«Теория» порабощения народов, разбоя и грабежа

Июнь 27, 1941 | Комментарии отключены |

Для обоснования своих разбойничьих нападений на свободу и независимость народов, для оправдания своих враждебных всему культурному человечеству действий кровожадный гитлеровский фашизм создал свою «теорию». Истиная наука несовместима с фашистскими воззрениями. Проповедники фашизма извлекают из идеологического архива столетий все наиболее реакционное и на этой духовной гнили и грязи строят особую, направленную против всего живого мистическую «философию», человеко-ненавистническую «теорию» порабощения народов, разбоя и грабежа.

Основа основ фашистского «мировоззрения»— так называемая «расовая теория». Германские фашисты выдают ее за «новейшее» и «истинно-немецкое» творение. Между тем из истории известно, что во все времена, начиная с глубокой древности, завоеватели и поработители народов твердили о своем врожденном кровном и духовном превосходстве над завоеванными и порабощенными. В средние века господа феодалы твердили о своей «голубой крови», чтобы обосновать свое «естественное право» на эксплоатацию народных масс. Они создали тот феодали[.]ческий расовый «культ животных», связи с которым Карл Маркс в свое время и говорил, что «феодализм в самом широком смысле, этого слова есть духовное животное царство…» При этом Маркс указывал, что апелляции привилегированных классов «к своему обычному праву» по существу представляют собою «простую звериную маску».

В новом своем виде учение о неравноценности человеческих рас сформулировали французские реакционеры — граф Анрц де-Гобино и адвокат Ваше де-Лапуж, которые выводили из него утверждение о «естественной необходимости» господства одних наций над другими, одних классов над другими. Подхваченная и развиваемая рядом так называемых «антропосоциологов», эта «теория» империалистического угнетения и эксплоатации народов была с восторгом воспринята главарями германского фашизма.

Однако, присвоив «расовую теорию» для своих надобностей, германские фашистские головорезы подвергли ее существенным переделкам сообразно со своими кровавыми целями. Фашистский «король расоведов» Ганс Ф.К. Гюнтер и его последователи некоторое время пытались, подобно их предшественникам — расистам, создать антропологическое подтверждение этой «теории». Но шулерские их манипуляции в антропологии быстро и позорно провалились.

Поэтому Гюнтер вскоре заявил, что дело не в объективных внешних признаках, а во «внутреннем», в «северной идее». К перенесению центра тяжести «расоведения» на «внутренние критерии» идеологов германского фашизма толкало то обстоятельство, что чисто био-антропологическая трактовка «расы» оказалась чреватой рядом политически опасных для фашистского государства следствий. Например, руководствуясь внешними антропологическими признаками, даже самые услужливые холуи от науки не могли бы причислить Гитлера и многих его подручных к белокурой и голубоглазой «северной расе».

Легко разоблаченные «ученые» холопы фашистских разбойников стали писать о мистической «непознаваемости расы». Провозглашается культ таинственного «расового ядра», мистическая «вера крови», религия «крови и почвы».

Эта-то нелепая «расовая религия» и была объявлена в фашистской Германии высшим достижением «германской науки». И это неудивительно: дело в том, что с точки зрения фашистских «ученых» истиной признается не то, что соответствует объективной действительности, науке, а только то, что на потребу бандитской политике Гитлера и его приспешников.

Таким образом, самый путь становления фашистской «расовой теории» разоблачает полнейшую несостоятельность ее. Товарищ Сталин квалифицировал ее как «страдную теорию, которая так же далека от науки, как небо от земли…» «Теория» эта давно уже стала посмешищем всего культурного мира.

«Расовую теорию» осудили люди самых различных убеждений. Даже главари итальянского фашизма до того, как они стали лакеями Берлина, высмеивали эту «теорию», называя ее «прямым доказательством невежества», «психологией случного пункта», «мировоззрением для кур и лошадей». Вздорность своей «расово-теоретической» болтовни прекрасно сознают и сами национал-социалистские главари, которые, сами не веря в эту бредовую чушь, лишь используют ее для одурачивания народных масс. Известно, что фашистский обер-бандит пресловутый Иозеф Геббельс в ответ на критическое замечание одного иностранного корреспондента по поводу нелепости «расовой теории» цинично заметил: «Почему вы всерьез принимаете расовую теорию? Разве вы не понимаете, что она предназначена для народа?..»

Каково же практическое назначение этой «теории»? Почему германские фашисты так упорно придерживаются этой «теории», дикость которой столь очевидна для каждого разумного человека? Причина заключается в том, что «расовая теория» представляется германским фашистам чрезвычайно удобным орудием для прикрытия их действительных политических целей — эксплоатации германского народа, империалистической агрессии, порабощения других народов, разрушения культуры и цивилизации. Действительные интересы германской нации, то есть подавляющего большинства германского народа, вытесняются фетишизированными «высшими велениями» некоей мифической «расовой общности», под которыми скрываются весьма реальные корыстные интересы небольшой кучки реакционной германской империалистической буржуазии, магнатов крупного капитала. Крупнейшие эксплоататоры германского народа и фашистские проводники их воли объявлены «носителями вечных расовых ценностей».

Все политические противники режима фашистской диктатуры, передовые люди немецкого народа, а паче всего — марксисты, коммунисты объявлены «расовыми чужаками» и подвергнуты зверским преследованиям как «опасные враги германской расы». При этом фашистские изуверы прибегают даже к стерилизации своих противников как «неполноценных», и «ученые расоведы» такое изощренное зверство оправдывают.

«Расовая теория» германского фашизма утверждает разделение общества на классы, как «естественную биологическую необходимость», как непременное условие, способствующее «расовому отбору». Отсюда — «отмена» классовой борьбы «расово-малоценных» эксплоатируемых против «наиболее ценных в расовом отношении» эксплоататоров и принесение интересов всего народа в жертву интересам все той же «расовой общности», олицетворенной в «верхушечном слое».

Все социальные завоевания германского народа в области труда и быта, здравоохранения, просвещения и других областях уничтожены фашистскими правителями или до крайности урезаны под прикрытием «расово-теоретических» утверждений о «вредности» их с точки зрения «расового отбора», поскольку они содействуют «низшим слоям» населения, «малоценным в расовом отношении». Наоборот, приветствуется все, что угрожает жизни и благосостоянию народных масс: например, эпидемии признаются полезным явлением, ведущим к «очищению расы». Во время войны фашистские изверги дошли даже до того, что осуществляют массовое истребление находящихся на социальном попечении слепых, тяжело больных и стариков, причем и эти зверства оправдываются «расово-политической целесообразностью».

Расизм германских фашистов питает самые гнусные преступления против человеческой личности, которая объявлена «ничего не значащей фикцией». Сознательный обман, гнусное предательство и вероломство во внутренней и внешней политике, в общественных и личных отношениях всячески поощряются. Разрушение семьи и глумление над самыми высокими человеческими чувствами, унижение женщины и даже насилие над ней оправдываются во имя: «чистоты расы». Фашистские «высшие веления расы» диктуют также бомбардировку незащищенных городов и иные «достижения» современного каннибализма. Удушая все живое, германский фашизм преследует вс«х, кто смеет поднять голос морального возмущения, поднять голос в защиту человечности, против омерзительных слов и дел фашистских врагов человечества.

Больше всего используется фашистами «расовая теория» разжигания крайнего национализма, для шовинизма, антисемитизма. Наиболее значительна роль этой «теории» как средства обоснования захватнических устремлений германского империализма.

Все под тем же предлогом «освобождения угнетенных братьев по расе» и обеспечения «жизненного пространства» для «германской расы» гитлеровская Германия сначала аннексировала Австрию и значительную часть Чехословакии, затем поглотила последнюю целиком, потом отторгла от Литвы Клайпеду (Мемель) и, наконец, силою оружия одну за другой захватила и поработила большую часть стран Европы.

Объявив себя «расой господ», германские фашисты подвергают порабощенные народы — особенно поляков, чехов и сербов — неслыханным издевательствам, разрушая и уничтожая их национальные культуры. Войну против Франции, подавление свободолюбивого народа этой страны, материальное ограбление и культурный разгром последней озверелые фашистские завоеватели представляют как «необходимую защиту европейской северной расы» от угрозы со стороны «иудео-галло-негроидов». Нынешнее преступное нападение фашистских орд на Страну Советов давно подготовлялось пропагандой, в которой гнусные и наглые крики о «большевистской угрозе европейской культуре» сочетались с расистскими рассуждениями о необходимости «защиты северной расы» от опасности со стороны «монголоидов» на востоке Европы.

Германский расизм немыслим без захватнической, грабительской войны, и расистская пропаганда тесно переплетается с пропагандой империализма и милитаризма.

Фашистский имперский «начальник по мировоззрению», беглый балтийский белогвардеец пресловутый Альфред Розенберг объявляет империализм «жизненным законом», утверждая, что он «связан с кровью» и в ней находит свое оправдание.

Особый вариант «расовой теории» дает в своей «науке о войне» фашистский «ученый» Эвальд Банзе. Он делит народы на две большие группы: 1) высшую или «героическую», видящую «смысл жизни» в войне, и 2) низшую, стремящуюся к миру и спокойному труду. Образцом «героической расы» Банзе считает, разумеется, северян-германцев. К «низшей» расе, которая «естественно» предназначена быть объектом завоевания и господства германцев, «ученый» бандит относит, прежде всего, славянские народы. На судьбе чехов, поляков и сербов, ныне порабощенных германским фашизмом и подвергаемых величайшим издевательствам, мы видим, как практически применяются эти «теоретические» положения. В частности, искореняя польскую культуру, германские фашисты в своем «теоретическом» ежемесячнике нагло утверждают, что «польский народ своей культуры не имеет», что «собственных творческих сил польский народ не выдвинул». А возглавляющий оккупационную администрацию «доктор» Франк договорился даже до того, что «культурная и умственная жизнь для поляков излишня».

«Расовая теория» фашистских разбойников провозглашает «расовое родство» как «родство душ». На этом основании освящаются реакционный союз фашистов разных стран и приобщение к семье «высших рас» тех или иных из них, в зависимости от актуальных агрессивных задач германского фашизма. Германские «расовые теоретики» охотно признают принадлежащими к «северной расе» или находящимися с ней в «кровном родстве» не только итальянских фашистов, но и фашистов других стран. Под видом распространения «расового учения» сколачивается союз вассалов германского фашизма, союз угнетателей народов.

Таково истинное лицо фашистской «расовой теории», таков практический смысл этой «теоретической базы» империалистической агрессии, порабощения народов, разбоя и грабежа.

Проф. И. ЗИЛЬБЕРФАРБ.


Комментарии

Comments are closed.

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind

31.3MB | MySQL:51 | 0,509sec