И. ВОЛКОВИЧЕР

Тридцать лет тому назад (13 мая—1 июни 1907 г.) собрался в Лондоне V съезд РСДРП — последний съезд партии в условиях царского подполья. Партия большевиков, уже и тогда фактически самостоятельная, входила в состав РСДРП, формально объединявшей большевиков и меньшевиков.

Съезд происходил незадолго до контрреволюционного переворота 3 июня (по стар. стилю) 1907 г., осуществленного сверху царизмом. Страна находилась на перевале между временно потерпевшей поражение революцией 1905—7 гг. и наступавшей реакцией. Подъем революционной волны весной 1907 г., сменивший на некоторое время период большого отлива революции, знаменовал,— говорит Ленин,— «приостановку отступления и попытку отступающих снова перейти в наступление». «Не будь этих приостановок,— указывал Ленин,— событие 3-го июня 1907 года, исторически совершенно неизбежное, поскольку отступления оставались отступлениями, имело бы место раньше, может быть, целым годом, или даже более чем годом раньше». (Ленин. Соч., т XV, стр. 42).

Вот в этот своеобразный и последний отрезок трехлетия бури и натиска собрался V съезд. Огромные мытарства пришлось претерпеть участникам съезда. Царское правительство принимало все меры к недопущению созыва съезда. Собрались было в Копенгагене (Дания), но в последнюю минуту, под давлением царского правительства, датские власти запретили съем. Пришлось делегатам перебраться в Швецию, в городок Мальме, но и там — такая же история. Наконец, удалось съезду устроиться кое-как в Лондоне, где-то в помещении церкви.

Съезд был по тем временам довольно многолюдный. На нем было 336 делегатов с решающими и совещательными голосами, представлявших 46 тысяч большевиков, 38 тыс. меньшевиков, 25 тыс. бундовцев, столько же польских с.-д. и 13 тыс. латышских с.-д. Делегатов 6ольшевиков на съезде было 105, меньшевиков — 97, бундовцев — 57, польских с.-д. — 44, латышских с.-д — 29, так называемых «внефракционных» — 4.

Таким образом, в отличие от предшествующего IV съезда, V съезд, как говорил тов. Сталин, был большевистский, хотя и не резко большевистский» (И. Сталин, Лондонский съезд РСДРП (Записки делегата), Протоколы V съезда, изд. 1935 г., стр. XIII).

Из числа участников съезда, кроме Ленина и Сталина, на съезде были такие старые большевики, как К.Е. Ворошилов. М.М. Литвинов, Ем. Ярославский. А.Г. Шлихтер, А.С. Бубнов. Миха Цхакая и др., и ныне покойные А.П. Скляренко, Ст. Шаумян, А.М. Стопани, К.Н. Самойлова и др.

Съезд по сути дела подвел итоги теоретической, тактической и организационной борьбы большевиков с меньшевизмом и его гнуснейшей разновидностью — троцкизмом в период революции 19о5—7 гг. Развитие революции 1905—7 гг. принесло полную победу большевиков.

В развернувшейся на самом съезде острой борьбе между большевиками и меньшевиками столкнулись еще раз две диаметрально противоположные линии — революционно-марксистская линия большевиков и либерально-буржуазная меньшевиков. Различные понимания большевиками и меньшевиками коренных вопросов революции 1905—7 гг. (которые вместе с тем были и коренными вопросами мировой революции), задач пролетариата и его партии,— все это было ярко вскрыто в докладах и прениях на съезде. Разоблачение буржуазной сущности меньшевистских установок красной нитью проходит сквозь все выступления большевиков.

Уже самое обсуждение порядка дня съезда вскрыло глубочайшие противоречив, разделявшие большевиков и меньшевиков, лишь формально объединенных в составе РСДРП. Большевики настаивали на включения в порядок дня съезда важнейших принципиальных политических вопросов, как «Обострение экономической борьбы и современный момент», «Классовые задачи пролетариата в современный момент буржуазно-демократической революции», «Отношение к буржуазным партиям» и др. Против включения этих принципиальных вопросов в порядок дня выступили меньшевики, бундовцы и называвший себя «внефракционным» меньшевик Иуда-Троцкий. «Оппортунистическое крыло нашей партии, как и других с.-д. партий,— писал Ленин,— защищало «деловой», «практический» порядок дня съезда. Оно чуждалось «общих широких» вопросов. Оно забывало, что в конце концов широко-принципиальная политика есть единственная, действительно практическая политика». (Ленин. Соч., т. XI. стр. 271).

В борьбе вокруг порядка дня съезда, занявшей много дней непрерывных н бурных заседаний с поименными голосованиями и т п., большевикам удалось все же добиться постановки (из числа предложенных ими общеполитических вопросов) одного большого приципиального вопроса — «Об отношении к буржуазным партиям». «И этот вопрос,— говорил Ленин по этому поводу,— встал во главе не только всех принципиальных вопросов съезда, но и всех работ вообще. Так вышло и так должно было выйти именно потому, что действительным источником почти всех и безусловно всех существенных разногласий, всех расхождений по вопросам практической политики пролетариата в русской революции была различная оценка нашего отношения к непролетарским партиям» (Ленин. Соч, т. XI, стр. 271). В самом деле, ведь в этом главном пункте порядка дня съезда отражены такие важнейшие вопросы, как вопрос о путях развития буржуазно-демократической революции с ее перспективой перерастания в социалистическую, вопрос о союзниках пролетариата и его гегемонии или же гегемонии буржуазии.

Вот по этому-то важнейшему общеполитическому вопросу меньшевики потерпели полный провал, а большевики одержали победу на съезде: большевистская идея гегемонии пролетариата была признана огромным большинством съезда. Резолюция большевиков была принята за основу и затем принята в целом, после несущественных поправок. Правда, меньшевики и бундовцы вместе с Иудой-Троцким, безуспешно пытавшимся на съезде играть роль вождя «внефракционного» центра, попытались нескончаемым потоком всяких поправок изуродовать принятую за основу большевистскую резолюцию, выхолостить из нее революционное содержание. Но они и тут потерпели поражение.

Победу, в результате острой борьбы, иа съезде одержали большевики и по другим вопросам порядка дня съезда: о «рабочем съезде», об отношении к профсоюзам и др.

Ликвидаторскую идею созыва «рабочего съезда» меньшевики противопоставляли созыву партийного в съезда. Под флагом рабочего съезда они стремились дезорганизовать и ликвидировать партию революционного пролетариата, создатъ вместо последней новую легальную «широкую», «рабочую партию», которая призвана была проводить либеральную буржуазную политику в рабочем классе. Большевики и до съезда и на самом съезде безжалостно разоблачали ликвидаторскую сущность отстаиваемого меньшевиками «рабочего съезда». И по этому вопросу съезд также принял за основу большевистскую резолюцию. Поправки принципиального характера почти все были отвергнуты. Принятая резолюция подчеркивала, что идея «рабочего съезда» «ведет к дезорганизации партии и содействует подчинению широких рабочих масс влиянию буржуазной демократии». «Агитация за беспартийный рабочий съезд,— говорится в резолюции — вредна для классового развития пролетариата». (Протоколы V съезда РСДРП, изд. 1935 г., стр. 644). Таким обрезом, съезд отверг ликвидаторскую идею «рабочего съезда», как вредную, направленную против партии.

По вопросу об отношении к профсоюзам также принято предложение большевиков о признании профсоюзами идейного руководства партии революционного пролетариата.

Примиренческие шатания польских и латышских с-д. сказались на некоторых решениях съезда, особенно на первой стадии работы съезда при обсуждении порядка дня съезда, отчетов ЦК и думской фракции. Что же касается бундовцев, то они почти все фактически поддерживали меньшевиков. Формально же они вели двусмысленную политику — политику «торгашей вечно высматривающих и вечно выжидающих с надеждой: авось завтра сахар подешевеет» (И. Сталин, «Лондонский съезд РСДРП», см. Протоколы V съезда, стр XIII).

На колеблющиеся элементы, главным образом, из националов, возлагал большие надежды Иуда-Троцкий. Из кожи лез он, чтобы сколотить центр на съезде.

Сколько он ни пытался позировать на съезде в роли вождя «центра», из всех его потуг сплотить центр ничего не получилось, и «Троцкий оказался «красивой ненужностью» (там же стр. XIII). Победа большевиков на V съезде, спустя всего лишь год после «объединительного» съезда 1906 года, отдавшего ЦК в руки меньшевиков, была тяжелым ударом по меньшевикам Однако, до полной победы над меньшевиками было еще далеко. Предстояла длительная борьба с этой агентурой буржуазии в наступившую вскоре мрачную полосу реакции. Товарищ Сталин, делегат съезда, вспоминает по этому поводу: «Я впервые видел тогда Ленина в роли победителя. Обычно победа кружит голову иным вождям, делает их заносчивыми и кичливыми. Чаще всего в таких случаях начинают торжествовать победу, почивать на лаврах. Но Ленин ни на иоту не походил на таких вождей. Наоборот, именно после победы становился он особенно бдительным и настороженным. Помнится, как Ленин настойчиво внушал тогда делегатам: «первое дело — не увлекаться победой и не кичиться; второе дело — закрепить за собой победу; третье — добить противника, ибо он только побит, но далеко еще не добит». Он едко высмеивал тех делегатов, которые легкомысленно уверяли, что «отныне с меньшевиками покончено» (И. Сталин, «О Ленине», Партиздат, 1937 г., стр. 29).

В течение всего времени работы съезда большевики-делегаты, занимавшие отдельные от менъшевиков скамьи, выступали организованно, сплоченно. Во время перерыва между пленарными заседаниями съезда большевики — участники съезда собирались на отдельные заседания и там предварительно обсуждали стоящие в порядке дня съезда вопросы. На последнем таком заседании, перед закрытием съезда, большевики выбрали свой Большевистский центр, возглавляемый Лениным, фактический ЦК большевистской партии.

Центральный комитет РСДРП, выбранный на съезде, имел все же в своем составе значительное количество ликвидаторов и примиренцев — скрытых троцкистов. Естественно, что эта ликвидаторская часть состава ЦК саботировала решения V съезда, старалась вести курс на срыв работы партийных учреждений, на ликвидацию революционного подполья и революционной партии пролетариата. Пять лет шла ожесточеннейшая борьбе (в архитяжких условиях злейшей реакции и широкого наступления контрреволюции) с меньшевиками — ликвидаторами, с ликвидаторами наизнанку (отзовисты, ультиматисты), с центристско-ликвидаторской мразью Иудушки Троцкого, с беспринципным примиренчеством скрытых троцкистов, с оппортунистами, центристами и полуцентристами из II Интернационала. И лишь в январе 1912 года на Пражской конференции, сыгравшей роль съезда партии, был завершен большой этап борьбы — полным изгнанием ликвидаторов всех разновидностей. На Пражской коференции большевики навсегда покончили с формальным объединением с меньшевиками и окончательно оформились в отдельную, не только фактически, но и формально самостоятельную большевистскую партию.

Под руководством героической партии Ленина—Сталина, в беспощадной борьбе с самыми разнообразными врагами социализма, создано могучее социалистическое государство рабочих и крестьян. Уничтожая врагов народа, усиливая революционную бдительность, овладевая большевизмом, широчайшие массы нашей социалистической страны уверенно идут вперед к новым победам коммунизма.

«Большевистская сталь», Новокузнецк, 14 мая 1937 года


Комментарии

Name (required)

Email (required)

Website

Speak your mind

21.11MB | MySQL:38 | 0.170sec