ПРИКАЗ №1

От военно-Революционного Комитета

С пятницы, 3-го ноября, все магазины, лавки, трактиры, молочные и чайные должны быть открыты в часы, назначенные для торговли. За выполнением приказа должны строго следить районные комиссары.

Член Военно-Революционного Комитета А. Ведерников.

Кунцевский район.

В Кунцевском районе организован Революционный Комитет от Совета Рабочих и Солдатских Депутатов. В районе имеется 400 солдат. Часть из них находится в бою с 28-го октября. 29 осталась часть для охраны в Кунцеве станций, фабрик и заводов. Красная гвардия и солдаты охраняют вокзал станции. Везде поставлен патруль от погромов. Власть в руки Советов перешла 26 октября.

Предупреждение.

Военно-Революционный комитет просит всех товарищей весьма тщательно относиться к удостоверениям Военно-Революционных Советов, предъявляемым разными лицами. Установлено, что многие мандаты некоторых районов: Центрального Военно-Революционного комитета, Сущевско-Марьинского, Городского и др. подделываются разными темными лицами с целью шпионажа и грабежа. Пример: 1 ноября у одного из агрессивных грабителей найден мандат Военно-Революционного комитета Центрального Совета за подписью тов. Ярославского; между прочим мандат оказался не отвечающим ни содержанию, ни редакции обычных мандатов.

Будьте осторожны, товарищи, и строго относитесь к проверке мандатов; не доверяйте всякому предъявителю таковых мандатов.

Военно-Революционный Комитет Сущевско-Марьинского района.

Заявление начальника тюрьмы.

3 ноября 1917 года. Настоящим удостоверяю, что согласно предписанию Военно-Рев. Ком. Моск. С.Р. и С.Д. г-ном Могилевским освобождены из Московской центральной пересыльной тюрьмы заключенные следующих категорий: 1) солдаты, обвиняемые, в противоправительственной, революционной агитации, в неисполнении приказаний, в призывах к мятежу и в оскорблении разных должностных лиц, 2) крестьяне, обвиняемые в аграрных беспорядках. Из заключенных других категорий никто не был освобожден. Всего освобождено 135 человек.

Временно исполпяющий обязанности начальн. московск. центр. пересыльной тюрьмы — Тихомиров.

Местным комитетам экспедиции, отдельных частей и городских отделений.

Общее собрание служащих Московского почтамта и его городских отделений, состоявшееся 3 ноября 1917 года, обсудив вопрос о текущем политическом моменте, вынесло следующую резолюцию:

«Признавая, что совершившийся переворот есть результат требования народных масс перемены внутренней и внешней политики и считая себя одним из отрядов революционной демократии, интересы которой связаны с судьбой произведенного переворота, постановил признать власть Военно-Революционного Комитета Совета Рабочих и Солдатских Депутатов и считать желательным присутствие комиссара для совместной работы по возобновлении деятельности почтово-телеграфного аппарата, столь необходимого для страны и армии, кратковременная приостановка какового аппарата грозит неизмеримо тяжелыми последствиями для России».

Резолюция принята большинством 682 против 641 голоса, при 28 воздержавшихся.

Ударники. 3 ноября собрание ударников, находящихся временно, в количестве 132 человек, в гостин. «Дрезден», выяснив значение происходящих событий (благодаря обману, их заставили сражаться вместе с врагами народа против революционных солдат и рабочих), постановило обратится с ходатайством в Рев. Комитет, (через тов. Мих. Т.) о прикомандировании их к революционному Московскому гарнизону.

Разоружение юнкеров.

С 4-х часов началось разоружение Александровского училища в присутствии комиссии, в состав которой входят представитель В.Р.К. и центральных групп. Оружие перевезено в С.Р.Д.

Все за работу.

Всем служащим Московсвого Центрального Транспортного Комитета предлагается немедленно явиться на работу.

Президиум Комитета.

Показания Прейсмана.

Тов. Прейсман, работал по выборам.

28-го взят у манежа с автомобилем — (ехал за хлебом для Совета).

Арестованных погнали в Александровское училище. По дороге издевались, кричали: «большевики, мы вас расстреляем».

Из Александровского училища повели в Художественный электро-театр, где три дня держали без пищи. На группу в 47 человек давали чашку каши. Обращение зверское. Пленные начали возмущаться. Явился дежурный офицер, схватил пятерых, приказал увести; из них трое вернулись, двух больше не видали. После дежурного явился поручик Ровный (фамилии точно не помнят) и, угрожая расстрелом, приказал успокоиться.

Из электро-театра повели в Кремль; по дороге юнкера и студенты кричали: «мерзавцы» и обращаясь к конвою просили выдать пленных им для сворой расправы. Узнав в тов. Прейсмане еврея,— кричали: «мало вас жидов в Польше побили, не всех перекололи».

Больным товарищам не давали медицинской помощи. В последнее время врач обещал помочь, но обещание осталось обещанием. В Кремле сидели в подвале. Уборной не было,— сказали: «в случае особой важности — проведут».

2-го ноября, отношение изменилось. Условия содержания женщин одинаковые с мужчинами.

Одна женщина, очень нуждающаяся в медицинской помощи, кричала, плакала, помощи не было.

При обыске забирали документы, деньги, часто верхнюю одежду, сапоги и не возвращали.

Большинство уничтожало свои документы; но случаев отречения от партии не было. Страшное воспоминание оставили студенты. Солдаты, выпущенные говорят, что не оставят ни одного студента в живых.

P.S. Поручик Ровный говорил дежурному: «будут неудовольствия,— без разговора расстреливать».

Протест Красной Гвардии.

Дружина «красной гвардии» при Исполнительном Комитете латышских объединенных секций Московской организации Рос. Соц.-Дем. Раб. Партии (большевиков), обсудив заключенный договор Военно-Революционпого Комитета с Рябцевым и его бандой, находит, что Военно-Революционный Комитет при заключении договора не считался с мнением революционного войска и «красной гвардии».

Освобождая юнкеров от ареста, Военно-Революционный Комитет вместе с тем дает им возможность снова восстать против революционного народа. Мы, латышские стрелки и рабочие, члены красной гвардии, категорически требуем, чтобы все арестованные юнкера и прочая буржуазная сволочь, были преданы властному революционному суду с участием представителей от революционных организаций и красной гвардии, который определит степень виновности каждого и вынесет соответствующий приговор.

Что касается предводителей-корниловцев Рябцева и его товарищей, которые первые подняли бунт против революционного народа, то они должны быть судимы тем судом, какого они требуют для рабочих, солдат и крестьян. Все те хулиганы, которые еще теперь после заключения договора, обстреливают из засады нас и наших товарищей и таким образом пытаются вызвать панаку и дезорганизащю в городе, должны быть беспощадно уничтожены без всякого суда.

Резолюция принята единогласно на общем собрании дружины, на которой присутствовало 193 человека.

(Следуют подписи).

От редакции. Военно-Революционный Комитет считал нужным ликвидировать восстание буржуазии с наименьшим количеством жертв. Ввиду этого он и не нашел возможным настаивать на предании суду участников восстания. Теперь, когда договор подписан, не может быть и речи о нарушении его условий.

«Социал-демократ», Москва, 4 ноября 1917 года


Комментарии

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind

31.29MB | MySQL:46 | 0,364sec