Захват власти большевиками в Петрограде поставить революцию в крайне опасное положение. С одной стороны — большевистский военно-революционный комитет, провозглашающий начало социалистической революции. С другой — буржуазные классы, принимающиеся за организацию контрреволюции.

В Петрограде — правительство большевиков, в Москве уже, будто бы, организуется кабинет Родзянко-Гучкова, а на Дону — правительство Каледина и т.д., и т.д. Наконец, Керенский ищет опоры в армии, чтобы двинуться на подавление Петрограда.

Распад и разложение полные. Гражданская война готова разразиться со всей свирепостью, какая свойственна междоусобицам.

Какова должна быть наша линия поведения в этих обстоятельствах? И можно ли еще спасти революцию?

Нам представляется это возможным лишь в том случае, если вся революционная демократия найдет в себе силы и способности сплотиться в один прочный блок и против демагогической лжи большевиков, и против организующейся контрреволюции.

Большевики делают вид, будто думают, что другие социалистические партии только потому не шли вместе с вами, что «боялись взять на себя юридическую ответственность за тяжелую борьбу», что считали невозможным свержение правительства Керенского. И они негодуют и громят, и грозят «железными рукавицами» за то, что теперь мы не хотим разделить с ними «политической ответственности» за то, что они не смогут сдержать своих обещаний. Что это — лицемерие или глупость? Мы всегда считали обманом большевистские обещания и всего менее можем взять на себя за них ответственность. Нет, отвечать за них должны вы одни, г.г. большевики. А если вы стали сердиться на других, что эти другие не хотят с вами делить ответственность, это значит, что вы начали понимать, что выполнить свои обещания вам не удастся.

Еще несколько дней опыта,— и вы это поймете совсем ясно.

Большевики обещали немедленный мир. Теперь они уже говорят о немедленном предложении мира. Забывают только откровенно сказать, что их «демократический мир» возможен лишь после всемирной социальной революции.

Большевики обещали немедленную передачу земли крестьянам. Как будто не ясно, что немедленно можно лишь расхватать землю, причем она достанется, конечно, более сильным и крепким крестьянам, а «деревенская беднота», о которой так хлопочет Ленин, останется не при чем.

Ленин приглашает строить «пролетарское государство». Немедленной передачей земли можно построить лишь государство пролетариев, государство нищих. Мы — не участники в такой работе.

Большевики обещали хлеба. Теперь они уже сами видят, что оставят скоро всех без хлеба.

Еще опьяненные дешевой победой, еще воображая, что они совершили самое трудное дело, большевики уже начинают осязать близость краха. И сердятся, что им не приходят на помощь.

Нет, участие в большевистской демагогии для нас неприемлемо. Но еще менее приемлемо калединское усмирение. С Каледиными и Родзянками мы итти не можем против солдат и рабочих, хотя бы и обманутых большевистской демагогией.

Мы должны немедленно образовать однородное социалистическое министерство — без большевиков и без цензовых элементов — с программой:

1) ликвидации большевистской авантюры, которая немедленно лопнет, как мыльный пузырь, при первом соприкосновении с суровыми фактами;

2) передачи всех земель сельскохозяйственного назначения в ведение земельных комитетов;

3) энергичной политики в пользу скорейшего заключения мира без аннексий и контрибуций на основе самоопределения народов;

4) неотложного созыва Учредительного Собрания.

Лишь такое правительство имеет шансы предотвратить гражданскую войну, собрать вокруг себя всю трудовую демократию, не ослепленную большевистской демагогией или начинающую прозревать и понимать истинную цену всех большевистских обещаний.

«Дело народа», Петроград, 28 октября 1917 года


Комментарии

Name (required)

Email (required)

Website

Speak your mind

21.07MB | MySQL:38 | 0.183sec