виды вверх по р. Кёрше, вёрст на пятнадцать вдаль и вёрст на пять или на шесть в ширину. Итак, исключая рек, ключей, промытых полою водою, оврагов в пахатноугловских дачах, место всё ровное. .

В пахатноугловских полянах и болот почти вовсе нет. Около Хопёрской дороги на средине между реками Ломовисом и Кёршею, в Караульном Кусте, есть одно довольно обширное болото, прежде державшее в себе воду круглый год. Но теперь, когда Куст расчищен и соха всё ближе и ближе подвигается к центру болота, вода в нём остаётся только до лета, а летом в своё время мы косим там траву уже совершенно свободно и по сухому месту. В лесу есть болота обширные и изобилующие торфом, но и в них вода к осени стала пересыхать. Самое важное и большое болото там называется Моховым, по изобилию мха. Оно поперёк леса простирается версты на три и на полверсты и более вдоль леса. В нём очень много хорошего торфа. Он открыт нынешним летом одним молодым, предприимчивым человеком, жителем села Пахатного Угла. Он (25 лет) учился сперва в Пахатноугловском приходском училище, далее в училище при Палате государственных имуществ, потом около десяти лет был писарем сельским и волостным при разных правлениях: теперь служит частно у г. Лиона, при его заводах, за довольно значительное жалованье. Он заметил нужду пахатноугловцев в кирпиче, который они добывали за десять и пятнадцать вёрст. Потому постарался построить свой кирпичный завод. Желая удешевить цену и самому быть не без выгоды, он изыскивал дешёвого материала для обжижки. Добрые люди указали ему на торф, и он сам читал о нём кое-где. Потому вскорости и выписал торфорезов. В буераках Гнилом и Рудном торф не годится для правильной вырезки торфяного кирпича, потому что слишком стар и сух и потому разваливается, хотя обломки горят очень хорошо. Это и заставило его обратиться к Моховому болоту, где и отыскал отличного достоинства торф. На первый раз он его нарезал около 100.000 штук, которым и обжигал кирпич с успехом и продавал на сторону. На следующее лето он намерен приступить к опыту и улучшениям и думает спустить воду из болота как можно ранее. Надобно ожидать от этого благодетельных последствий для села.

Далее

«Известия тамбовской учетной архивной комиссии», №55



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

1 Comment so far

  1. SPSS on Июль 2, 2016 1:04 дп

    По данным Тамбовского регионального историко-просветительского, правозащитного и благотворительного общества «Мемориал» в селе Пахотный Угол имеется массовое захоронение в лесном массиве мирных граждан, отравленных газом.

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind