Каменев, Лев Борисович (Розенфельд)

October 20, 2014 | Comments Off on Каменев, Лев Борисович (Розенфельд) |

(1883—1936)

Родился 18 июля 1883 года в Москве, где отец его в то время служил машинистом на Московско-Курской железной дороге. Отец и мать Каменева выбились из мелкомещанской среды и окончили свое образование: отец — в Петербургском Технологическом институте, мать — на Бестужевских высших курсах. Оба они вращались в радикальной студенческой среде конца 70-х годов. Отец был сокурсником участника 1-го марта — Гриневицкого. Службу на Московско-Курской железной дороге отец Каменева скоро заменил должностью главного инженера на небольшом гвоздильном заводе, расположенном в Виленской губернии около станции Ландворово. На этом заводе в среде фабричного поселка Каменев провел детство. Товарищами детства была рабочая детвора завода. Связь с заводом не порывалась и тогда, когда Каменев был определен во 2-ю Виленскую гимназию. Приезжая на каникулы из гимназии, по желанию отца и по собственному влечению приучался к работе в мастерских завода, сначала столярной, а затем слесарной. В 1896 году отец Каменева получил назначение на Закавказские железные дороги в Тифлис, куда и переехал со всей семьей. В Тифлисе в 1901 году Каменев окончил 2-ю гимназию. В последних классах гимназии Каменев находился уже в связи с марксистскими кружками Тифлиса и читал нелегальную литературу. Первой нелегальной брошюрой, оформившей общее стремление и интерес к рабочему движению, сложившиеся на основании детских и юношеских впечатлений от общения с атмосферой завода и с рабочими, была брошюра Лассаля «Программа работников». В этом же направлении действовало и изучение тогдашней борьбы между марксистами и народниками, за которыми пристально следил Каменев по легальным журналам.

Аресты 1900 г., коснувшиеся ряда лиц, в сношении с которыми находился Каменев, не задели его, но из гимназии он был выпущен с плохим баллом по поведению, который закрывал дорогу в университет. Пришлось специально хлопотать, чтобы добиться у тогдашнего министра народного просвещения Боголепова права поступить в университет. Настояния отца о карьере инженера были отвергнуты, и Каменев выбрал юридический факультет в Москве, уже тогда решив посвятить себя общественной революционной деятельности.

В Московском университете Каменев немедленно связывается с радикальными элементами студенчества, через несколько месяцев выбирается представителем своего курса в союзный совет землячеств, отстаивает политическую линию в студенческом движении, принимает участие в знаменитой сходке 8 февраля 1902 г., когда университет был осажден полицией.

После арестов тогдашних руководителей моск. студенческого движения (Церетелли, Алексинский, Будилович и др.) Каменев вместе с группой товарищей организует второй Совет землячеств, который продолжает движение. По поручению совета ездит в Петербург для установления связи с руководителями петербургского студенчества, пишет ряд прокламаций студенчеству с яркой политической окраской, с призывом объединить студенческие усилия с рабочим движением и организует вместе с другими контрдемонстрацию рабочих и студентов на Тверском бульваре 13-го марта, когда зубатовская организация звала рабочих к памятнику Александра II. Демонстрация была окружена полицией, Каменев арестован и посажен сперва в Бутырки, а затем в Таганку.

После нескольких месяцев отсидки Каменев высылается на родину в Тифлис под надзор полиции без права обратного поступления в университет. Прибыв в Тифлис, он связывается с местной социал-демократической организацией, начинает работать в ней в качестве пропагандиста, получив две школы: одну — среди железнодорожных рабочих в Нахаловке, другую — среди сапожников офицерского экономического общества. Осенью того же 1902 года, с целью ознакомиться с революционной литературой, Каменев уезжает в Париж, где немедленно примыкает к «искровской» группе. С «Искрой» Каменев познакомился еще в Москве.

В Париже Каменев знакомится с непосредственными руководителями парижской группы «Искры» (Линдов-Литайзен и др.), пишет отчеты о студенческом движении для «Искры», а через несколько месяцев, при первом же приезде Владимира Ильича Ленина с рефератом в Париж, Каменев знакомится с Лениным.

Знакомство с Лениным и впечатление, произведенное на Каменева рядом лекций и рефератов, прочитанных Лениным в тот приезд в Париж, оказали решающее влияние на всю его дальнейшую судьбу и деятельность. Узнав, что редакция «Искры» во главе с Владимиром Ильичом переезжает из Лондона в Женеву, Каменев покидает Париж и поселяется в Женеве, где проводит несколько месяцев в деятельном изучении революционной социал-демократической литературы и впервые сам выступает в искровском кружке с докладом, направленным против модной тогда критики марксизма со стороны Струве, Бердяева, Булгакова и других. Оппонентом на докладе Каменева выступал Мартов, который, между прочим, пользовался тогда паспортом Каменева при своих разъездах с рефератами по Европе. В сентябре того же 1903 года, немедленно после 2-го съезда партии, Каменев возвращается в Россию. Еще в Париже на собрании, посвященном пятилетию организации Бунда, Каменев познакомился со своей будущей женой, Ольгой Давыдовной Каменевой.

Вернувшись в Тифлис, Каменев вступает в ближайшую связь с тогдашними руководителями с.-д. движения в Тифлисе (Д.С. Постоловский, М.А. Борисова, В.И. Ненешвилли и др.) и в качестве пропагандиста и агитатора принимает участие в подготовке забастовки на Закавказских жел. дор.

После обыска в ночь с 5 на 6 января (1904 г.) К. вынужден покинуть Тифлис и перебирается в Москву, где работает под руководством Московского комитета партии (пропагандистские кружки, разброска прокламаций, хранение шрифта и т.д.). К этому времени социал-демократические организации в России переживают внутренний кризис, связанный с борьбой между большевиками и меньшевиками. Каменев решительно отстаивает большевистскую точку зрения и находится в сношениях с представителем большевистского ЦК в Москве — тов. Землячкой.

Для предупреждения подготовлявшейся 19-го февраля демонстрации охранка производит аресты в среде Московского комитета. Среди арестованных находятся вместе с Каменевым: Кнуньянц (Радин), Аня Шнеерсон. В тюрьме Каменев просидел 5 месяцев и 15-го июля был выслан под гласный надзор полиции в Тифлис. В тюрьме же была написана Каменевым брошюра с решительной критикой всей политической линии новой «Искры», которая ходила в тюрьме из рук в руки, но затем затерялась и до заграницы не дошла.

Попытка легализоваться при помощи поступления в Юрьевский университет окончилась неудачей ввиду присланной в университет следующей справки Департамента полиции:

«Бывший студент Московского университета Лев Борисов Розенфельд, по имевшимся сведениям, по возвращении своем из-за границы в ноябре истекшего года поселился в гор. Москве, где, после арестов видных деятелей Московской социал-демократической организации, занялся формированием групп опытных пропагандистов социал-демократических идей. Организованная им группа присвоила себе наименование группы социал-демократов и, заведя сношения с рабочей средой, усиленно стала агитировать за устройство 19 февраля с. г. уличной политического характера демонстрации. Изложенные сведения о Розенфельде послужили основанием к привлечению его при Московском губернском жандармском управлении к дознанию о названной выше противоправительственной группе. По обыску у Розенфельда отобрана компрометирующая его в политическом отношении переписка. На допросе, не признавая себя виновным, Розенфельд отказался от дачи каких-либо объяснений».

Вернувшись в Тифлис, Каменев вводится в состав союзного Кавказского комитета (Миха-Цхакая, Сталин, Кнуньянц [Радин], Ханоян и др.), который руководит всем рабочим движением на Кавказе, принимает участие в органе комитета («Борьба пролетариата»), ведет пропагандистскую работу и выступает в качестве агитатора на больших митингах железнодорожных рабочих, связанных с подготовленной социал-демократией забастовкой на кавказских дорогах, объезжает местные организации — Батум, Кутаис и т.д.

Союзный комитет, в который входил К., стоял на строго большевистской точке зрения и вел ожесточенную борьбу с грузинскими меньшевиками (Жордания, Церетелли, Хомерики и др ). В это же время Каменев корреспондирует в ленинском органе «Вперед».

После образования на севере, по указанию Ленина, бюро комитетов большинства союзный комитет целиком примыкает к этой Всероссийской большевистской организации и командирует в ее состав как своего представителя Каменева.

Каменев выезжает в Петербург и там получает поручение объехать ряд местных комитетов для агитации за созыв 3-го съезда. С этим поручением он объезжает Курск, Орел, Харьков, Екатеринослав, Воронеж, Ростов и Кавказ. Сам Каменев получает мандат на съезд от Кавказского Комитета и, перебравшись нелегально через границу, принимает участие на съезде в Лондоне. (В протоколах съезда псевдоним Градов). По окончании съезда вновь избранный Центральный Комитет назначает Каменева своим агентом и поручает ему объезд ряда организаций с агитацией за большевистскую тактику: бойкот Булыгинской думы, подготовку восстания и т.д. С этим поручением Каменев в июле-сентябре 1905 г. объезжает почти все крупные города центральной и западной России, выступая с защитой большевистской тактики на собраниях местных комитетов, в кружках пропагандистов и на народных собраниях и митингах.

Октябрьская всероссийская железнодорожная забастовка и манифест 17-го октября застают К. в Минске, где он участвует в демонстрации, расстрелянной губернатором Курловым. На первом же паровозе, двинувшемся из Минска, Каменев возвращается в Петербург, где вступает в местную работу и становится одним из ближайших сотрудников Владимира Ильича во всех литературных большевистских предприятиях. Весь конец 1905, 1906 и 1907 г. Каменев проводит в Петербурге в ближайшем общении с Владимиром Ильичом, сотрудничая во всех легальных и нелегальных изданиях, выступая пропагандистом и агитатором, отстаивая большевистскую точку зрения на избирательных собраниях и т.д. Незадолго до 5-го съезда партии, в апреле 1907 г., Каменев командируется Центральным Комитетом для проведения предсъездовской кампании в Москву, откуда избирается делегатом на съезд. После разгрома 2-й Думы Каменев остается в Петербурге в качестве члена большевистского центра и продолжает там (вместе с Зиновьевым, Мешковским, Рожковым) работу.

После отъезда Владимира Ильича за границу и после ряда обысков 18-го апреля 1908 года К. арестовывается по обвинению в подготовке издания первомайского листка. После освобождения в июле месяце Владимир Ильич через приехавшего тогда из-за границы Дубровинского вызывает Каменева к себе в Женеву. За границей, куда Каменев прибыл в самом конце 1908 г., он назначается редактором центрального органа большевистской фракции «Пролетарий» (Ленин, Зиновьев, Каменев) и принимает участие во всех партийных совещаниях и конференциях за границей. Одно время, по поручению Владимира Ильича, Каменев является представителем партии в международном социалистическом бюро, принимает участие в Копенгагенском международном социалистическом конгрессе (1910 г.) и как представитель партии выступает на Базельском конгрессе 1912 г. и на Хемницком конгрессе германской социал-демократии.

Принимая из-за границы участие во всех большевистских легальных или нелегальных изданиях, Каменев в то же время выпускает под редакцией Ленина книгу «Две партии», знаменующую окончательный разрыв с меньшевизмом, а в свободное от партийных обязанностей время занимается разработкой вопросов русского революционного движения, в частности эпохи Герцена-Чернышевского.

В 1913 году, вслед за Лениным и Зиновьевым, Каменев переезжает ближе к границе, в Краков, а в начале 1914 года командируется Центральным Комитетом в Петербург для руководства «Правдой» и большевистской фракцией в 4-й Государственной Думе. Эту работу Каменев выполняет вплоть до 8-го июля, когда разгром «Правды» вынуждает его переехать в Финляндию, где и застает его объявление войны. Каменев успешно проводит созванное им в Финляндии первое совещание фракции и местных работников после объявления войны и подготовляет более широкое совещание. Это совещание полностью арестовывается 4-го ноября в деревушке «Озерки» под Петербургом (Бадаев, Петровский, Муранов, Шагов, Самойлов, Яковлев, Линде, Воронин, Антипов и т.д.). В мае 1915 г. происходит процесс, и Петербургская судебная палата с сословными представителями присуждает Каменева, наряду с депутатами и другими участниками процесса, к лишению всех прав и к ссылке на поселение в Сибирь. Осужденных сначала направляют в Туруханск, затем в деревню Ялань под Енисейском и наконец в город Ачинск, где застает их февральская революция. Находившиеся в то время в Ялани Каменев, Сталин, Муранов немедленно направляются в Ленинград, куда прибывают за несколько дней до возвращения из эмиграции Ленина.

На апрельской конференции 1917 г. Каменев избирается в Центральный Комитет партии. В то же время Каменев становится одним из редакторов «Правды» и вплоть до октября является одним из представителей партии сначала в Ленинградском Совете и в его Исполнительном Комитете, а затем и в Центральном Исполнительном Комитете Советов.

После июльских дней 1917 г. правительство Керенского арестовывает Каменева и держит его в тюрьме вплоть до наступления Корнилова. Во время ареста Каменев подвергается обвинениям со стороны меньшевиков и эсеров. Перед октябрьским выступлением между Каменев и Зиновьевым, с одной стороны, Лениным и большинством ЦК. — с другой, намечаются разногласия, которые вызывают со стороны Ленина решительный отпор; однако перед выступлением эти разногласия ликвидируются, и по предложению Ленина Каменев избирается председателем 2-го Съезда Советов, который провел и оформил октябрьский переворот, а затем и первым председателем нового, большевистского в своем большинстве, Центрального Исполнительного Комитета. Вскоре затем Каменев сдает свою должность председателя ЦИК Я.М. Свердлову, а сам входит в состав Брестской делегации, заключившей перемирие на фронте, а затем и в состав Брестской мирной делегации. После временного разрыва переговоров с немцами в январе 1918 г. Каменев получает поручение от Ленина пробраться в Англию и во Францию для ознакомления их с совершившимся переворотом и с задачами советского правительства. После недельного пребывания в Лондоне английское правительство высылает Каменева. Возвращаясь через Финляндию, в которой в то время кипит гражданская война между красными и белыми, Каменев попадает в руки белых, арестовывается на Аландских островах, содержится некоторое время в тюрьме в Мариенхабене, а затем переводится в крепость Улеаборг, откуда, после нескольких месяцев одиночного заключения, освобождается в августе 1918 г. в обмен на арестованных в Ленинграде финляндцев.

По возвращении в Москву избирается председателем Московского Совета. В 1919 году, когда республика переживала тяжелые дни, Каменев едет на фронт гражданской войны как чрезвычайный уполномоченный Совета Обороны. В 1922 году, во время болезни Ленина, назначается одним из заместителей председателя Совета Народных Комиссаров и СТО, а после смерти Ленина — председателем Совета Труда и Обороны. В январе 1926 года освобожден от этой должности с назначением Народным Комиссаром Торговли. В июле 1917 года Ленин писал Каменеву: «Если меня укокошат, я вас прошу издать мою тетрадку «Марксизм о государстве» (Так Ленин думал назвать свою книгу, которая вышла под загл. «Государство и Революция».). Еще при жизни Ленина с его согласия Каменев начал издание собрания сочинений Ленина. Во время своей болезни Ленин передал Каменеву свой личный архив, из которого впоследствии вырос и развернулся Институт В.И. Ленина, директором которого состоял Каменев.

В течение всей своей общественной деятельности Каменев отдавал много сил литературе. Его статьи по общественным и политическим вопросам, написанные в период до революции 1917 года, частично собраны в книге «Между двумя революциями». В нее не вошли статьи по вопросам литературы, в том числе крупные этюды о Чернышевском, Герцене и Некрасове и статьи, напечатанные в сборнике «Литер. распад». Ему же принадлежат работы: «Экономическая система империализма и задачи социализма», «Две партии», «Борьба за мир» и т.д.

В 1926 году исключен из Политбюро. В ноябре 1927 года выведен из ЦК, затем исключен из партии. В 1928 году восстановлен в партии, в 1932 году вновь исключен, в 1933 году вновь восстановлен. В 1934 году исключен из партии. Необоснованно репрессирован. В январе 1935 года по делу «Московского центра» осужден к 5 годам тюрьмы, в июле по делу «Кремлевской библиотеки и комендатуры Кремля» осужден к 10 годам тюрьмы, в 1936 году по делу «Троцкистско-зиновьевского объединенного центра» приговорен к расстрелу. Реабилитирован посмертно.


Комментарии

Comments are closed.

Name (required)

Email (required)

Website

Speak your mind

21.07MB | MySQL:38 | 0.253sec