Разложение нашей когда-то могучей, а теперь немощной армии приковывает к себе всеобщее внимание.

Мрачные картины, глубокого нравственного падение наших солдат ошеломляют и потрясают.

Грабежи, убийства, всяческие насилия, учиняемые солдатами над мирными безоружными гражданами — обо всем мы уже давно читаем. Последние же известия знакомят нас с необычайными фактами поразительной трусости солдат. Факты эти относятся к последни сражениям в Балтийском море. По сообщению “Известий Центрального Исполнительного Комитета Совета Рабочих и Солдатских депутатов”, в обороне Моонзунда наши пехотные части не обнаружили даже элементарной стойкости. В Кувайсте среди армейцев царила такая паника, что корабли отрядили на пристань […] человек и катера с пулеметами, причем пехоте было объявлено, что если они откажутся помогать морякам, то их утопят свои же матросы. Солдаты одного из полков, когда их вели в Кувайст, буквально плакали, отказались ночью ехать в Кувайст, бросили по дороге винтовки, а потом заявляли матросам, что они без оружия не могут сражаться.

Итак, издевательства и насилия над мирными безоружными гражданами и отчаянная трусость при столкновении с неприятельскими войсками.

Наглость и трусость,— это близнецы, это родные братья.

До такого падения наш солдат никогда не доходил. Наоборот, репутация прежнего солдата стояла высоко. Он был скромен и беззаветно храбр.

Отчего же он теперь стал иным?

Кто привил ему яд трусости, яд порочности?

“Бессознательные фанатики с небольшой прибавкой сознательных предателей отечества”— отвечает Керенский.

Кто эти бессознательные фанатики?

Это, конечно, социалисты-интернационалисты.

“Большевики всех родов [и] толков”— говорит социалистическая газета “Воля Народа”— “восстановив солдатскую массу цротив офицеров и против правительства, которое они обвиняли в […] контр-революционности, обманывая бессовестно темных людей насчет целей войны и возможности ее прекращения, забив им голову об империализме, интернационале и т.п., дали толчок разгулу просыпавшейся стихии… Это они своей пропагандой заглушили в душе солдата понятие о долге перед революционной родиной, пробудили в нем зверские инстинкты и дали идеологическую оболочку шкурному интересу”.

Так поступают бессознательные фанатики интернационала, но также, конечно, поступают и сознательные предатели отечества, прикрывающиеся громкими фразами об углублении революции, об интернационале, международном братстве пролетариев.

Увлечения можно понять, ошибки можно простить, но можно ли простить “бессовестный обман”, направленный на темных доверчивых людей, а тем более предательство, этот вековечный грех всех Иуд?

И действительно ли сознательные предатели являются лишь небольшой прибавкой к бессознательным фанатикам?

Кого больше среди этих деятелей, губящих нашу армию,— вопрос хотя и любопытный, но едва ли разрешимый.

Даже члены разных революционных советов и партийных организаций, в недрах коих находятся бессознательные фанатики и к которым успели присосаться сознательные предатели, не смогут ответить на этот вопрос. Никто из них не может с уверенностью сказать, что среди его товарищей ннт Иуд-предателей? Ни популярность деятеля, ни высказываемая им преданность делу революции ни обнаруживаемая им энергия в углублении революции не являются гарантией искренности его мнений, чистоты его намерений и дел.

Недавно газеты оповестили всю Россию, что представитель Одесского с.р. и р.д. Деконский, принадлежащий к партии социалистов-революционеров, оказался провокатором, зарегистрированным в списках охранного отделения.

Не подумайте, что это — малая величина,— ошибетесь.

Этот господин не из тех мелких, не игравших заметной роли провокаторов, имена которых ты, Господи веси. То были мелкие рыбы в роде карасей. Деконский не таков. Он состоял редактором органа петроградского комитета партии с.-р. “Знамени Труда”, очень ярко отразившего с.-р.

Он был председателем последней конференции социалистов-революционеров, проявившей резкий сдвиг влево. Благодаря его выступлению на 3 съезде партии социалистов-революционеров в Москве, А.Ф. Керенский оказался забаллотированным в члены Ц.К. партии.

Вот видите, какая это влиятельная, авторитетная фигура.

Так вот, если бы скажем, бабушке русской революции Брешко-Брешковской, также присутствовавшей на том же съезде, кто-нибудь тогда сказал, что Деконский — провокатор, то ведь она, эта безупречная во всех отношениях женщина, отшатнулась бы от своего собеседника и с негодованием ответила бы, что Деконский выше подозрений. И в самом деле, какие же были основания подозревать его? Деятельность его, по всем данным, была с точки зрения партии безупречна и высоко полезна.

А между тем… вот подите ж.

Целых семь месяцев нужно было копаться в списках охранного отделения. чтобы изобличить этого предателя.

Черномазовы, Малиновские, Деконские, эти сознательные предатели вот кто не редко выступает в качестве руководителей революционной демократии, а следовательно и широких народных масс: солдат, рабочих и пр.

Эти господа всюду сеют семена раздора. Являясь сами сущими контр-революционерами, они всех, неразделяющих их учений, называют контр-революционерами и натравливают на них широкие массы. Будучи неразрывно связаны с старым строем, они широко практикуют систему отжившего строя: сыск, аресты, закрытие неугодных им газет, разъединение классов.

Великий позор: позор на фронте, позор в тылу, позор всюду!

Ниров.

«Свободная Сибирь», Красноярск, 28 октября 1917 года


Комментарии

Name (required)

Email (required)

Website

Speak your mind

21.08MB | MySQL:38 | 0.194sec