Не увязнуть в словопрениях

February 15, 1987 | Comments Off on Не увязнуть в словопрениях |

Может быть, я ошибаюсь, но мы слишком увлеклись разговорами о перестройке нашего футбольного хозяйства, шарахаясь от вопросов глобальных до второстепенных. Для меня же очевидно: если мы хотим в ближайшее время, а не в абстрактной перспективе, поднять уровень советского футбола, надо, не мордуя идею словопрениями, утвердить, и как можно быстрее, статус (контракт) игрока и тренера. И не столь уж важно, как мы в дальнейшем будем называть игрока — профессионалом или чуть иначе. Главное, чтобы закрепить за игроком не только права в виде оговоренного заработка (о пенсии в 30 лет вести речь абсурд, а на случай травм — он пользуется и сейчас всеми льготами как член профсоюза), но и касающиеся честного и неукоснительного, одним словом, профессионального выполнения своих обязанностей перед командой, зрителем.

На место нынешним уговорам и полумерам придут четкие и конкретные взаимоотношения тренера с футболистом, исключающие лень игрока, отбывание на тренировке или в матче номера или нарушение режима. Кому из футболистов захочется получать ползарплаты или лишаться премиальных? Наставник получит право отказаться от узаконенной ныне уравниловки, поощряя тех, кто «горит на поле», кто не жалеет патронов на тренировках. Чем не стимул!

Контракт поможет в работе и тренеру. Прежде всего прекратит (уж во всяком разе уменьшит) тренерскую чехарду в командах, идущую, как правило, от не всегда компетентных решений на местах, позволит ему работать без нервотрепки, во всю силу своих способностей, с дальней перспективой. Каждому ясно — за сезон приличную команду не создашь. Но если тренеру по контракту будет на это отпущено года три-четыре и он не сможет сделать ничего путного, сама жизнь ответит на вопрос о его компетентности со всеми вытекающими отсюда последствиями…

Пока в печати идет обсуждение вопросов, касающихся перестройки футбольного дела, каждый день приближает нас к новому сезону. Каким он будет? Бескомпромиссным, насыщенным борьбой? Или опять матчи искрометные будут перемежаться блеклыми, а то и вовсе с фиксированным результатом, иначе говоря, договорным. То, что такое существует и творится на глазах многотысячных трибун и многомиллионной телеаудитории, — факт неоспоримый. Можно, конечно, называть его первопричины (на мой взгляд, это пришедшая к нам чужая мода семидесятых годов «домашних» и «выездных» моделей игры, с которой не стали бороться решительно, невзирая на лица, а ограничились полумерами — ввели лимит ничьих, тем самым отказав в доверии нам, тренерам). Но только констатация ошибок еще никогда не приводила к их полному искоренению. Вот почему многое, если не все, будет зависеть от того, насколько, не на словах, а на деле, новое мышление в качестве активно действующих принципов в жизни, все больше утверждающих гласность, правдивость в оценке явлений и событий, непримиримость к недостаткам, завладеет умами руководителей нашего футбола.

Четко, до нюансов разработав тренировочный план, цель которого — вывести команду на новый уровень подготовки (а стало быть, и улучшение результата) и неукоснительно ему следуя, меня (да, думаю, и коллег) не покидает тревога, что на практике осуществить удастся далеко не все. Будь я хоть семи пядей во лбу, многолетний опыт тренеров-ветеранов говорит, что всего предусмотреть невозможно. Многие обстоятельства (травмы ведущих игроков, неритмичный календарь и т.д.) «помогут» в разгар сезона недосчитаться тех очков, которые в итоговой таблице вопреки возможностям команды опустят ее на одну-две, а то и несколько ступенек вниз. Иди потом оправдывайся, лови хвост ушедшего поезда. И обиднее всего, если эти очковые потери придут неожиданно, совсем не оттуда, откуда их можно ждать.

Коллеги поймут мой намек: конечно, речь идет о тех, кто по роду своей деятельности непосредственно на поле, в игре призван помочь объективно определить не только мастерство команды, но и уровень ее готовности к каждому конкретному матчу, — о судьях.

На моей, правда, не очень длинной тренерской памяти еще не было сезона, чтобы арбитры не подвергались критике (причем, к слову сказать, далеко не всегда товарищеской, доброжелательной). Боюсь, что эта тенденция идет по возрастающей, хотя и с некоторым смещением акцентов. Мы сейчас реже стали замечать в действиях арбитров необъективность и предвзятость, зато возросло разночтение в толковании кодекса правил, игровых ситуаций. Злополучный «горчичник» теперь нередко выдается игроку и за так называемый, граничащий с хулиганством, подкат сзади, и за то, что игрок, к примеру, вслед за свистком хватается за голову, хотя никому не ясно, что он этим хочет объяснить: то ли арбитру, что тот ошибся, то ли тренеру, что раздосадован своим игровым просчетом, то ли обращая внимание зрителей на свою пустую голову, ища у них сочувствия…

Пусть ни у кого не создастся впечатления, что у Садырина нет других забот, кроме судейства. Их великое множество. Но когда отдаешь делу всю душу, потому что футбол для нас не только кусок хлеба, но и вся жизнь, требуешь этого от игроков, и вдруг находится «недобрый дядя», который одним свистком перечеркивает наше общее старание, тут уж в пору хвататься за валидол — тесно в груди становится сердцу. Я мог бы назвать не один» а несколько матчей «Зенита», носивших такой характер. Скажем, нашу прошлогоднюю встречу в гостях со столичными автозаводцами. Арбитр И. Тимошенко наделал в ней столько ошибок, грубых и элементарных, что их вполне хватило бы для полнометражного учебного фильма под заголовком: «Как не надо судить…». Чувствуя свою вину, после матча Тимошенко пришел в раздевалку, извинился, объясняя свои ляпы тем, что давно не судил (оказалось, месяц) и, мол, потерял форму. Но если действительно было так, почему же тот же Тимошенко не отказался (по этой веской причине) вообще выходить на поле? Попробуй, догадайся!

Включите сейчас телевизор, когда идет футбольный матч, и вы, даже не будучи специалистом, без большого риска ошибиться по действиям судьи определите, кто хозяева поля, а кто гости. Эти, кстати говоря, акценты вместе с вольным толкованием правил с чьей-то легкой руки у нас прижились, оказывая худую услугу нашим футболистам, о чем говорят и более двух десятков предупреждений, полученных ими в прошлом сезоне в международных матчах от зарубежных арбитров.

Как же изжить подобные судейские казусы на наших стадионах? Конечно, то, что увеличилось число судейских семинаров, — дело хорошее. Но, мне кажется, поможет делу привлечение к этому, прямо скажем, нелегкому труду вчерашних мастеров футбола. Разумеется, не всех подряд, а, как правило, тех игроков, кто в бытность свою на футбольном поле демонстрировал настоящее искусство — в умении конструировать и читать игру, был примером в техническом умении, в джентльменском отношении к сопернику, кто, наконец, видел в футболе честное соперничество, а не добывание очков любой ценой.

Нельзя сказать, что в последние годы среди молодых арбитров нет имен бывших футболистов (Ю. Савченко, В. Бутенко, К. Доронин и ряд других мастеров спорта). Им хорошо ведомо, почем фунт футбольного лиха. И хотя они тоже не застрахованы от ошибок, но их знания и любовь к футболу, прошлое игровое умение при кропотливой работе над собой, благожелательной помощи и товарищеской критике нашего тренерского брата и корифеев судейского цеха помогут им вырасти в арбитров, по-настоящему классных. А чтобы это произошло, и как можно скорее, всестороннюю помощь, а главное, доверие, должны оказывать молодым судьям и мы, тренеры. И очень желательно, чтобы это доверие не было зависимо от турнирного положения руководимых нами команд. Поясню свою мысль на конкретном примере.

Два матча последнего чемпионата страны с участием динамовцев Киева судил Ю. Савченко. Обе встречи, кстати, транслировались по телевидению и стали достоянием весьма обширного круга любителей футбола. Так вот, в первом матче, с «Шахтером», создалось впечатление, что среди заинтересованных в игре лиц на поле был один… арбитр. Уж что только не делал Ю. Савченко, каких только не предпринимал усилий, чтобы заставить команды вести честное соперничество, однако с первых же минут на поле витал ничейный дух. Матч так и закончился, хотя счет 3:3 и не был ими запланирован. Старший тренер киевлян В. Лобановский, специалист известный и почитаемый, после игры, как ни в чем не бывало, не жалел красок в оценке действий Савченко, прилюдно назвал его арбитром образцовым. Но затем последовал матч киевлян дома с тбилисскими одноклубниками. Хозяева поля. на плечи которых в прошлом сезоне выпала немалая физическая нагрузка, уступили более удачливым и свежим гостям — 1:3. И наставник киевлян, будто позабыв все свои комплименты по адресу Савченко, причину поражения своих питомцев углядел только в арбитре. Ясно, что такая оценка (пусть даже в действиях Савченко и можно было найти погрешности, но отнюдь не повлиявшие на конечный результат) едва ли на пользу судейскому цеху, едва ли привлечет к этому нелегкому делу новые силы из числа бывших футболистов,

Но дело не только в этом. Хорошо понимаю наставника, чья команда ведет борьбу за самые высшие позиции на союзной и международной арене, его постоянные нервные перегрузки (самому доводилось отчасти быть в этой шкуре). Но существует неписаное правило — чем выше репутация тренера, тем ответственнее и взвешеннее должны быть его оценки происходящего. Да и что хорошего может принести общему делу наша выплеснутая под горячую руку досада, сиюминутная несдержанность? Тем более что чаще всего, чуть позже (чаще про себя), остыв и разобравшись (особенно «лечат» видеопросмотры), мы будем жалеть и очень хотеть, чтобы об этом поскорее забыли все те, кто видел и слышал.

Пример из практики арбитра Ю. Савченко я привел с умыслом. Случались какие-то ошибки и у него, в том числе и в матчах с участием «Зенита». Но я не знаю ни одного специалиста, кто бы, не кривя душой, посмел упрекнуть Ю. Савченко в некомпетентности или необъективности. Более того, на примере таких арбитров, из числа бывших мастеров футбола — честных, любящих футбол и душой болеющих за дело, мне кажется, и надо нам воспитывать молодых судей.

Ведя речь о делах судейских, мы почему-то напрочь забываем, что в массе своей эти люди — общественники, выходящие на поле в свободное от основной работы время, Конечно, за их работу положено вознаграждение. Но, поверьте, оно столь незначительно, что язык не повернется назвать это компенсацией за то большое дело, которое они делают порой в ущерб своей основной работе или воспитанию детей в семье. Убежден (и по беседам со многими коллегами в этом не одинок), что престиж арбитра, равно как и его ответственность, если вести речь о судьях принципиальных, честных, по-настоящему грамотных, только выиграет, если будет значительно повышено (это подтверждает зарубежный опыт, в том числе и социалистических стран) вознаграждение, получаемое арбитром за проведение матча.

Представим на мгновение, что это предложение будет принято, что проведение матчей высшей (да и других по возможности лиг) будет поручаться только лучшим, самым объективным и квалифицированным арбитрам, что канут в Лету злополучные договорные матчи и восторжествует единственно справедливый спортивный принцип выявления достойного победителя. А как быть тогда с институтом инспекторов матчей, от которого мало что зависит на поле, но которому принадлежит право оценивать действия арбитра? Слушаешь иной раз наших «стариков», ветеранов футбола, и порой не веришь, когда они рассказывают, что нередко матчи лучших команд обслуживали не приезжие, а местные арбитры, как, скажем, сейчас в хоккее. Тогда и слыхом не слыхивали ни о каких инспекторах, а футбол не страдал. Значит, не в них дело, а в общем уровне самого судейства, как и в том, что прежде арбитрам куда больше доверяли. Среди них были действительно большие мастера, не побоюсь сказать, артисты своего дела — Фепонов, Усов, Белов, Латышев, Саар, Алимов, Руднев, Лукьянов, Бахрамов, да всех и не перечислишь!

Мода на комиссаров матчей пришла к нам из-за рубежа, из того сугубо коммерческого предприятия, каким давно там считается футбол. Поэтому глубоко убежден, что искусственно внедренный у нас, чуждый нам институт инспекторов представляет не что иное, как обычную кормушку. Слов нет, бывают и у нас матчи трудные, из числа решающих (например, встречи одноклубников Москвы и Киева на финише прошлого сезона или финалы Кубка страны), руководство по проведению которых (а не судейскую инспекцию) можно поручать людям, в нашем мире известным, бывалым,— Г. Качалину, М. Якушину, Н. Люкшинову, Б. Пайчадзе, А. Идзковскому и некоторым другим.

Сейчас в каждой команде высшей лиги есть видеотека. «Зенит» — не исключение, Недавно наш кинооператор сделал подборку судейских ошибок, в том числе и повлиявших на окончательный результат в тех матчах (в своем большинстве на выезде), которые были оценены инспекторами (тех встреч) на «хорошо» и «отлично». Сам собой напрашивается вопрос. Поскольку результат встречи, зафиксированный арбитром, является окончательным (а если и подлежит обжалованию, то исход матча не отменяется), то выходит, что инспектор своими высокими оценками лишь усугубляет судейскую ошибку.

Убежден (и в этом, знаю, не одинок), что институт инспекторов, как таковой, дело надуманное и ненужное, только снижающее авторитет и ответственность арбитра за результат матча. А что касается возможных его каких-то не столь серьезных ошибок или их доброжелательного анализа (а не окриков, и незаслуженных, идущих, как правило, от местнических интересов, не во имя игры, как таковой), то тут на помощь истине может прийти и принятая обязательная видеозапись матча, и местные, общественные, просмотровые комиссии. В случае чего, и то, и другое способно сослужить помощь делу при разборе спорных моментов в матче, к тому же позволит не только зафиксировать ошибки, допущенные арбитром, но и увидеть их природу. А уж затем, в зависимости от этого, и судить, насколько плох или хорош тот или иной судья.

Приемлемо может быть и еще одно нововведение: для самых принципиальных матчей приглашать (в качестве обмена) лучших арбитров из социалистических стран. Наши коллеги из этих стран охотно пойдут на подобную меру, тем более что и у них порой возникают похожие ситуации.

Но главное мое предложение — не только предъявлять высокие требования, но и больше доверять своим арбитрам, Надеюсь, они еще не раз продемонстрируют образцовое судейство на советских и зарубежных стадионах, в матчах самого высокого ранга.

Павел САДЫРИН,
старший тренер «Зенита»
Ленинград

«Футбол-хоккей», Москва, 15 февраля 1987 года


Комментарии

Comments are closed.

Name (required)

Email (required)

Website

Speak your mind

21.09MB | MySQL:38 | 0.213sec