Большевики, собравшиеся на Всероссийский Съезд Советов, прежде всего постановили отменить смертную казнь на фронте и восстановить на фронте же полную свободу агитации.

Одновременно в Петрограде был убит солдатами, производившими аресты по приказу В.-Р. Комитета, товарищ военного министра Туманов, исколотый труп которого был найден в Мойке вечером 26 октября.

А другие агенты Ленина, Троцкого и Луначарского явились в типографии всех петроградских газет и запретили печатать то, что не нравится большевикам.

Военно-революционный комитет большевиков в одном из первых своих воззваний объявлял, что он «сотрет с лица земли всех погромщиков, убийц и нарушителей революционного порядка.

Мы спрашиваем Ленина, Троцкого, Луначарского и их помощников: что они намерены предпринять по отношению к агентам новой «государственной» власти, убившим гражданина Российской Республики генерала Туманова?

Мы спрашиваем их, что они намерены предпринять для того, чтобы всем российским гражданам, всем политическим партиям была предоставлена их агентами «свобода агитации», разрешенная на фронте?

Большевики объявляют, что арестованные министры, в том числе социалисты Маслов, Гвоздев, Никитин и Малянтович, будут преданы «народному суду».

Мы хотели бы знать, за какие преступления осмеливаются Ленин, Троцкий и Луначарский «судить» членов Временного Правительства и что такое этот «народный суд», которым они угрожают гражданам-министрам?

Люди, вчера только захватившие власть, уже объявляют своих политических противников «тягчайшими государственными преступниками».

И одновременно в «Рабочем и Солдате» сообщается об освобождении большевиков, арестованных «по так называемым политическим преступлениям».

Когда дело идёт об арестованных большевиках, их газеты заключают в иронические кавычки самое понятие «политического преступления», позволяют себе лицемерно протестовать против преследований за политические убеждения.

И вместе с тем грозят «всей строгостью революционнного закона (какого?) ослушникам воли господ Ульянова, Бронштейна и Рыкова!

Что это — лицемерие политических Тартюфов или просто трусость слабых людей, растерявшихся на другой день после захвата власти и ищущих спасения в терроре?

«Дело народа», Петроград, 28 октября 1917 года


Комментарии

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind

31.27MB | MySQL:46 | 0,346sec