Яковлев, Николай Николаевич

October 20, 2014 | Comments Off on Яковлев, Николай Николаевич |

(1886—1918)

Большевик, учился на физико-математическом факультете Московского ун-та, но курса не окончил.

Весной 1905 г. Яковлев сдал экзамен на аттестат зрелости, а осенью поступил на естественное отделение московсковского университета, но перестал заниматься, т.к. вскоре его втянули в партийную работу, а именно сделали ответственным техником того же рогожского района, где была пропагандисткой его сестра, Варвара Николаевна. Скоро он был сделан секретарем районного комитета и, после восстания, организатором подрайона. Выступает на митингах, пишет летучки и т.д. Становится пропагандистом в лефортовском районе; в 1907 г., на маевке, он был арестован. По выходе из тюрьмы, через 3 месяца, он пытался соединить партработу с занятиями в университете, ему давалось это только кое-как, затем он резко отошел от науки.

В 1908 г. его арестовывают по делу партийных работников пресненского района и после суда приговаривают к двум годам крепости. Во время заключения Яковлев решает посвятить себя всецело организаторской партийной работе и по выходе на свободу в 1910 г. становится профессионалом партийцем-подпольщиком, для которого краткие недели или месяцы работы на воле перемежаются длинными периодами тюрьмы, ссылки, эмиграции. В конце этого же года Яковлев благодаря провокации А.С. Романова был арестован по делу «активной группы» по восстановлению московской организации и выслан сначала в Тулу, а затем за границу. В эмиграции прожил около года и, с целью практического ознакомления с немецким профессиональным движением, поступил рабочим на медно-литейный завод в Ганновере, одновременно поддерживая связь с большевистскими заграничными секциями и местной организацией германской с.-д-тии. Состоял в переписке с заграничной частью ЦК через Н.К. Крупскую. В 1913 г. возвратился по амнистии в Россию и руководил изданием газеты «Наш путь». Газета была вскоре закрыта, а Яковлев в административном порядке выслан на 4 года в Нарымский край. Бежал из ссылки, работал в Харькове, был арестован и снова сослан в Нарымский край; через некоторое время опять бежал, но был снова возвращен в ссылку. В 1916 г. был мобилизован в армию в городе Томске, где явился одним из организаторов военно-социалистического союза. После революции работал в президиуме совета солдатских депутатов гор. Томска, а затем, перед Октябрьскими днями, был избран председателем западно-сибирского областного совета, а после того председателем ЦИК советов Сибири. После восстания чехословаков и окончательного поражения Центро-Сибири он с группой товарищей уходит тайгой, чтоб добраться до Иртыша. Пройдя около 1½ тысячи верст тайгой, близ Олекминска, вынужденные недостатком продуктов зайти в село, они скоро становятся объектом облавы карательного отряда и соблазненных золотом якутов. В перестрелке Яковлев был убит (в 1918 г.). (См. «Пам. бор.»).


Из воспоминаний сестры: «Когда теперь оглядываешься назад, на наше общее с ним детство и юность, то немного не понимаешь, как это вышло, что мы оба стали революционерами. Ни семья, ни школа не давали никакого материала для этого. Мы происходили из мещан. Наша семья была обычной обывательской семьей с несколько патриархальным укладом жизни, делавшим атмосферу нашего детства довольно застойной. Мы могли выходить из дому только с разрешения родителей, не могли иметь товарищей из неизвестных родителям семей, к 6-ти, позднее к 8 часов вечера вся семья должна была быть дома и т.д. Еще весной и осенью 1905 г. я могла попадать в рабочие кружки, только вылезши через окно братниной комнаты. Школа-гимназия также не могла пробудить революционных стремлений: в те времена, в 90-х гг., она была еще более мертвенна. Вдобавок казенное преподавание не будило интереса и к самым занятиям. В гимназии брат учился плохо, а к тихим успехам прибавилось громкое поведение. Его гимназическая жизнь полна самых бурных историй и различных приключений и закончилась в 1902 году исключением из IV класса гимназии. После долгих колебаний и неоднократных семейных объяснений брат дал слово готовиться к экзаменам зрелости на условиях полной изоляции от гимназических товарищей. Для него началась совершенно отшельническая жизнь, длившаяся три года и выковавшая в нем черты упорства и настойчивости… Можно думать, что те революционные влияния, которым он подвергался за последние 1½ года и которые исходили от меня, в то время уже работавшей в партии, и занимавшегося с ним студента-меньшевика, оказалась в обстановке его отшельнической жизни определяющими».


Комментарии

Comments are closed.

Name (required)

Email (required)

Website

Speak your mind

21MB | MySQL:38 | 0.370sec