Два блина комом

March 15, 1987 | Comments Off on Два блина комом |

«Шахтер» — «Зенит». В этом матче была свойственная старым соперникам упорная борьба. Игроки обеих команд не скупились высказать самоотверженность, волю к победе. Присутствовала даже какая-то интрига — гости первыми открыли счет, и хозяева приложили максимум старания, чтобы свести встречу вничью. Не было только одного — футбола, в том понимании, какое включает в себя эта популярная в нашем народе игра. Да и каким может быть футбол в промерзшем до «костей» поле при морозе, резких порывах ветра, то «столбивших» верховые мячи, то придававших им невиданную скорость. Тут футболистам было впору выходить на зрителя в хоккейных доспехах. А принятый на наших стадионах болельщиками клич: «Шайбу! Шай-бу!» звучал в унисон погоде и несколько… двусмысленно.

Примерно такое же нефутбольное кино можно было наблюдать и в Днепропетровске, где местный «Днепр» вынужден был проводить матч с «Кайратом» не только на ледяном поле, но и днем в 16.00, ибо электрики отказались давать гарантию на обслуживание освещения вечером. На встрече было три с половиной тысячи зрителей. Каким же было разочарование тех (хоть и было их немного), кто пришел к объявленному загодя началу матча в 19.00, когда стадион тихо дремал при полном безлюдии… Те же. кто все же наблюдал за встречей, стали свидетелями откровенной, в смысле конечного результата, лотереи или, уж если быть точным до конца, антифутбола, способного не множить армию болельщиков — собственно ради кого и для кого живет большой футбол, — а скорее эту армию демобилизовывать.

И как тут не вспомнить недавний пленум Всесоюзной федерации, где с высокой трибуны много и с пафосом говорилось об усилении пропаганды футбола и особенно о мерах, способных привлечь новых зрителей на далеко не всегда заполненные трибуны наших стадионов, особенно в свете тех идей и разговоров о переходе ведущих клубов на самоокупаемость. Но едва начался сезон, и оказалось, как далеки наши благие намерения от действительности, как еще расходятся слова с конкретным делом.

Но вернемся в Донецк. И зададимся вопросом: можно ли найти выход? Накануне позвонили из Донецка в Москву в Управление футбола с просьбой-предложением о переносе встречи. Ответ был однозначным; это, мол, только в компетенции инспектора матча. Однако Е. Лядин — именно он выполнял эту миссию, — которому был задан подобный вопрос, ответил в том смысле, что почему, дескать, нельзя, случалось, мол, проводить матчи и в худших условиях…

— Кому нужен такой футбол?— в сердцах вопрошал после матча А. Коньков.— Мы тщательно готовим игроков, призываем их в каждом матче показывать свои лучшие качества, чтобы радовать зрителя захватывающим зрелищем и множить их ряды. Но какой футбол можно показывать в таких антифутбольных условиях!? Какое удовольствие получили те болельщики, которые все же отважились прийти на стадион? Им, право, можно только посочувствовать. А разве мыслимо избежать травм в ледяном футболе, особенно учитывая уровень матча?

— Очень обидно, что это далеко не первый блин комом,— продолжал Коньков.— Прошлогодний чемпионат мы начинали в марте, в Днепропетровске, в подобных же условиях. Кажется, чего проще заранее учесть нашу мартовскую непогоду при составлении календаря и провести матч с «Зенитом» на его поле в комфортном Дворце спорта имени Ленина (как мне известно, сейчас пустующем) при 25-тысячной аудитории. Ан нет, играйте там, где запланировано, и все тут.

Любят в Донбассе футбол. И потому, узнав, сколько усилий приложили у нас в городе (хоть и напрасных), мы уже не имели права не выйти на поле. Это была наша скромная благодарность общественникам города, землякам-почитателям.

Мнения наставника ленинградцев П. Садырина по поводу проведенного в Донецке матча можно было и не спрашивать. Ряд игроков оказался травмированными. К тому же ленинградцам предстоял еще один матч из этой же нефутбольной категории в Днепропетровске.

Прав оказался А. Коньков. Для того, чтобы матч состоялся, были приложены героические усилия, причем трибуны донецкого стадиона «Локомотив» пришлось очищать от снега трижды, а поле — дважды. Несколько Дней по призыву горкома ВЛКСМ и по доброй воле это делали комсомольцы и любители спорта. Но их усилия непогода свела на нет. Вхолостую были истрачены и немалые средства. Аренда одной только уборочной техники, что работала на стадионе, стоила более 40 тысяч рублей. Еще печальнее, что пригнанные с аэродрома специальные тепловые машины (потребляющие, кстати, полторы тонны керосина в час) для отогревания земли вконец угробили поле. И, по мнению дирекции и специалистов стадиона, теперь на восстановление газона придется затратить около ста тысяч рублей. Причем все эти затраты придется нести не тем, кто настаивал на проведении матча, а Управлению Донецкой железной дороги, в чьем ведении находится стадион.

И последний штрих к сказанному. На трибунах стадиона «Локомотив» в Донецке, вмещающих 43 тысячи зрителей, не присутствовало, а скорее дрожало от холода 7 тысяч смельчаков. Легко подсчитать «доход» стадиона, учитывая, что билеты стоят от 10 копеек (для юных футболистов) до полутора рублей…

Выходит, со всех сторон слишком дорогим оказался в Донецке праздник открытия юбилейного футбольного сезона.

«Футбол-хоккей», Москва, 15 марта 1987 года


Комментарии

Comments are closed.

Name (required)

Email (required)

Website

Speak your mind

21.07MB | MySQL:38 | 0.347sec