Еще до мятежа большевиков в газетах было сообщено, что во главе большевистского военно-революционного комитета стоит Н.И. Подвойский. Этого же большевика Подвойского я встретил ночью около Зимнего дворца во время стрельбы по министрам-социалистам.

К Зимнему дворцу меня, как гласного, делегировала петроградская дума для предотвращения кровопролития. И вот, когда я шел вместе с большевистскими патрулями по Невскому, в стороне от нас шел этот самый «Ильич».

Он трусливо избегал меня и старался держаться вдали. Подвойскому стыдно было мне смотреть в глаза в такой страшный час,— час пролития крови, виновником чего он был сам.

Стыдно было ему потому, что в последний раз я видел его в самом позорном для него состоянии.

Эта было в кабнете секретаря петроградского комитета союза городов за неделю до февральской революции. Подвойский в то время высылался царским правительством из Петрограда в один из провинциальных городов. Он сидел церед секретареи И.А. Тютрюмовым и плакался о своем тяжелом положении, о жене, о детях, умолял его хлопотать об оставлении в Петрограде, причем предлагал дать какие угодно, даже письменные, заверения, что он не будет заниматься политикой.

Тут же при этом разговоре сидел и В.А. Обуховский. Нам всем троим было противно смотреть на этого «революционера», который за теплое местечко в Петрограде отрекался от всего, что он исповедовал.

В результате, все-таки, Подвойский каким-то образом достиг своего: ему был продлен срок пребывания в Питере; по его собственным словам, в этом помогали какие-то графини — Клейнмихель или Кантакузен.

Так вел себя жалкий трус до февральской революции, которая его окончательно оставила в Питере.

А теперь он, оставаясь в тени, обманным образом вел солдат на бойню и вел войну с женским батальоном.

А впрочем, что удивляться этому? Ведь так в обычаях у большевиков отрекаться от своей партии и удирать в опасных случаях.

И сам председатель Съезда, объявивший об аресте министров-социалистов, большевик Каменев, постыдно отрекся от своей партии на суде фракции большевиков соц.-дем. четвертой Гос. Думы.

В заключение еще два слова о том, как Подвойский получил тепленькое местечко, за которое он так держался. После того, как комитет союза городов нарушил права статистиков и даже кадетствующий заведующий оставил место, большевик Подвойский, бывший помощник заведующего, с поспешностью ухватился за это место, дающее хороший оклад.

С. ПОСТНИКОВ.

«Дело народа», Петроград, 28 октября 1917 года


Комментарии

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind

31.27MB | MySQL:46 | 0,483sec