Надо рассеять одно недоразумение, которое может в эти грозные дни крайне повредить делу русской революции и международного социализма.

Большевики и сочувствующие большевикам утверждают, будто отрицательно относиться к ним, а особенно бороться с ними могут только те, кто не революционер и кто не социалист. Против этого утверждения должны протестовать всеми силами души как раз деятели, стоящие на точке зрения революционного социализма.

Возьмем политическую сторону дела. Захват большевиками власти является прежде всего срывом Учредительного Собрания, И как бы на словах они ни распинались за Учредительное Собрание, на деле они отодвигают его на неопределенный срок, мало того,— делают сомнительной самую возможность его функционирования. Вместо выборной агитации они дают нам бомбардировку Зимнего дворца и расстрел в упор батальона женщин. Вместо правильного народного представительства они выдвигают свою пресловутую диктатуру пролетариата, к которой они примешивают теперь диктатуру солдат и беднейшего крестьянства. А между тем наше Учредительное Собрание, как бы ни относиться вообще к парламентаризму, явилось бы наилучшим выражением воли революционного народа и могло бы стать и для других стран образцом управления народа при помощи же народа и в интересах народа. Таким образом, большевики наносят крайне опасный удар выросшему из недр революции крупнейшему учреждению новой, свободной России.

Обратимся к стороне социально-экономической. Совет Республики, под давлением своей социалистической части, признал необходимость немедленного же приступления к аграрной реформе, которая подготовлялась вековой тягой трудового крестьянства к земле и упорной работой целых поколений интеллигенции над этим основным вопросом русской жизни. Теперь безумное предприятие большевиков оттягивает и эту меру, которая, очевидно, не может быть проведена в тот момент, когда вся страна находится в смертельной тревоге за судьбы революции и самой родины.

Или возьмем международную сторону. Под давлением социалистической же части Совет решил повести более энергичную внешнюю политику в смысле скорейшего соглашения с союзниками относительно целей войны и вступления в мирные переговоры. Нечего говорить, до какой степени временно восторжествовавшее восстание большевиков отодвинет перспективы этой активной политики мира. Ни для кого не тайна, что, например, деятельность русской делегации Всероссийского Совета по созыву Стокгольмской конференции за границей была в очень значительной степени заторможена результатами июльского большевистского выступления и бегством русских солдат с фронта,— что заставило представителей союзных держав думать, что русская революция уже не может рассчитывать на свои армии, шедшие под красными знаменами, и потому не является силой, с которой можно считаться. Ныне захват власти большевиками поставит рабочие демократии союзных держав в очень тяжелое положение, лишая их возможности агитировать за принятие во внимание голоса революционной России.

Наконец, есть еще одна очень серьезная опасность, угрожающая делу русской свободы и социализма. Напуганная попыткою большевиков поставить свою волю,— волю несомненного меньшинства,— выше воли всего народа, страна может броситься вправо, в объятия контрреволюционной диктатуры, которая, конечно, постарается воспользоваться на первых порах настроением и услугами искренних революционеров, возмущенных насилием большевиков над демократией, но только для того, чтобы перерезать горло одною саблею и большевикам, и другим социалистам.

«Дело народа», Петроград, 27 октября 1917 года


Комментарии

Name (required)

Email (required)

Website

Speak your mind

21.07MB | MySQL:38 | 0.196sec