Циркулярно. Из Верного 8 ноября.

ТАШКЕНТ. Восстанием большевиков поставлен вопрос: быть или не быть России. Вот при каком положении нам приходится ответить на ваш призыв приступить к работе, не делать частных выступлений, могущих внести еще большую разруху в жизнь страны. Поставленные, в силу географических условий, в более выгодное положение, чем вы, и хладнокровно обсудив создавшееся положение, полагаем, что большевики приведут к гибели Родину и поддержание их увеличит смуту и приблизит государство к роковому концу. Считая, что новобновление работы телеграфа никоим образом не устранит созданные большевиками затруднения, а лишь явится одним из актов поддержания большевиков, мы отвергаем ваше предложение. Мы глубоко верим, что большевики не выведут страну из той анархии, которую они же создали, и отдалят созыв учредительная собрания, которому они препятствуют своим преступным выступлением. Мы, поэтому, будем стоять на стороне правительства, ведущего страну к учредительному собранию, все еще надеясь, что дорогая наша родина и армия выйдут из страшного положения, в какое их втянули большевики. Председатель почт. телегр. конт. Зайцев. Товарищ его Меньков. Секретарь Гвоздев. Организациям служащих Томского почт. телегр. Округа.

ПЕТРОГРАД. Ц.К. на 20 ноября назначает экстренный созыв совета делегатов, который решит вопрос об отношении почт. телегр. союза к оторжении власти. До тех пор призывает все организации, во имя спасения гибнущей Родины, прекратить и не допускать частичных изменений, выступлений и забастовок, являющихся последним ударом, разрушающим в конец государственный механизм страны.

Председатель Кинг.

Циркулярно из Москвы. В Москве после героического сопротивления, сдались войска комитета общественной безопасности, объединившего по инициативе думы все крупные демократические организации против захватных стремлений большевиков. Сдались, главным образом, в целях спасения Кремля и центра города, которые большевики нещадно громили из тяжелых орудий. Войскам гарантирована свобода, и неприкосновенность. Власть теперь в руках революционного комитета, но большевики понимают свое бессилие организовать власть и стремятся к коалиции с государственными элементами. Последние в большинстве не согласны работать совместно с большевиками и стремятся к их изоляции. Наши учреждения работают самостоятельно и управляются особым коллективом, назначенным нашим советом. Цензуры кроме обычной военной, нет. Комиссар не вмешивается совершенно. В городе спокойно, только Кремль грабят, грабят без конца. Окружный суд, оружейная палата и некоторые храмы разграблены совершенно. От орудийного огня пострадал сильно Чудов Монастырь, Успенский Собор и 12 Апостолов. Разбиты исторические часы. Луначарский, один из вождей большевизма, не вынес картины поругания величайших национальных святынь и ушел из совета комиссаров.

Из Петрограда нет никаких сведений. Известно только о безрезультатных переговорах о создании однородного социалистического министерства. Все партии, за исключением левых эс’эров, не хотят работать совместно с виновниками кровопролития. Живем на вулкане, ждем дальнейших событий.

На фронте, по сведениям Одессы, сплошное братание. Германцы взяли тридцать пять дивизий для похода в Италию.

Тысячи различных слухов, но мы можем давать только безусловно верные сведения. Председатель Совета Войцехович.
***
Помещая все эти телеграммы, мы должны, однако, заметить, что достоверность фактов должна быть принята с большой осторожностью, так как в настоящее время нет хорошо организованного телеграфного сообщения и ответственного источника, а передаются, главным образом, слухи, при том малопроверенные.

«Знамя революции», Томск, 10 ноября 1917 года

Назад


Комментарии

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind

31.28MB | MySQL:46 | 0,330sec