Бесчинства солдат.

Солдатские бесчинства на железных дорогах не прекращаются. Кроме сообщений с Московско-Киево-Воронежской жел. дор. о непрекращающихся насилиях со стороны проходящих частей войск на железной дороге, всероссийский союз железнодорожных служащих получил телеграммы с разных сторон…

Станция Псков телеграфирует: “Возвращающиеся с фронта солдаты совершенно переполняют до последних пределов пассажирские поезда: занимаются все проходы, подножки и крыши вагонов.

Со станции Льгов сообщают: отпущенные солдаты в нетрезвом виде явились на станцию; начали буйствовать, учинили самосуд над железнодорожными служащими; разбили кассу.

Начальник одесского железнодорожного узла телеграфно извещен, что служащие ряда крупных станций предупреждают о своем решении оставить службу на железных дорогах если не прекратятся насилия со стороны демобилизованных (отпускаемых домой стариков) солдат, которые самочинно захватывают пассажирские поезда, не довольствуясь этапными, и угрожают расправой со служащими, когда последние оказывают противодействие. Вот об этом и не думают безобразники. Забывают, что самим не на чем будет ездить.

“Т. и В.”

Среди казаков.

Призыв рабочих. Совет союза казачьих войск получил заявление от группы петроградских рабочих. Заявление указывает, что в тяжолое время, переживаемое Россией, одна надежда на казаков. “Международные проходимцы хотят захватить власть в свои руки и толкнуть родину в пропасть. Немецкие шпионы уже заколачивают гробовую крышку над Россией. Пусть казаки поднимут свой мощный голос на защиту страны. К ним присоединится вся кавалерия, инженерные войска и все русские люди, любящие родину. Если говорить о диктатуре — объявите диктатуру, беспощадную для предателей и изменников”. Заявление предлагает поставить во главе правительства генералов Брусилова, Алексеева, Каледина и Корнилова.

Горе товарищей спекулянтов.

Как известно, пассажирские поезда приходят теперь в Москву совершенно переполненные спекулянтами в солдатской форме. Их солдатские [“…одные”] мешки битком бывают [набиты] всевозможной снедью. Надоело, очевидно, подмоск[овным жителям] изо дня в день наб[людать сча]стливые лица этих предприимчивых товарищей, и они решили наложить руку на их барыши.

Так, на станции “Мордвес”, Рязанско-Уральской жел.-дор., вчера произведен был первый опыт народной борьбы с солдатской спекуляцией.

Подошел пассажирский поезд, и сейчас же его окружила толпа местных крестьян человек в четыреста, и начался осмотр пассажирского багажа. “Реквизировали решительно все, что имеет отношение к продовольствию; отбирали все до последней корки хлеба.

Понятно, товарищи-спекулянты сдались не сразу. В четырех вагонах они забаррикадировались по всем правилам окопного искусства. Это привело толпу в ярость, и она легко взяла одну крепость-вагон за другой, и затем начался самосуд. Били товарищей нещадно, выкидывали их из окон, гонялись за ними по полю.

А в заключение мужички поклялись у груды отобранных продуктов, что прекратят солдатскую спекуляцию и не будут пропускать впредь ни одного поезда без самой тщательной проверки багажа и соответствующего самосуда.

«Свободная Сибирь», Красноярск, 1 ноября 1917 года


Комментарии

Name (required)

Email (required)

Website

Speak your mind

21.07MB | MySQL:38 | 0.195sec