I.

25 октября в Петрограде вспыхнуло движение, которое по признанию всех, должно было привести к тем или иным решительным результатам: либо к дальнейшему развитию роволюции, либо к контр-революции. Такой характер движения заставил меньшевиков и с.-рев., движенью вообще не сочувствовавших, примкнуть к нему, чтобы не дать восторжествовать контр-революции. Но вместо основного лозунга восстания: “вся власть Советам”, меньшевики и с.-рев. выставили свой лозунг оброзования однородного социалистического министерства.

“Вся власть Советам!”— говорят большевики. “Вся власть социалистическому министерству!”— говорят меньшевики и с.-рев.

Казалось бы, что между обеими конструкциями власти существенной разницы нет. Ведь и в Советах — социалисты, и в социалистическом министерстве будут социалисгы. Все они будут управлять Россией совершенно одинаково, независимо от того, будут ли они в Совете, или в социалистическом министерстве. Однако, при более внимательном рассмотрении, между обоими проектами существует глубокая разница.

Власть Советов предполагает переход во всей стране власти к Советам Солдатских, Рабочих и крестьянских Депутатов. Верховное управление России принадлежит Центральному Исполнительному Комитету, власть которого на местах осуществляется посредством Губернских, Уездных и Городских Советов таким образом, что в данной губернии управление его и проведение в жизнь постановлений Ц.И.К. принадлежит Губернскому Совету, в уезде — Уездному и т.д. Управление всей страной сверху — донизу, от центра до самых мелких территориальных частиц принадлежит Советам.

При социалистическом министерстве только верховная власть, только центральное управление страной переходит в руки социалистов. Весь же аппарат власти, все эти ведомства, начиная от министерств и кончая самыми мелкими конторами, управлениями и должностями, будут оставлены в прежнем состоянии. В противоположность первому случаю,— когда был бы осуществлен лозунг перехода всей власти к Советам, когда все управление страной сверху — до низу перешло бы к Советам,— здесь при образовании социалистического министерства реформирована будет только центральная власть. Это внутреннее противоречие между центральной властью и органами управления на местах может привести и приведет к весьма опасному моменту. Все постановления центрального социалистического управления будут оставаться на бумаге. Министры-социалисты будут постановлять, а чиновники, начиная с самых главных и кончая низшими, не будут проводить в жизнь этих постановлений, так как известно, что современному русскому чиновничеству весьма далеко не только до социалистических, но и просто демократических убеждений.

Единственное средство избежать этого конфликта, чреватого последствиями — начать чистку всех ведомств сверху до низу, что фактически невозможно, так как если можно найти образованных и сведущих министров социалистов, то найти новых людей для выполнения целого ряда технических работ, для сидения в ведомствах и пр. среди демократии весьма и весьма затруднительно. И, неизбежно, все, кроме обновленного социалистического министерства, останется по старому.

Совершенно другое получится при переходе всей власти в стране к Советам. Все старые правительственные ведомства будут заменены отделами при Центральном и местных Советах. Будут организованы отделы по управлению, по экономическому положению, по продовольственному вопросу, по финансам и пр. Эти отделы, привлекши к себе прежние учреждения, сконцентрируют в себе все отрасли управления и обладая действительной силой и авторитетом власти станут теми контролирующими и управляющими органами, которым не смогут не подчиниться те или иные учреждения. Ведь несомненно, конечно, что почтово-телеграфные конторы, железнодорожные управления, суды, всевозможные другие управления останутся, но единоличная власть начальников будет заменена властью и контролем Советов, проводимой именно посредством организованных при Советах отделов, о которых я уже говорил.

Разница между конструкциями власти при переходе всей власти к Советам и конструкцией ее при образовании социалистического министерства именно в том и заключается, что управление посредством чиновников, неизбежное при сощалистическом министерстве с сохранением старого аппарата власти, будет заменено при переходе власти к Советам управлением отделов.

“Но,— скажете вы,— возьмите из числа Советов людей и заместите ими должности управляющих конторами, управлениями и пр. Если найдутся по вашему люди для работы в отделах Советов они должны найтись и для работы в управлениях! “Казалось бы, что это действительно так. Но на самом деле, те товарищи, которые превосходно и продуктивно будут участвовать в той коллективной, общей работе, которая происходит в отделах Советов, отнюдь не смогут взять на себя единоличное управление.

Что это так, подтверждается практикой Советской работы. Качественные недостатки одного человека заменяются суммой достоинств нескольких, из которых каждый в отдельности вряд ли что-либо мог сделать.

Обычно, когда говорят о невозможности перехода власти к Советам, то при этом базируются на низком культурном уровне всего населения, а следовательно и его представителей в Советах. Если быть последовательным, то исходя из этого, нужно отрицательно относиться и к социалистическому министерству, которому при низкой культурности не удастся создать гармонии (соответствия, единения) между центральной и местной властью. Как следует из всего вышесказанного, именно слабая культурность населения заставляет предпочитать власть Советов с коллективным управлением власти социалистического министерства с его неизбежными внутренними противоречиями.

Таким образом, исходя из одних практических соображений относительно управления страной приходится отдать предпочтение власти Советов. Но власть последних лучше еще по некоторым другим причинам.

II.

Для того, чтобы оценить социалистическое министерство с точки зрения политической, необходимо рассмотреть, удовлетворяет ли оно и может ли удовлетворить те задачи, которые выставлены современным политическим моментом.

До сих пор власть была по единодушному признанью всех, слабой и как таковая она не могла ни так или иначе примирить враждующие части российского населения, ни, определенно став на сторону одной из групп, дать ей победу над другой. Слабость власти проистекала из экономического положения в капиталистическом государстве тех групп населения, которые организовали и поддерживали только что свергнутое правительство.

Дело в том, что в капиталистическом государстве,— а таким и является в настоящее время Россия — власть в свои руки может взять либо буржуазия, либо пролетариат (при известных условиях). Ибо основу капиталистического хозяйства составляет промышленность, а,с нею могут справится только буржуазия или рабочий класс. Промежуточные группы, т.н. мелкая буржуазия, состоящая из крестьянства и городской демократии: ремесленников, трудовой интеллигенции и пр.— не могут взять в свои руки, так как, имея против себя в борьбе за власть и буржуазию, и пролетариат, они никоим образом не справятся с промышленностью.

Все коалиционные временные правительства были организованы и поддерживались именно этими промежуточными группами, политическое лицо которых выражалось эсерами и меньшевиками. Они не пользовались симпатиями ни буржуазии, ни пролетариата.

Мелкая буржуазия, хотя и взяла власть в свои руки, но это могло, конечно, быть только временным явлением.

Правительство, в силу исторической необходимости, заняло положение неустойчивого равновесия, что долго продолжаться не могло.

Власть из рук промежуточных слоев должна перейти либо к буржуазии, либо к пролетариату. И современные события необходимо рассматривать, как борьбу пролетариата и буржуазии за власть, которую уже не может удержать в своих руках, так назыв. демократия.

Те черты, которыми должна обладать новая власть, определяются двумя моментами. Во-первых, она должна будет опирался либо на пролетариат, либо на буржуазию. Во-вторых, она должна быть достаточно сильной для того, чтобы провозгласив напр. в данном случае, власть пролетариата, иметь возможность подчинить другие группы своей власти.

Оба условия существуют у Советов. Они опираются на организованный в их же лице, пролетариат, и в их полном распоряжении находится миллионная воруженная армия, разбросанная по всей стране. Для того, чтобы и социалистическое правительство смогло организовать сильную власть и удержать ее в своих руках, ему будет нужна поддержка пролетариата для организации всей хозяйственной жизни и военная сила армии. И то и другое социалистическое министерство найдет только в том случае, если будет опираться на Советы, т.е. если министерство будет следовать программе Советов, если будет ответственно перед ними. При этом фактически получится власть Советов, только в ухудшенной редакции, так как весь старый аппарат власти по причинам, изложенными выше, придется оставить нетронутым.

Если же будет создано правительство, хотя бы и состоящее из социалистов, но безответственное перед Советами, то лишенное поддержки Советов, а следовательно и поддержки могущественной части населения — пролетариата и армии, оно неизбежно попадет в то же положение неустойчивого равновесия, что и все предыдущие правительства, и его постигнет в конце концов та же участь.

При крахе социалистического министерства Советам будет гораздо труднее взять власть в свои руки, ибо общее экономическое и политическое положение ухудшится ввиду полного бессилия правительства. И тогда Советам придется бороться не только с буржуазией, но и с голодом и полной остановкой экономической жизни, на помощь которых российская буржуазия открыто и вполне основательно рассчитывает. (Вспомните слова Рябушинского о голоде, который “образумит” народ и заставит его пойти за буржуазией).

Иногда те, кто защищает идею создания социалистического министерства, говорят, что ввиду близости Учредительного Собрания нечего итти на такой рискованный шаг, как передача власти Советам. “Уж подождем, говорят они, Учредительного Собрания, теперь как-нибудь составим социалистическое министерство, что гораздо легче, чем передать власть Советам, а там придет Учредительное Собрание и все решит”.

Кроме иллюзорности этих преувеличенных надежд на Учредительное Собрание (об этом я буду говорить в другой статье), весьма рискованно ждать его и предаваться бездействию, так как Учредительное Собрание еще до сих пор является некоторым журавлем в небе, который далеко не пойман.

В силу катастрофического развития события Россия может еще несколько раз погибнуть еще до Учредительного Собрания, если не будут предприняты решительные шаги.

Такие героические меры могут предпринять только Советы, ибо только они, а отнюдь не социалистическое министерство, смогут организовать ту сильную и мощную власть, которая поведет Россию по пути к спасенью.

И. Раскольников.

«Знамя революции», Томск, 5 ноября 1917 года


Комментарии

Name (required)

Email (required)

Website

Speak your mind

21.09MB | MySQL:38 | 0.202sec