Вопреки всем злостным попыткам соглашателей сорвать второй съезд Советов, съезд все-таки состоялся и принял ряд важнейших решений. Все наболевшие вопросы нашей жизни нашли точный, ясный и прямой ответ со стороны собравшихся на съезд представителей рабочих, солдат и крестьян. Вопросы о войне и мире, о земле, об организации промышленности путем установления рабочего контроля, о продовольствии и снабжении деревни необходимыми ей продуктами, о самоопределении национальностей, о снабжении фронта, об улучшении положения семей лиц, призванных на войну, о созыве в срок Учредительного Собрания и т.д.

Решения второго съезда Советов р[езко] отличаются от постановлений первого в д[воя]ком отношении. Прежде всего, первый съезд, на котором господствовали меньшевики-соглашатели и правые эсеры, был скован мыслью о соглашении с буржуазией, и поэтому он, не смел безоговорочно пойти навстречу требованиям рабочих, солдатских и крестьянских масс. Почти все его решения проникнуты были страхом, как бы буржуазия не рассердилась и не обиделась. И вот почему они носят такой нерешительный, половинчатый и нереволюционный характер. Напротив второй съезд, на котором преобладали большевики и были сильно представлены левые эсеры, идущие по основным вопросам рука об руку с большевиками, с самого начала отверг идею о соглашательстве с контр-революционной буржуазией. Он был совершенно свободен в своих решениях и принимал их в полном соответствии с пожеланиями широких масс, трудящихся и угнетенных. Резолюции съезда дают прямые ответы на проклятые вопросы и действительно выражают интересы и требования рабочих, солдат и крестьян.

Но еще более существенна другая разница. Давно уже известно, что всуе законы писать, ежели их исполнять. И резолюции первого съезда как раз и писались для того, чтобы остаться на бумаге и быть положенными под сукно. Были, конечно, и такие наивные члены первого съезда, которые думали, что с их решениями кто-нибудь станет считаться и что они хотя бы отчасти будут проведены в жизнь. Но все эти резолюции были с самого начала обречены на бесплодие, ибо путь для их осуществления избран был никуда негодный. Проводить их в жизнь поручено было коалиционному правительству, в котором министры-социалисты играли роль жалких пешек и прислужников в руках буржуазии русской и союзной. Конечно, это правительство заботилось не о том, чтобы отстаивать интересы трудового народа, а о том, чтобы втирать массам очки, в действительности же ничего для них не делать, [а] на деле защищать интересы буржуазии и помещиков.

Второй съезд не был так наивен. Учтя опыт восьми месяцев русской революции, он прекрасно знал что для осуществления революционных решений, нужно революционное правительство. И он создал такое рабочее и крестьянское правительство, наметил основные черты его деятельности и избрал орган, перед которым это правительство должно быть ответственно и подотчетно. Это правительство уже не станет извращаться и саботировать (срыва[ть] требования народных масс. Оно не будет в угоду империалистической буржуазии, отечественной и иностранной, затягивать войну, отсрочивать реформы в пользу народа, сохранять старый чиновничий аппарат, вводить смертную казнь для солдат, восстанавливать палочную дисциплину, преследовать советы рабочих и солдатских депутатов, сажать в тюрьму крестьянские и земельные комитеты, рассылать по стране карательные экспедиции против трудового народа и т.д. и т.д. Напротив, оно будет верным слугой и представителем Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, в которых сосредоточены все действительно живые силы трудового народа, оно будет проводить как в крупном, так и в мелком истинно революционную политику, отвечающую интересам трудящихся, их требоваваниям и их надеждам. И в самом способе своей работы новое рабочее и крестьянское правительство будет решительно отличаться от свергнутого коалиционного министерства Керенского. Последнее действовало в тиши канцелярии под покровом бюрократический тайны. За спиной народа оно сговаривалось с буржуазией и помещиками, и не было ответственно перед органами революционной демократии. Новое народное правительство будет действовать гласно и открыто. Вся его работа будет протекать под контролем Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и Центрального Исполнительного Комитета, избранного на 2-м Всероссийском Съезде Советов. Оно будет работать не канцелярскими способами царского чиновничества, а будет опираться на мненние и активное содействие Советов, рабочих организаний, крестьянских организаций и т.д. Профессиональные союзы, фабрично-заводские Комитеты, Всеросийский Союз железнодорожных служащих, Всероссийский Союз почтово-телеграфных служащих, Крестьянские Комитеты и вообще все истинно демократические организации будут помогать ему в его работе всем своим глубоким жизненным опытом и своими личными силами. Теперь не будет на Руси той пропасти между правительством и народом, которая создана была царской монархией и почти целиком сохранена прежним временным правительством. Сам народ в лице своих организаций и истинных представителей будет управлять собой, а не будет, как встарь, управляться чуждой ему и враждебной ему силой.

Вот что сделал Всероссийский Съезд Советов Рабочих и Солдатских Депутатов и представителей революционного крестьянства. Впервые он возвестил во всеуслышание всего мира истинно-революционную программу освобождения трудящихся от политического и экономического гнета. Не ограничиваясь словесными заявлениями, он объявил войну войне и предложил немедленный демократический мир всем народам. Он поставонил уничтожить частную собственность на землю и декретировать передачу земли народу. Наконец, он создал новый тип правительства, истинно народного, с народными организациями, связанного, вместе с ними и через них работающего, и, таким образом, установил управление народа самим народом. Только Парижская коммуна 1871 года отважилась на такой решительный разрыв со старыми порядками управления. Но, ограниченная пределами одного города и теснимая подавляющими силами буржуазии, она могла осуществлять начало новой политики лишь в самых ограниченных размерах. Русская же революционная демократия проводит свою рабоче-крестьянскую политику в национальном масштабе, на территории колоссального государства, и своим примером призывает народы применить эти начала во всемирном масштабе.

И, повторяя слова Карла Маркса о Парижской Коммуне, мы можем сказать, что чем бы ни кончилась начатая нами борьба, какие бы тяжелые испытания не ждали нас еще впереди, новая позиция для социализма отныне завоевана и в историю всемирного освободительного движения вписана новая блестящая страница. И до тех пор, пока человечество будет существовать на земле, история не забудет великого дела, совершенного вторым Всероссийским Съездом Советов Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов.

«Знамя революции», Томск, 9 ноября 1917 года


Комментарии

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind

31.29MB | MySQL:46 | 0,305sec