Обыкновенные факты

Июнь 27, 1941 | Комментарии отключены |

Подтянутость, дисциплинированность, внутренняя благородная тревога за судьбу родины, подкрепленная стахановским трудом,— вот чем живет сейчас многотысячный заводской коллектив станкозавода им. Орджоникидзе.

К секретарю парткома т. Бурову пришел беспартийный конструктор т. Павлов. Он принес заявление, в котором написал:

«В настоящий момент, когда наша родина и партия большевиков ведут борьбу со сворой фашистов, прошу принять меня в ряды ВКП(б). Считаю, что мои силы, и сам я, принадлежат делу борьбы за победу коммунизма».

Расточник первого механического цеха т. Вещиков, старый кадровик завода, твердо решил «на всю жизнь связать себя с партией». Он также просит принять его в ряды партии Ленина—Сталина. Подали заявления в партбюро своего иеха сверловщик т. Яничкин, старший инженер т. Любомиров. И это — закономерно: всегда в ответственные минуты первые мысли советских людей — мысли о партии, о Сталине.

По-новому стали относиться на заводе к своим трудовым обязанностям. Если прежде нередко случалось, что уходили из цеха сразу же после гудка, не докончив работы, то теперь каждый стремится непременно выполнить задание. А карусельщик первого механического цеха Дудов и расточник Кижватов не уходят домой до тех пор, пока не узнают у мастера, нужны ли они сегодня еще.

Слесарь второго цеха Иванов, проработавший на заводе семь лет, заявил мастеру:

—На любой работе, какой бы она ни была, буду давать две нормы.

Правда, его слова перекрыты делом. 25 июня, например, он две нормы выполнил за три с половиной часа!

У расточника первого механического цеха Озерова был сменщик Агафонов. Агафонов ушел в армию, и Озерову в ученики поставили Евграфова. Вдвоем с малоопытным учеником Агафонов успешно заменил мобилизованного товарища. Теперь выясняется, что призван и Евграфов.

—Понадобится, буду обслуживать станок один!— уверенно говорит Озеров.

Фрезеровщик Кожевников находился в отпуску. Узнав о разбойничьем нападении банды Гитлера, он сразу же прервал отпуск и задолго до начала первой смены явился в цех. Технологи Егоров и Дукаревич решили со вчерашнего дня после основной работы по нескольку часов работать за станками. Расточник Газетов обычно давал две детали за смену. Уже третий день он дает за смену по три детали.

В первом механическом цехе мастер Вещиков взялся сам изготовить ответственную часть станка. Вызвался по собственной инициативе, посчитав свое «снижение по должности» большой честью. В цехе твердо уверены, что Вещиков «не подведет». И действительно, огромная станина под его руками с каждым днем принимает все более и более завершенный вид.

Начальник второго механического цеха Штейнгауз приводит только две цифры. И эти цифры убедительнее большого рассказа.

—22 июня на многостаночном обслуживании у нас было 24 процента всего состава рабочих,— говорит он.— 25 июня стало 34 процента.

Прошло всего три дня, но какие значительные произошли в цехе перемены! Стахановцы-станочники не только заняли места ушедших в Красную армию, но и создали в пролетах дополнительные трудовые резервы.

Ушел на фронт зуборез Дьяконов. На зуборезный участок стал стахановец Павлов, взяв вдобавок еще один станок. Коммунист Ананьев стал обслуживать пять станков, на которых он до этого работал вдвоем с Павловым. Евсеенко с одного станка перешел на три. Наладчик Марков стал на два полуавтомата и в первую же смену дал 260 прод. нормы.

В механических цехах среди многостаночников ширится движение лунинцев. Сами решили производить мелкий ремонт оборудования многостаночники Гуров, Янчин, Воронков. Револьверщица Бундова сама налаживает теперь свой станок.

В третьем механическом цехе фрезеровщик Кручинов обычно выполнял норму на 120—130 процентов. Два дня под ряд его выработка составляет около двух норм в смену. Сверловщица Трубичкина вместо 140 проц. нормы дает 185—195 процентов. Нарядчица Кирюхина справляется с работой, которую прежде делали трое. Старший мастер второго пролета Гиндлин стал одновременна и планировщиком.

24 июня в заводоуправлении происходило общее собрание женщин-служащих. Собралось сто женщин. На повестке было три вопроса: о замене мужчин, ушедших на фронт; о пополнении рядов доноров; о кружках ГСО. Присутствуя на этом собрании, можно было лишний раз убедиться в той решимости, которой охвачены сейчас наши женщины! Они знают, что борьба с фашистскими разбойниками будет серьезной, упорной, тяжелой, потребует жертв. И они готовы на жертвы. Многие тут же выразили желание в любое время отдать свою кровь раненым красноармейцам и быть санитарками. Тут же появился список будущих станочниц.
***
Таковы будни на станкозаводе им. Орджоникидзе — трудовые, героические будни.

А. НЕДЗЕЛЬСКИЙ.

«Известия», Москва, 27 июня 1941 года


Комментарии

Comments are closed.

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind

31.29MB | MySQL:46 | 0,350sec