3 ноября назначено было Правлением общее собрание членов союза по вопросу об отпошении к текущим событиям. В союзе, по словам открывшего собрание члена Правления, всего проживающих в г. Томске членов около 250. Однако, на собрание явилось немного более 40 человек. Собрание решило выносить резолюцию от имени совещания членов союза, а не от всего союза, за отсутствием кворума. Любопытно отметить, что такой простой вопрос, как публичность и гласность собрания далеко не для всех ясен, и в начале собрания были прения, допустимы или нет посторонние (речь, кстати сказать шла о двух посторонних: одном служащем не-члене союза и одном бывш. служащем). Но к чести большинства вопрос был решен в положительном смысле, и “осторожные к гласности” потерпели маленькое поражение.

Член Правления г. Воскобойников в своем “слове” рассказал о характере собрания служащих правительственных учреждений, где собрание, обсуждая вопрос о событиях, пожелало узнать каким образом возникла новая власть в г. Томске в виде Врем. Рев. Комитета, для чего был вызван Губ. Комиссар, вместо которого прибыл его помощник. Последний давал исчерпывающий ответ на все обращенные к нему вопросы. Губернский Комиссар и Губ. Исп. Ком. несут, по-прежнему, свои обязанности и никто в их компетенцию не вмешивается. Что касается нового Рев. Комитета, то последний, представляя из себя коалицию местных революционных организаций, строго ограничил сферу своей деятельности борьбою с происками контр-революцион. попыток и погромным движением; в частности, за тенденционное по мнению Рев. Ком., освещение происходящих событий Комитет приостановил временно издание газеты “Сиб. Жизнь”. Собрание удовлетворилось объяснением помощника Губ. Комиссара, но решило считать властью в губернии только Губ. Исп. Комитет и Губ. Комиссара. Оратор призывал высказаться также по вопросу об отношении к новому учреждению.

Но все дальше выступавшие ораторы обходили вопрос о местн. власти и останавливались на событиях в центре. Из говоривших большинство осуждали выступление Петроградского пролетартата, “посмевшего” проявить свою волю за две недели до выборов “хозяина России”, как выразился один оратор,— Учред. Собрания; виновником событий, заслуживающим резкого осуждения, конечно, назывался большевизм. Гражд. Говоров долго говорил о последнем. Оказалось, большевики это те, которые требуют ни с чем не считаясь, “больше”, появились на свет божий эти злодеи совсем недавно и было бы хорошо, если бы их не было. Но вот большевик попросил слова, чтобы рассеять обывательские благоглупости о большевизме и многие члены собрания показали себя черезмерно нервными. Один заявил, что не стоит большевику давать высказываться, потому что это натянет собрание, но когда всем сделалось неловко от такой откровенности, то стали вноситься предложения об ограничении времени ораторов 3, 5-ю и 10 м.

В результате обсуждения, несмотря на обывательские, кадетские, право-эсеровские и плехановских поклонников суждения, собрание приняло значительным большинством резолюцию с приветствием по поводу примирения враждующих частей демократии, с требованием однородно-социалистического министерства и с указанием на необходимость решительной внешней политики мира и экономических мероприятий, намеченных левой демократией.

Аш.

«Знамя революции», Томск, 5 ноября 1917 года


Комментарии

Name (required)

Email (required)

Website

Speak your mind

21.08MB | MySQL:38 | 0.194sec