Положение дел в Петрограде все еще не определено. Скудные известия не дают возможности ориентироваться в том, что там происходит, и в том, чего нам ждать в ближайшие дни. Происходит борьба, но борьба, повидимому, уже не столько за власть, сколько просто война всех против всех, в которой нет ни вождей, ни лозунгов, ни знамен, война свойственная только анархии и безвластию.

И на фоне этой войны идут бесконечные споры о власти, о ее организации и ее составе. Телеграфным известиям, которая доходят, почти нельзя верить, ибо они находятся в противоречии с теми скудными сведениями, которые мы находим в немногочисленных газетах, еще не задушенных цензурой.

Но несомненно одно — большевики удержаться не могут, они потеряли всякий ореол, их лидеры Ленин и Троцкий скомпрометированы в глазах даже тех их немногочисленных друзей в прошлом, которые теперь говорят о них с осуждением.

Даже «Новая Жизнь», до сих пор еще не чуждая играм на два фронта, единственная газета, еще не подвергшаяся карам, хотя уже и перенесшая цензурные тиски большевизма, и та взывает к большевикам с требованием остановить кровопролитную борьбу, остановить безумие масс, увлеченных соблазнительными лозунгами большевизма в пучину гражданской войны. И даже «Новая Жизнь» откровенно разоблачает авантюризм Ленина и Троцкого, все еще, однако, защищая большевизм, как таковой. И защищая его, она убеждает всех социалистов пойти на уступки с целью организации власти из социалистов всех толков вплоть до большевизма. Только такое социалистическое министерство, по мнению «Новой Жизни», в состоянии остановить гражданскую войну и довести Россию до Учр. Собрания. Этой точки зрения придерживается до сего времени, повидимому, и «Викжель». Но до сего времени ее не разделили те, кто с самого начала отмежевались от большевистской авантюры. «Дело Народа» до сих пор отстаивает идею коалиционного министерства без большевиков.

Но и сами большевики, как это полагает «Новая Жизнь», готовы итти на уступки, разделив власть с социалистами, и с этой целью, якобы, даже готовы порвать с Лениным и Троцким, зарвавшимися так далеко, что уже никто не межет их защитить или одобрить.

Все примирители, и в том числе «Новая Жизнь», зовут всех социалистов на путь соглашения.

Но так ли это, возможно ли соглашение там, где до сих пор его не могли достигнуть.

Ведь, несомненно, что стремление большевиков в настоящее время найти общие пути со всеми социалистами не искренно. Всего несколько дней тому назад они с презрением оттолкнули их от себя, решив всю власть и всю ответственность за возмущение взять на себя. И, конечно, не сознание единственно возможного исхода в таком соглашении и не сознание своей ошибки руководит теми большевиками, которые готовы сделать это отступление, а только сознание своего одиночества, сознание, что рано или поздно их игра будет проиграна. Это для них только путь отступления с наименьшими потерями на новые позиции, с которых они всегда могут возобновить нападение.

И как верить им, когда с ними в течение полугода нельзя было достигнуть соглашения? Как верить им, когда и до сих пор они публично не хотят осудить своего безумия? И напрасно «Новая жизнь» убеждает, что нельзя требовать от них публичного осуждения своего выступления, а достаточно, чтобы они изменили свою тактику. Нет, этого мало,— такое осуждение из уст их самих своей тактики необходимо, не как кара для них, не как доказательство их смирения, но как доказательство для той самой массы, которая ими была увлечена, доказательство того, что она была вовлечена в авантюру. Иначе большевики всегда найдут пути для новых выступлений, быть может, еще более безумных. Ведь не признали же они урока июльских дней. Они сумели лишь использовать те уроки, которые им были даны нерешительностью других социалистических партий.

И потому с большевиками не может быть соглашений, не может быть дано им место в министерстве, нельзя им вверить судьбу государства, которое они уже предали на поток и разграбление.

Очевидно, на этой точке зрения продолжает стоять большинство социалистических партий, поддерживающих лозунг «социалистическое мннсстерство без большевиков». И если бы это было иначе, несомненно, что в Петрограде было бы установлено уже социалистическое министерство с большевиками, ибо на это, большевики охотно пошли бы.

Но этот путь вряд ли возможен, ибо все говорит за то, что авантюризм большевиков должен быть ликвидирован без каких бы то ни было компромиссов, на которые зовет «Новая Жизнь».

«Сибирская жизнь», Томск, 10 ноября 1917 года


Комментарии

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind

31.29MB | MySQL:46 | 0,297sec