Герои отечественной войны

Июнь 27, 1941 | Комментарии отключены |

Жаринов со своим звеном ушел на исполнение задания. Его тройка летчиков-истребителей мчалась на чудесных быстроходных машинах. Звено шло на небольшой высоте: так трудно поразить скоростную машину из пулеметов или зенитки. Кроме того, с такой высоты очень быстро можно перейти в бреющий полет для того, чтобы выполнить задание: разрушить материальную часть на аэродроме, зажечь самолеты, ангары врага.

С таким расчетом и шла отважная тройка, имея перед собой точную цель — аэродром Бузеу.

Уже неподалеку от намеченного объекта самолеты попали в низкую облачность и грозовой дождь.

Что делать? Обходить облачную пелену? Уходить вверх? Нет, все это нарушает план действий. Приказ надо выполнять точно. И, тщательно выдерживая курс, прижавшись к самой земле, летчики продолжали свой путь.

Вскоре показался аэродром. С предельной стремительностью понеслось звено к цели. Смертоносные струи зажигательных пуль полились на ангар, на фашистские самолеты. Это были итальянские бомбардировщики «Савойя Маркетти». Ярко вспыхнул ангар, зажглись четыре машины. Высыпав на них еще несколько очередей,— чтобы было ненадежнее,— звено ушло.

Но только легли летчики на курс, как лейтенант Яловой заметил вражеский истребитель. Резко свернув на него, он послал несколько очередей. Он ясно видел, что попал в цель, что самолет противника ранен. Но этого Яловому было мало. Он хотел добить его, уничтожить, быть уверенным в результате боя. Всю мощность мотора вложил лейтенант в свой бросок и, точно пройдя над вражеским истребителем, ударил его костылем своего самолета. Враг камнем свалился вниз. Яловой, убедившийся в том, что враг не оправится, присоединился к своим.

Обратный путь не был отмечен ничем особенным, если не считать, чго звено Жаринова расстреляло и сбило еще один вражеский истребитель.
***
На другой день аэродром, с которого поднимался Жаринов, стал объектом нападения двух бомбардировщиков.

Это было около четырех часов утра. Бомбардировщики с бреющего полета сбросили бомбы. В воздух поднялись густые столбы пламени и дыма. Ни одна из бомб не попала ни в сооружения, ни в самолеты.

Тотчас же в небо взмыли три наших истребителя. Они погнались за налетчиками. Одному удалось бежать. Зато другой был настигнут старшим лейтенантом Обориным. Он занял наивыгоднейшее положение и нажал гашетку. Короткая очередь — и пулеметы смолкли. Что-то заело в механизмах. Летчик кусал губы от злости и досады. Догнать врага, взять его на мушку—и упустить? Никогда! И Оборин мгновенно принял смелое решение. Без оружия, с молчащими пулеметами кинулся он на тяжелую, хорошо вооруженную машину. Его поливали пулеметным огнем, но он не остановился. Подойдя вплотную к бомбардировщику, он скользнул у его плоскости и рубанул ее винтом. Страшный удар потряс Оборина. Не глядя на врага, отвалил он в сторону, готовясь к прыжку с парашютом, если истребитель разбит. Но машина была в порядке. Надежный истребитель выдержал столкновение, вынес огромную нагрузку и с честью вышел из этого исключительного испытания. А бомбардировщик? Упало разрубленное [кры]ло, и он низвергся в земле, зеленевшей густым ковром садов.

Оборин благополучно вернулся к своим. Когда он сел, к машине его сбежались товарищи. В фюзеляже дыры, винт изрублен, испорчен. Несколько часов работы — и заделаны дыры, сменен винт.

Старший лейтенант Оборин, герой отечественной войны, готов к новым подвигам, к новым боям во славу своей родины.

Э. ВИЛЕНСКИЙ, С. ГАЛЫШЕВ, спец. корреспонденты «Известий».
Действующая армия.
«Известия», Москва, 27 июня 1941 года


Комментарии

Comments are closed.

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind

31.3MB | MySQL:46 | 0,456sec