Среди большевистской армии.

В среде примкнувших к т.н. «военно-революционному» комитету войск и рабочих уже на второй день после «переворота» началось разложение. Перелом в настроении рабочих масс несомненен.

Убийства и насилия.

В субботу, 29 октября, в Петропавловской крепости имели место следующие кровавые события:

Около половины третьего часа дня, группа матросов, в количестве 13-ти человек, привела трех юнкеров в Петропавловскую крепость. По мере приближения к площади толпа все возрастала. Раздались крики: «Бей, коли, нечего их туда вести, лучше здесь с ними прикончить». Когда толпа приблизилась к площади, раздались выстрелы и началось массовое избиение юнкеров. Один из них успел вырваться, но едва он взлез на стену, как был снят и вместе с остальными был буквально растерзан.

Изложенное сообщил городскому голове прапорщик Кемулариа, бывший в указанное время в крепости. Свидетель этих ужасов к сказанному добавил:

«После этого я решил уйти из Петропавловской крепости, но у входа встретились уже новые две партии юнкеров — одна из 10, а другая — 8 человек. При них же шел разговор, где с ними расправиться, здесь или внутри».

Через 10 минут после сообщений, сделанных прапорщиком Кемулариа, в здание городской думы вернулся член управы Коротнев, который сообщил, что его матросы не впустили в Петропавловскую крепость, несмотря даже на указание, что он является представителем городского самоуправления.

Арест Бурцева.

Около 11 часов вечера, после продолжительного обыска в редакции газеты «Общее Дело», арестован у себя на квартире редактор-издатель этой газеты Н.Л. Бурцев. Обыск и арест произведены матросами.

Снабжение Армии.

Армию на фронте сильно беспокоят вопросы снабжения. Дезорганизация, внесенная большевиками во все министерства, может отразиться на фронте голодом. Это побуждает фронт особенно торопиться с ликвидацией большевистского мятежа.

Что делали с юнкерами.

В «Деле Народа» напечатано:

После того, как в Зимний дворец ворвались матросы, красногвардейцы и солдаты Павловского полка, мы, защищавшие дворец юнкера, принуждены были сдаться. У нас отобрали оружие и заявили при этом, что отправят по своим частям и никаких насилий над нами допущено не будет. Между тем, оскорбления и побои начались еще в Зимнем дворце, когда нас, арестованных, повели сквозь строй «победителей». Нас начали бить в лицо кулаками и прикладами и называли при этом контрреволюционерами и т.д. и, наконец, нас привели в казармы Павловского полка.

Здесь, выстроив нас в шеренгу и поставив спиной к себе, солдаты направили на нас винтовки и скомандовали.

«Караул, посторонись». Один из арестованных крикнул — «спасайся», и все юнкера бросились врассыпную, надеясь убежать от разъяренных солдат. Последние начали стрелять, и здесь много юнкеров было убито. Бежать удалось очень немногим, ибо ворота казарм были закрыты, а во дворе стояли караулы. Мне удалось уйти от выстрелов, но по дороге я был задержан солдатом Павловского полка, который повел меня обратно в казармы; однако, когда я дал ему денег, он отпустил меня. Боясь идти дальше, я спрятался в дровах на Марсовом поле, и только к утру попал домой.

Во время обстрела Зимнего дворца жертв среди юнкеров было немного, но после того, как мы были арестованы, многие из товарищей были убиты, ранены и избиты. Оставшиеся под арестом юнкера содержатся в Петропавловской крепости.

Юнкер А. Розин.

«Свободная Сибирь», Красноярск, 11 ноября 1917 года

Назад | Далее


Комментарии

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind

31.28MB | MySQL:46 | 0,307sec