Интересную речь сказал во Временном Совете Республики представитель общественных явлений П.Б. Струве на заседании 20 октября:

С полным удовлетворением выслушали мы здесь речи целого ряда левых ораторов — Е.К. Кусковой, Л.А. Аксельрод и Н.В. Чайковского. В их речах было здоровое национальное чувство и здравый государственный смысл. Но почему эти здоровые левые элементы бессильны, и русское государство превратилось в какой-то аукцион, на котором народная душа предлагается тому, кто не справляясь ни со своим карманом, ни со своей совестью, готов дать наибольшую цену.

Нам этот аукцион внушает отвращение, ибо на нем победа остается за бесстыжими и зычными, которые готовы выдать какие угодно векселя для того, чтобы потом убежать от всякого платежа. (Возгласы справа: “Правильно”) И как ни утешительны речи Кусковой, Аксельрод и Чайковского, мы не можем иначе, как с величайшим прискорбием, констатировать их бессилие.

Достаточно взять любую вашу газету, даже самую левую, чтобы в ней прочитать вопль о том, что разбужена стихия, с которой вы совладать не можете. Здесь уже указывалось, что странно требовать объявления целей войны, когда неприятель занимает огромное пространство нашего государства. На каком расстоянии от этой залы должен находиться враг для того, чтобы вы поняли, для чего мы ведем войну? (Аплод. справа).

В то время, как наша армия и народ развращались этим преступным празднословием о целях войны; — враг все глубже проникает в нашу страну.

И необходимо, наконец, закончить с этим гипнозом пустословия, имеющим успех только потому, что он играет на шкурных инстинктах темных и деморализованных масс.

Нет большего утопического заблуждения, чем все эти нелепые разговоры о том, что в союзных странах войну ведут империалистические правительства. Того, кто видел полуразрушенные и совершенно разрушенные города Франции, и это надругательство над французским народом, вы никогда не уверите в том, что эту войну ведут правительства вопреки народа. (Аплод. справа). Разве Гендерсон и Тома, приезжавшие сюда, говорили что-нибудь подобное? Гнт, они говорили прямо противоположное.

Те, кто говорит, что войну ведут империалистические правительства, тогда когда Франция буквально истекает кровью, а Англия подняла добровольным призывом на ноги огромные армии — либо ничего не понимают, либо прямо обманывают темные русские массы так, как их обманывали разъезжавшие в мартовские дни автомобили, которые провозглашали берлинскую революцию и падение Вильгельма. (Возгласы справа: “Верно”).

Германские социал-демократы, прежде всего, немцы и добрые буржуи (смех справа). Как немцы, они не будут бунтовать во время войны, а как добрые буржуа они, вообще, не способны делать революцию. (Смех справа). Смею вас уверить, самый смирный русский к.д. гораздо более революционер, чем самый свирепый германский социал-демократ. (Смех и апл. справа).

Ни вы, (обращаясь налево) ни предводительствуемые вами массы, если вы только ими предводительствуете, не созрели для настоящего социализма: вы не получили еще достаточного буржуазного воспитания. Это было бы очень смешно, если бы не было так жгуче стыдно.

Только тупоумные и недобросовестные могут утверждать, что война эта ведется нами не за наши интересы, а за интересы союзников. (Голос слева: “А Дарданеллы?”) Дарданеллы никто не завоевал, а Ригу уже взяли. Ведь Германии только и нужно разрушить коалицию и порознь разбить всех. Это уже начинается. Италию уже начинают разбивать потому, что сказались результаты преступной агитации. Если бы Англия не вступила в эту войну, нам бы с вами говорить здесь о войне не пришлось. Германия готовила нападение на Россию давно, но это нападение не могло превратиться сразу в разрушительный удар, ибо народ при всей своей малокультурности все-таки понимал положение, а армия хотя не была достаточна снаряжена для длительной войны, но была обучена и дисциплинирована, что и доказал [г]лавный галицийский поход, одного из доблестных руководителей которого мы имеем в нашей среде. (Бурные, шумные рукоплескания, превращающиеся в овацию по адресу ген. М.В. Алексеева).

Возгласы слева: “А кто Корнилов”.

Позорное поведение левых.

Струве: Корнилов бежал из германского плена после смертельных ран и имя его честное, что бы ни говорили и за это честное имя мы отдадим нашу жизнь. (Сильный шум слева).

Председательствующий В.Н. Крохмаль: Прошу соблюдать порядок, а членов Совета, перебивающих оратора, призываю к порядку.

Возгласы слева: Их призовите к порядку. (Сильный шум).

Председ.: Прошу не перебивать оратора.

Возгласы слева: Они все под судом должны находиться.

Председ.: Прошу соблюдать порядок. Слово принадлежит только члену Совета Струве.

Мартов с места: Бонапартисту Струве. __

Председ.: Член Совета Мартов. Призываю вас к порядку за оскорбление члена Совета.

Возгласы слева: Какое оскорбление.

Председ.: Лично наименование члена Совета так, как было сказано, я признаю недопустимым.

Риммер-Суханов с места: Пусть ои скажет, оскорблен он или нет.

Продолжение речи П.Б. Струве.

Переходя к характеристике нашего большевизма, П.Б. Струве говорит:

—Что такое большевизм? Это смесь интернационалистического яда со старой русской сивухой. (Аппл. справа).

Этим ужасным пойлом опаивают русский народ несколько неисправимых изуверов, подкрепляемых кучей германских агентов. И давно пора этот ядовитый напиток заключить в банку по всем правилам фармацевтического искусства, поместить на нем мертвую голову и надпись “яд”.

Позвольте для подтверждения этого сослаться на Максима Горького, который говорит, что в результате агитации на улицы выползает неорганизованная толпа, плохо понимающая, чего она хочет, и прикрываясь ею, авантюристы, воры, профессиональные убийцы начнут творить историю русской революции.

Но есть еще другой документ, гораздо более интересный. По улицам Петрограда бегают мальчишки и в запечатанных конвертах раздают прокламации, в которых говорится:

Прокламации Николая II.

“Православные, царь Николай хотел мира, хотел бросить проклятых англичан, французов, итальянцев и прочих буржуев, а наши дворянчики и купцы, с фабрикантами и заводчиками, которые по заморской указке морят нас теперь голодом и холодом, сбросили его с престола. Если вы хотите хлеба и мира, гоните извергов вон и верните Николая назад. С ним вернется мир, будет и хлеб”.

К какой части характеристики большевизма эта прокламация относится, судите сами.

Мир сам по себе, без оздоровления социальной и государственной жизни, ничего не даст. И в этом случае я должен обратиться не только налево, но и направо. Я принадлежу к буржуазии, вероятно потому, что существует старое социал-демократическое изречение, что у пролетариев нет отечества, а у меня есть отечество и потому я буржуй. К цензовым элементам меня причисляют вероятно потому, что у меня есть некоторый образовательный ценз. И я должен указать, что в правых, цензовых буржуазных кругах нередко встречается лозунг, рожденный слабостью и отчаянием, что мир спасет нас от анархии. Но, г.г. не основывайте вашего отношения к войне на преходящих и перед лицом великих событий истории, мелких и жалких соображениях внутренней политики.

Я ненавижу анархию, но ценою мира недостойного России, я как русский патриот не желаю покупать избавления и от этой ненавистной анархии.

Мой принцип основывается на глубоком убеждении, что крепкие духом русские люди выстоять могут. Но с того момента, как власть будет передана левым, произойдет не только катастрофическое государственное банкротство России, но они не смогут разговаривать с союзниками, а с ними и враг не будет разговаривать. (Аппл. справа).

«Свободная Сибирь», Красноярск, 4 ноября 1917 года


Комментарии

Name (required)

Email (required)

Website

Speak your mind

21.09MB | MySQL:38 | 0.163sec