Сообщают из Киева новые подробности разгрома замка князя Сангушко.

Бесчинства солдат запасного полка начались со столкновения их с отрядом драгун, вызванных для охраны княжеского леса, который солдаты вырубали и продавали окрестному населению.

Солдаты решили посчитаться с драгунами и отправились к замку. В это время на дороге показались 4 всадника: племянник князя Сангушко, граф Ржесчецкий, его сестра, драгунский офицер и вестовой. Всадники, узнав о намерении солдат, повернули и помчались по направлению к замку. Вслед им раздалось несколько выстрелов. Племянник князя был ранен в плечо. Всадники скрылись в замке.

Толпа солдат с криком бежала за ними.

Около замка бегущих солдат пробовали остановить и успокоить офицеры железнодорожной бригады. Но ничто не помогло. Какой-то офицер, подзадоривая затуманенных злобой солдат, кричал: «Вперед!».

Солдаты, подбежав к замку, открыли стрельбу и ворвались в замок через несколько входов.

Их пытался образумить квартировавший в замке командир железнодорожной бригады генерал Гавронский, но чуть не поплатился жизнью, и, только благодаря находчивости одного офицера, крикнувшего: «Товарищи, арестуем генерала и передадим его под охрану верных революции войск!» Гавронский остался цел.

Племянница и племянник князя Сангушко, пользуясь суматохой, бежали. Ворвавшаяся толпа приступила к грабежу и разрушению. Громила и грабила все, что только попадалось под руку. Уничтожены обширная коллекция археологических древностей, великолепная библиотека, насчитывавшая множество редких книг и рукописей громадной исторической ценности, и богатая коллекция художественного фарфора. Уничтожен золотой шатер короля Яна Собеского, хранившийся, как национальная реликвия. Погибли десятки картин высокой художественной ценности.

Самого князя, 89-летнего старика, солдаты вытащили из замка и на дамбе, недалеко от замковых ворот, убили неописуемо жестоким образом. Князь умолял послать к нему ксендза, чтобы исповедаться и помолиться перед смертью. Его ударили прикладом в грудь. Старик был настолько крепок, что не упал. Его вторично ударили прикладом по голове. Он все еще стоял. Тогда кто-то воткнул ему штык в спину. Князь повалился, как сноп. Лежачего ударили штыком в грудь. Старик схватился руками за штык и, разрезая пальцы, вытащил его из груди. Последние слабеющие слова князя были о ксендзе. Уже мертвого его продолжали колоть и бить. На теле князя насчитано 30 порезов, из них только на груди 7 глубоких штыковых ран. Разгром продолжался несколько часов.

После опустошительного грабежа и разрушения замок был подожжен.

Пожар продолжался всю ночь. Замок сгорел дотла. Остались лишь голые торчащие черные стены. Не сохранилось ни одной вещи. Груды дымящихся развалин высятся на месте бывшего дворца. Только на внутренней стороне одной из стен уцелела каким-то образом икона Божией Матери. Ее сняли драгуны на память, как святыню.

23 окт. в Славуту прибыли прокурор житомирского окружного суда Сокович и товарищ прокурора Баронч.

Следствие об убийстве князя и о разгроме его дворца ведется в спешном порядке.

«Р.С.»

«Свободная Сибирь», Красноярск, 11 ноября 1917 года


Комментарии

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind

31.29MB | MySQL:46 | 0,302sec