Рыков, Алексей Иванович

Октябрь 23, 2014 | Комментарии отключены |

(1881—1938)

Политик, революционер. Участник русской революции 1905—07 гг. и Октябрьской революции 1917 г. После прихода к власти большевиков работал на высоких руководящих должностях: был наркомом внутренних дел (1917), председателем Высшего совета народного хозяйства (1918—21, 1923—24), заместителем председателя Совнаркома (с 1921 г.), председателем СНК СССР (1924—30) и др. Занимал высокие партийные посты (член Политбюро ЦК, 1922—1930; Оргбюро ЦК, 1920—24, и др.). Репрессирован.

Родился 13 февраля 1881 г. в гор. Саратове. Отец его — крестьянин Вятской губернии, Яранского уезда, слободы Кукарки, занимался ранее земледелием, затем торговлей в Саратове, наконец поехал на заработки в Мерв и там умер от холеры, оставив семью из 6 человек, частью от первого, частью от второго брака. Рыкову в это время еще не исполнилось 8 лет. Детство прошло в большой нужде. Мачеха могла прокормить только своих родных детей. Старшая сестра, Клавдия Ивановна, служившая в конторе Рязанско-Уральской железной дороги и занимавшаяся частными уроками, взяла на свое попечение мальчика и помогла ему поступить в гимназию, а затем, когда 13-летний Рыков был переведен в старшие классы гимназии, он уже сам зарабатывал частными уроками. Любимыми предметами Рыкова в гимназические годы были — математика, физика и естественные науки. Уже с 4 класса он выбросил за борт все божественное, перестал ходить в церковь и исповедоваться, к большому огорчению благонамеренного школьного начальства, весьма ценившего Рыкова за блестящие успехи. С годами, однако, отношения юноши-революционера со школьным начальством обострились, в связи с чем он неоднократно стоял перед угрозой исключения из гимназии. Спасали его только успехи в занятиях.

Накануне выпускных экзаменов у Рыковых был обыск, не давший результатов благодаря находчивости Рыкова, вовремя спрятавшего нелегальную литературу. Но знаменитая «четверка» «за поведение» лишила Рыкова возможности поступить в столичные университеты, и в 1900 г. он принужден был поехать заканчивать свое образование в Казань, где и поступил на юридический факультет университета.

Годы юности Рыкова совпали с периодом массового подъема рабочего движения в России, которое всколыхнуло и молодежь. Саратов в то время был «ссыльным городом», куда направляли «политических» рабочих и студентов и где особенно процветали кружки революционного направления. В них не только читали Михайловского, Писарева, Чернышевского, но даже начали изучать и Маркса. В нелегальных кружках Рыков ознакомился с историей революционного движения в России и революционной литературой, прочел впервые сочинения Карла Маркса и главнейшие работы по рабочему вопросу и профессиональному движению Зап. Европы. Он участвовал и в нелегальном журнале, издававшемся в Саратове. Кружком, в котором принимал деятельное участие Рыков, руководил Ракитников, игравший впоследствии видную роль в партии социалистов-революционеров, а на изучение крестьянского движения натолкнуло Рыкова знакомство со старым народовольцем Вал. Балмашевым (с сыном его Степаном, убившим в 1902 году министра внутр. дел Сипягина, Рыков был в приятельских отношениях).

Работа гимназиста Рыкова в революционных организациях Саратова определила и дальнейшую его судьбу. Поступив в казанский университет, 19-летний студент Рыков сразу входит в местный комитет с.-д. партии, руководит рабочими кружками, одновременно работая также и в студенческом комитете. Такой напряженной революционной работе в Казани Рыков смог посвятить только короткое время, так как в марте 1901 г. были разгромлены рабочая и студенческая организации, и Рыков был отослан на 9-месячный «отдых» в казанскую тюрьму, а затем, в ожидании приговора департамента полиции, был отправлен на родину, в Саратов, под гласный надзор полиции.

Саратов к 1902 г. сделался своего рода «российским центром», где с.-д. и с.-р. велась широкая политическая агитация в рабочих массах. Рыков, работавший в с.-д. комитете, сделал попытку создать объединенную революционную организацию. Но после оформления эсеровской партии эта организация распалась по инициативе Рыкова, который был последовательным искровцем. Как один из организаторов первомайской демонстрации 1902 г., подвергшейся нападению черной сотни, жандармов и полиции, Рыков был избит и, весь в крови, едва успел вбежать в чей-то двор, перелезть через забор и спастись от ареста.

Вскоре, в связи с казанским делом, из департамента полиции прибыл приговор о ссылке Рыкова в Архангельскую губернию. Рыков предпочел перейти на нелегальное положение, в котором он находился до 1917 года, перекочевывая из одного города в другой, из одной тюрьмы в другую и весьма часто меняя паспорта. Сам он позднее в одном из писем так описывает этот период своей жизни: «Не успел я сесть на студенческую скамью, как попал в каталажку. С тех пор прошло 12 лет, но из них я около 5½ лет в этой каталажке прожил. Кроме того, три раза путешествовал этапом в ссылку, которой тоже посвятил три года своей жизни. В краткие просветы «свободы» предо мной, как в кинематографе, мелькали села, города, люди и события, и я все время куда-то устремляюсь на извозчиках, лошадях, пароходах. Не было квартиры, на которой я прожил бы более двух месяцев, дожил я до 30 лет и не знаю, как выправлять себе паспорт. Понятия не имею, что такое снять где-то постоянную квартиру».

Из русского бюро «Искры» в Киеве Рыков получил «явку» для нелегального перехода границы и направился в Женеву. Здесь у Рыкова установилась личная связь с Лениным и другими марксистами литературной и организационной группы искровцев за границей. Через два месяца с нелегальным паспортом, адресами и явками, полученными в Женеве, Рыков снова возвращается на нелегальную работу в Россию. Его тянуло в увлекательные и страшные будни подпольной революционной работы. По возвращении из-за границы он начал работать в Северном комитете с.-д. партии, который распространял свою деятельность, главным образом, на Ярославскую и Костромскую губернии. Там он руководит работой местных с.-д. организаций в Ярославле, Костроме, Рыбинске, Кинешме и других. После провала в Ярославле начались аресты, и Рыков перешел на работу в с.-д. комитет в Нижнем Новгороде. В 1904 г. ему удалось провести большую стачку на Сормовском заводе с довольно успешными результатами. Вслед за этим он был направлен партией как выдающийся партийный организатор в Москву, так как там к тому времени произошел крупный разгром с.-д. организации. Рыков быстро восстановил организацию и вскоре из совершенно разгромленной московская с.-д. организация под руководством Рыкова превращается в одну из самых крупных организаций с.-д. партии. Рыков собрал вокруг с.-д. комитета большую часть разрозненных, не связанных между собою с.-д. кружков и групп, восстановил работу в рабочих районах и сам вел непосредственную работу среди рабочих Сокольнического и Лефортовского районов. Он устанавливает тесную связь московского с.-д. комитета с литераторами-марксистами. Группа литераторов со Скворцовым-Степановым, Покровским, Рожковым, Фриче и др. приступила тогда к изданию марксистского журнала. Оживление рабочего движения по всей России, приведшее к событиям 9 января, выразилось в целом ряде стачек в Москве, а расстрел 9 января привел к первым баррикадам в Замоскворечье.

В марте 1905 г. Рыков был избран как ответственный организатор и руководитель московского с.-д. комитета на 3-й съезд партии большевиков в Лондоне, где Рыков избирается в ЦК партии. С тех пор, с небольшим перерывом, Рыков является членом ЦК сначала РСДРП(б), а потом ВКП(б).

Вернувшись в Россию после Лондонского съезда, Рыков стал во главе петербургского комитета, но 14 мая во время заседания весь комитет был арестован. Рыков подлежал ссылке на 9 лет, но по манифесту 17 октября 1905 года освобождается из тюрьмы и входит в состав петербургского сов. рабочих депутатов, а после разгрома его вынужден был в конце 1905 года уехать в Москву. В Москве Рыков жил под именем фельдшера Михаила Алексеевича Сухорученко и руководил подготовкой к IV объединительному Стокгольмскому съезду, работая в тесном контакте с Лениным, который однажды приезжал в Москву и виделся там с Рыковым. В середине 1906 г. Рыков выезжает в Одессу для борьбы с меньшевиками и организует там большевистские ячейки. Подвергшись обыску, он скрывается в Москве, но весьма скоро его арестовывают и высылают в Пинегу Архангельской губ. на три года. Из ссылки Рыков бежал обратно в Москву и здесь снова работает в московской организации и руководит областным комитетом промышленной области. В это время, благодаря своему личному, близкому знакомству с революционером Шмидтом, Рыков принял непосредственное участие в передаче для революционной работы партии большого наследства, полученного Шмидтом после смерти его отца-фабриканта. 1 мая 1907 года Рыков был предан провокаторшей Путятой, опять арестован и, впредь до выяснения «дела», просидел в Каменщиках (Таганская тюрьма) 17 месяцев. Только 28 июня 1908 г. он был приговорен к высылке, после зачета тюремного заключения, в Самару на 2 года.

Ленин вызвал Рыкова за границу ввиду назревшего конфликта в с.-д. партии между большевиками и меньшевиками, предлагавшими ликвидировать подпольную организацию. За границей Рыкову было поручено вести переговоры со всеми партийными течениями и группами о создании единого блока против ликвидаторства. Летом 1909 года Рыков возвращается в Россию, сразу попадает под наблюдение охранки и 7 сентября подвергается аресту в Москве, где проживал под именем харьковского мещанина И. Билецкого. Просидев 3 месяца за проживание по фальшивому паспорту, Рыков высылается на 3 года в Архангельскую губ., в Усть-Цильму на реке Печоре. Вследствие болезни полиция временно оставила Рыкова в Пинеге, откуда он опять бежал за границу и направился по специальному вызову Ленина в Париж, где тогда находился большевистский центр. В августе 1911 г. Рыков возвратился в Россию для подготовки новой партийной конференции, но уже по дороге с вокзала в Москве Рыков опять был арестован и просидел 9 месяцев в тюрьме, а оттуда опять водворен в третий раз встречающуюся на его жизненном пути Пинегу для отбытия трехлетнего срока ссылки. Вынужденное бездействие Рыков заполнял чтением, а затем участием в газетке «Архангельск» в качестве репортера. «Я все время читаю ученые книжки, журналы и массу газет, особенно газет, так как русская жизнь начала улыбаться и приходить в движение»,— пишет он из Пинеги, издалека остро ощущая подъем новой волны рабочего движения в 1912 г. Но вернувшись в 1913 г. в Петербург, Рыков натолкнулся на полное перерождение многих прежних партийных работников, отошедших, под влиянием реакции, от активной революционной работы и отдавшихся устройству «приличного семейного очага». «Новый образ жизни и цель личных и частных интересов,— пишет Рыков,— пробили брешь даже в формально большевистских головах и создали совершенно новые переживания и новую психику. Рабочие остались чужды этой трансформации нашей интеллигенции и стихийно, по инстинкту, оказывают им оппозицию».

Переехав в Москву, Рыков опять руководит работой большевистской партийной организации. Но уже в июле 1913 г. он был снова арестован и сослан на 4 года в Нарымский край, куда и был отправлен из Москвы в середине ноября этапным порядком, частью в ручных кандалах. Несмотря на строжайший надзор, Рыков в сентябре 1915 г. бежал из ссылки, сначала по Оби, затем по Иртышу, Тоболу и Туре, и пробрался таким путем в Самару. На свободе пришлось ему быть немного, так как в октябре того же года (1915) он был задержан, пробыл в тюрьме 7 месяцев и опять отправлен в Нарымский край, где и остался до революции.

С самого начала войны Рыков защищал последовательную интернационалистическую пораженческую позицию. Он ни на минуту не поддался оборонческим настроениям и патриотической горячке, которые в первые годы войны захватили даже и часть ссыльных. Рыков руководит противовоенными кружками, в которых проводил циммервальдскую точку зрения, и благодаря огромной энергии привлекает на свою сторону многих сосланных в Нарым рабочих. Тяжесть ссылки все усиливалась, и это повлекло за собой эпидемию самоубийств среди ссыльных. Рыков, совместно со своей женой Ниной Семеновной и близкими товарищами, энергично повел борьбу с различными упадочными явлениями отчаяния среди ссыльных. Стоя во главе местной большевистской фракции, он развил широкую политическую деятельность и наладил связь ссылки с российским партийным центром и с заграницей, откуда Ленин старался держать его в курсе партийной политики. Когда пришла весть о Февральской революции, была получена телеграмма от томского общественного комитета, предлагавшая освободить 700 человек ссыльных по указанию Рыкова и двух других его товарищей и отправить их на родину.

Рыков уехал из Нарыма с последней группой ссыльных и направился в Москву. Партия делегировала его в московский совет рабочих депутатов и очень скоро он был избран в президиум совета. Здесь он принял особенно близкое участие в разборе конфликтов фабрикантов с рабочими (арест рабочими одного из крупнейших фабрикантов — Второва, Орехово-Зуевский конфликт и т.д.). По его инициативе московский совет за 2—3 месяца до Октября секвестровал и национализировал Ликинскую мануфактуру и передал заведование ею рабочему правлению. В моск. совете, в большинстве состоявшем из с.-д. меньшевиков и с.-р., Рыков проводил большевистскую точку зрения и, например, организовал против воли большинства совета грандиозную стачку трамвайных служащих и однодневную всеобщую забастовку в Москве в знак протеста против августовского «государственного совещания», созванного в Москве правительством Керенского. По его же докладу о политическом положении России пленум московского совета отверг резолюцию меньшевиков и эсеров и принял направленную против Керенского платформу большевиков. В Октябре Рыков был одним из организаторов и руководителей вооруженного восстания и при создании Совета народных комиссаров вошел в его состав в качестве наркома Внудел. Ввиду продовольственной разрухи на Рыкова была возложена обязанность наладить дело подвоза провианта к Москве. В феврале 1918 года он отправился в хлебородные местности: в Тулу, Орел, Тамбов, Поволжье, Харьков, организовал продвижение застрявших хлебных эшелонов и несколько улучшил регулярное поступление провианта.

Еще в 1918 г., в период колоссальнейшей разрухи, правительство поручает Рыкову руководство Высшим советом народного хозяйства. Под его руководством была произведена национализация промышленности и создана государственная монополия в распределении производимых товаров. Наступившая гражданская война потребовала планомерного снабжения борющейся на многочисленных фронтах Красной армии. Ввиду недостатка продовольствия и обмундирования для армии и рабочих в июле 1919 года было создано специальное учреждение для координирования действий ВСНХ и хозяйственных органов и организации бесперебойного снабжения Красной армии. Рыков был поставлен во главе этого дела как «чрезвычайный уполномоченный СТО по снабжению Красной армии и флота» (Чусоснабарм). Благодаря энергии Рыкова из всех складов и хранилищ было извлечено все, что только можно было использовать для вооружения революции и снабжения армии.

Под его личным руководством были восстановлены и снова заработали главные заводы военной промышленности.

Красная армия стала получать оружие и патроны регулярно и в достаточном количестве.

Когда военная промышленность СССР стала на ноги, под руководством Рыкова было приступлено к восстановлению и оздоровлению мирной промышленности.

Летом 1921 года, вследствие болезни Ленина, Рыков был назначен его заместителем, временно прервав работу в ВСНХ.

В 1923 г. Рыков вновь руководит ВСНХ в качестве его председателя, выполняя одновременно и обязанности зам. председателя Совнаркома. Наряду с этим Рыков руководит работой многих комиссий по выработке и введению единого с.-х. налога, повышению заработной платы, трестированию промышленности, по разработке мероприятий, направленных к осуществлению монополии внешней торговли и т.д.

В комиссии под председательством Рыкова (так называемая комиссия «по ножницам») был разработан одобренный партией проект программы экономических мероприятий по снижению цен на промтовары и по поднятию цен на хлеб и другие сельскохозяйственные товары. На основе этой программы удалось быстро ликвидировать кризис сбыта осени 1923 года и обеспечить бурный хозяйственный подъем, начиная уже с 1924—25 гг.

Когда умер Ленин, партия выдвинула кандидатуру Рыкова на пост председателя Совнаркома СССР и РСФСР. Он был избран 2 февраля 1924 г. постановлением ЦИК СССР и ВЦИК РСФСР. С тех пор Рыков руководит работой СНК Союза, а с начала 1926 г. непосредственно руководит и Советом Труда и Обороны. На съездах и сессиях ЦИК и ВЦИК РСФСР, а также на партийных съездах и конференциях Рыков выступает с руководящими докладами по общим вопросам внутренней и внешней политики правительства и партии.

Большинство речей его вышли специальными изданиями, из которых особо крупное значение приобрели: доклад на XIV партийной конференции «Деревня, НЭП и кооперация», отчет правительства на III съезде Советов СССР (вышедший с отдельным предисловием «На переломе»), характеризующие принципиальные особенности наступающего этапа развития СССР, а также доклад на XV партийной конференции «Хозяйственное положение страны и задачи партии». Эта последняя работа Рыкова практически намечает политику партии и правительства в деле индустриализации СССР.

По партийной линии Рыков, будучи одним из старейших членов ЦК, а с 1919 г. и членом Политбюро ЦК, является непоколебимым и стойким защитником основ ленинизма.

В этом отношении особенно характерны его выступления на XIV партийном съезде (отдельное издание «О новой оппозиции») и на XV конференции, в которых Р. дал подробную оценку экономической программы оппозиции.

Рыкову посвящены две большие, помимо мелких, биографии: А. Ломова, «А.И. Рыков» (1924 г., «Московский Рабочий») и И.И. Воробьева, В.В. Миллера и А.М. Панкратовой — «А.И. Рыков, его жизнь и деятельность» (1924 г., «Красная Новь»).

В 1931—1936 нарком связи СССР. До 1930 член Политбюро ЦК, в 1934—37 кандидат в члены ЦК партии. Необоснованно репрессирован. По делу «Правотроцкистского антисоветского блока» в 1938 приговорен к расстрелу. Реабилитирован посмертно.


Комментарии

Comments are closed.

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind

31.33MB | MySQL:46 | 0,342sec