Мятежники в столицах беспощадно распоряжались с неугодной им печатью, одинаково с буржуазной ли или социалистической: приостанавливали газеты, конфисковывали не только номера, но и помещения, типографии.

Военно-революционный комитет «подарил» типографию газеты «Биржевые Ведомости» анархисту Блейхману и товарищу Волину, которые,— как передает «Воля Народа»,— явившись в помещение типографии, горячо призывали рабочих печатать газеты анархистского толка, причем добавили, что типография перейдет в полное владение рабочих.

Рабочие постановили ни в какие соглашения с вышеуказанными лицами не входить и от «дара» отказаться.

Военно-революционным комитетом закрыта «Рабочая Газета», центральный орган социал-демократов (объединенцев).

№103 «Вестника Городского Самоуправления» Петрограда был конфискован. №104 вышел под тройной цензурой — типографии, комиссара и члена военно-революцион. комитета.

Комитетом спасения родины и революции 28 окт. была перехвачена телефонограмма из Смольного института с предписанием закрыть газету партии народных социалистов (трудовиков) «Народное Слово» за помещение в ней приказа командующего войсками, двигающимися на Петроград, ген. Краснова и об аресте А.В. Пешехонова.

Далее, член трудовой народно-социалистической партии сообщил городской думе, что группой красногвардейцев занято помещение центрального комитета трудовой народно-социалистической партии. Судьба находившихся там неизвестна.

«Речь» остановлена. В помещении ее находится военная вооруженная «охрана». Закрыта социалистическая газета «День» и т.д.

29 окт. состоялось собрание петроградских журналистов. Собрание заслушало сообщение Сватикова, которому удалось добиться пропуска в Петропавловскую крепость для свидания с В.Л. Бурцевым. Бурцев содержится в Трубецком бастионе и в настоящий момент находится в сносных условиях. Тем не менее, по сообщению Сватикова, жизни Бурцева может грозить опасность в решающий момент кризиса.

Собрание постановило,— по сообщению «Новой Жизни»,— обратиться к комитету спасения с просьбой принять все меры к освобождению Бурцева или, по крайней мере, для перевода его из крепости в другое более безопасное место.

Кроме того, собрание большинством голосов постановило опубликовать протест против насилия, произведенного над Бурцевым и другими лицами, лишенными свободы захватчиками власти.

Собрание журналистов заявляет в этом протесте, что если бы Бурцев погиб, оно возлагает личную ответственность за это на Ленина—Ульянова (разоблачителя Бурцева Ленину, конечно, желательно убрать с пути своей преступной деятельности).

Затем принято было решете опубликовать декларацию петроградских журналистов относительно насилий, чинимых над печатью.

Собрание решило всемерно бороться с этим насилием всеми возможными средствами и посильно обеспечить осведомление народа о происходящих событиях. С этой целью избрано бюро для оказания содействия комитету спасения родины и революции.

На одном из заседаний петроградской городской думы в дни мятежа директор телеграфного агентства рассказал о хозяйничании большевиков в петроградском телеграфном агентстве, осведомляющем всю Россию.

Когда в телеграфное агентство явились матросы, во главе с комиссаром военно-революционного комитета, директор заявил им, что он, не признавая новой власти, согласен продолжать работу в течение ближайших дней в виду государственной ее важности, при условии, если будет обеспечена возможность полной объективности в передаче происходящих событий.

Ближайшая же работа показала, что такой объективности нет. Комиссар воспретил сообщить в провинцию текст формулы перехода совета республики. Затем было запрещено сообщить о выходе фракции меньшевиков, социалистов-революционеров и др. из съезда советов депутатов. Равным образом нельзя было передать об образовании комитета спасения республики и воззвания этого комитета.

В виду этих обстоятельств директор петроградского агентства сложил свои обязанности и все служащие телеграфного агентства оставили работу.

Об этих же «художествах», ничем не отличающихся от романовских, оповещает телеграммой и московское отделение телеграфного агентства:

«С вечера 24-го октября насильственно, при помощи вооруженных лиц, был установлен контроль над деятельностью московского телеграфного агентства. Служащие оставались на местах, продолжали работу, полагая, что перерыв в ней не соответствовал бы интересам страны, и будучи уверены, что новая власть будет соблюдать полную объективность осведомления страны.

Однако, опыт истекших трех дней показал служащим агентства, что никогда еще работа их по осведомлению печати не подвергалась таким искажениям и такой фальсификации общественного мнения, как при нынешних (большевистских) цензорах, выяснив полную невозможность для агентства при создавшихся обстоятельствах полно и беспристрастно излагать события.

Полагая бесцельным продолжать рассылку телеграмм, когда большинство газет закрыто, и, чувствуя себя солидарными с остальными служащими московских правительственных и общественных учреждений, постановившими прекратить работы, служащие агентства пришли к решению объявить общую забастовку впредь до изменения тех условий, при которых протекает их работа».

Затем, по требованию образовавшегося в Москве военно-революционного комитета при совете рабочих и солдатских депутатов в ночь на 26 октября в типографии старейшей прогрессивной уважаемой газеты «Русские Ведомости», «Русского Слова», «Утра России» и «Раннего Утра» явились вооруженные люди в солдатской форме и захватили эти типографии, объявив газеты закрытыми.

Тем не менее, обработка мнений и убеждений народа мятежникам не удались: большинство страны против них, презирает и проклинает их за злое дело, содеянное ими, за родную кровь, пролитую ими.

«Сибирская жизнь», Томск, 8 ноября 1917 года

Назад


Комментарии

Name (required)

Email (required)

Website

Speak your mind

21.1MB | MySQL:38 | 0.171sec