Письмо в редакцию.

Март 8, 1918 | Комментарии отключены |

На суд товарищей.

Ввиду поступления в следственную комиссию Революционного Трибунала г. Красноярска от Совета секции конторских служащих так называемого «левого течения» и Участкового Комитета Профес. ж.-д. союза заявления, в котором мое имя упоминается как имя контр-революционера, растлевателя товарищей конторщиков в правую сторону, нетерпимого в среде революционной демократии, которого Совет секции конторщиков решил не увольнять до получения материалов от След. Комиссии,— ввиду всего этого, я поставлен в необходимость представить на суд товарищей материалы, который дали бы возможность познакомиться с моей деятельностью со стороны фактов, а не голословных утверждений.

1. Выписка из протокола №24, резолюции, принятой по текущему моменту 31-го октября 1917 г., общим собранием конторской подсекции 3 уч. Тяги ст. Красноярск.

Эта резолюция была предложена мною, как председателем общего собрания, и была после передана т-щу Курченко (из депо) для прочтения на обще-делегатском съезде Том. ж.д.

«Мы, конторщики 3 уч. тяги, вполне присоединяемся к действиям Петроградского Сов. Р. и С.Д., объявившего временное правительство Керенского низложенным, как правительство контр-революции и соглашательства с буржуазией. С другой стороны, мы полагаем, что реорганизованные Советы должны быть исполнительными органами трудящихся масс. Первой обязанностью их должно быть доведение революции до победного конца: —немедленная ликвидация войны; немедленная передача всей земли в руки крестьянских организаций; немедленная передача всех фабрик, заводов, железных дорог в руки рабочих организаций; немедленная конфискация всех частных капиталов,— вот меры, которые предотвратят наступление голода и доведут революцию до благополучного конца. Таким образом уничтожение капиталистического строя в России и создание полного экономического равенства являются необходимыми условиями благополучия всего общества».

Дальше резолюция говорит, что Викжель, в скрытой форме, поддерживает правительство Керенского и поэтому является организацией контр-революции и измены интересам угнетенных.

Председатель (подпись) И. Соколов.
Секретарь (подпись) Драгунский.
С подлинным верно: Член Совета подсекции контор. 3 уч. тяги С. Магера.

2. В моей статье «К моменту», напечатанной в газете «Сибирский Анархист» от 26-го января №4, я выражаюсь следующим образом: — «Если вы (большевики) хотите всецело стоять на стороне Советов, то вы должны немедленно собраться с духом и уничтожить сразу и навсегда всякие учредительные собрания, городские думы и земства, которые играют предательскую роль, обессиливают размах революции и вводят в заблуждения массы».

3. В той же газете №5 от 22 (9) февраля 1918 г. в моей статье «Очередные задачи», говорится следующее:

«Неотложные, огромные задачи поставила теперь жизнь на разрешение нашей пролетарской русской революции Эти задачи — пробный камень, серьезное испытание для Советов. От разрешения этих великих, грандиозных задач, зависит судьба революции. Если эти задачи будут разрешены Советами,— революция сделает новый, большой шаг вперед и будет непобедима; если Советы не смогут справиться с этими огромными задачами, то капиталистическая реакция получит лишний козырь, новую возможность вернуть свои потерянные позиции и разгромить Советы».

Дальше, в статье идет перечисление задач.

4. Протокол общего собрания конторской секции ст. Красноярск от 22 февр. с.г. состоявшегося в помещении ж.д. собрания.

На собрании присутствовало около 120 человек. Собрание выбирает председателем т-ща И. Соколова, т-щем председателя т-ща Жупранского, секретарями т-щей Рогоманова и Сысоева.

Перед началом собрания, по предложению т-ща Кондратьева, собрание почтило вставанием память погибших за свободу т-щей в Иркутске.

Была выработана следующая программа собрания:

1. Переизбрание Совета секции.
2. Безработица.
3. Доклад Следственной Комиссии.
4. Доклад об Участковом Съезде.
5. Текущие дела.

Взявший слово т-щ Жупранский сказал приблизительно следующее: «теперь нет места среди конторщиков опортунистам и врагам Советской власти» и прочитав в этом духе заявление от имени фракции большевиков и левых эсеров, демонстративно удалился с своими товарищами-единомышленниками, в количестве 30-40 чел.

Товарищи, оставшиеся приблизительно в количестве 70-80 человек начали обсуждать создавшееся положение. Место секретаря занял т-щ Д. Голиков. Взявший слово Член Испол. Комитета граж. Копылов в своей речи начал употреблять оскорбительные выражения, называя т-щей конторщиков скрытыми врагами Советской власти и саботажниками. Поднялся сильный шум, но граж. Копылов продолжал наносить оскорбления, бросая следующие фразы: «Вас, как горсточку можно сейчас же убрать и заменить безработными с фронта. Вы являетесь последними соловьями старого режима».

Снова поднимается страшный шум и граж. Копылов крикнул: «Курченко, звони в Испол. Комит. за красногвардейцами».

Председатель, ввиду оскорбительного поведения гр. Копылова, лишил его слова и собрание единогласно приняло следующую резолюцию.

«Общее собрание конторской секции ст. Красноярск, глубоко возмущенное словами члена Испол. Комитета гр. Копылова, который бросил обвинение в том, что товарищи конторщики, данного собрания, являются скрытыми врагами Совета и саботажниками, заявляет:

1) что Советы, как организации пролетарской и крестьянской бедноты, по мнению собрания, должны способствовать окончательному освобождению труда от ига капитала.

и 2) что саботаж, с чьей бы стороны он не исходил, в настоящую минуту тягостного испытания для революции, преступен.

Вместе с тем собрание глубоко убеждено, что Проф. ж.д. союз — организация внепартийная, борящаяся за экономическое освобождение труда и что политические убеждения каждого из членов союза, дело его совести».

Затем собрание единогласно решило оставаться при прежней системе выборов в Совет секции, согласуясь вполне с уставом, утвержденным общедорожным делегатским съездом представителей конторского труда Томской ж.д. от 2-го декабря 1917 г., т.е. выборов делегатов в Совет секции от каждой подсекции, а не на общем собрании.

После этого т-щ Соколов, делегированный следственной комиссией, начал делать доклад о злоупотреблениях в ж.д. комиссариате. Во время доклада входит взволнованный т-щ Даниленок и заявляет собранию, что он арестован гр. Копыловым.

Поднимаемся новый шум. Затем вошли в зал собрания граж. Копылов и Круглов с красногвардейцами.

Причем гр. Круглов заявил, что если собрание и дальше будет протестовать против ареста т-ща Даниленко, то он арестует председателя собрания Соколова.

Собрание немедленно тогда выбирает 4 делегата т-щей Соколова, Каликиса, Кубика и Бастрикова в Испол. Комитет для выяснения положения и председатель начал писать мандат. В это время, насколько известно, по распоряжению гр. Круглова было потушено электричество и собрание, негодуя, перешло в другую комнату, где мандат успели подписать 50 товарищей. Затем, выбранные делегаты, при всеобщем возмущении на действия гр. Копылова и Круглова отправляются в Исп. Комитет.

Председатель Иван Соколов.
Секретарь Д. Голиков.

Я полагаю т-щи, что на основании вышеизложенного материала, для каждого беспристрастного человека, станет ясно, насколько мои поступки контр-революционны. Поэтому я протестую против позорного клейма контр-революционера и уверен, что т-щи мастеровые и т-щи конторщики поддержат мой протест против незаслуженного обвинения.

Иван Соколов.

«Сибирский анархист», Красноярск, 23 марта 1918 года


Комментарии

Comments are closed.

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind

31.28MB | MySQL:46 | 0,299sec