ОБ ЭКСТРЕМИЗМЕ И ВРАГАХ НАРОДА

Октябрь 14, 2013 | Комментарии отключены

Лассаль в свое время писал: «Мелочность, ничтожество в политике состоит в умолчании об истинном положении дел…» О том, что у наших «отцов» стало хорошим тоном целым искусством в политике правильно и своевременно определить меру правды, необходимо — для эфемерного в их представлении понятия «народ»,— об этом стали открыто говорить всего лишь полтора-два года назад. До недавнего времени лгать народу было само собой подразумевающимся занятием, правда откладывалась на будущее вполне искренне, так как будущее рисовалось светлым и коммунистическим для одних; для других же возможность безнаказанной лжи открывала широкую дорогу к «ба-а-состоянию советского народа» и лично… данного густобрового «товарища».

…Предлагаю совершить короткий экскурс в 1956 год. Когда пришла весна XX съезда, впервые на весь мир /минус Советский Союз/ было заявлено, что «король-то — голый». Но так ли уж это было открыто, правдиво и честно? Прочтите «рассекреченный» лишь в этом году доклад Н. Хрущева на памятном съезде и вы почувствуете огромную разницу между ним и «отчаянно смелыми» рот-перестроечными публикациями. У Хрущева — четкая хронологическая грань между сталинизмом и ленинизмом: 1935 год. А до 35-го — сплошная борьба за «генеральную линию» против троцкизма и правого уклонизма. И было ли докладчику дело до того, что грань-то эта — стеклянная, что сознательно извращены ленинские высказывания о нэпе фразой из критикуемого ниже — здесь же, в тексте доклада — «Краткого курса» о ставке правой оппозиции на «ситцевую индустриализацию», на кулака?

Хрущев приписывает Сталину даже то, чего не было в 30-е годы, и начисто забывает о том, что было в 20-е: беспринципная борьба за власть, прикрываемая красочными лозунгами /разумеется, во благо народа!/.

По Хрущеву, Сталин ввел понятие «враг народа». Между тем, еще в период якобинской диктатуры /в восемнадцатом веке!/ был принят декрет «О врагах народа», а в России этот термин стал применяться с 1918 года сначала к белогвардейцам, затем — к членам буржуазных и монархических партий, еще позже — к членам других, уже социалистических партий, потом — к троцкистам, зиновьевцам, бухаринцам, уклонистам, а уж когда этих не осталось,— к специально создаваемым «гением» Сталина и НКВД «партиям» и «центрам».

И ряд этот можно бы продолжать вплоть до наших дней. «Ну, так уж и до наших!»— скажет какой-нибудь оптимист. Не верите?..

Казалось, были в России времена похуже, но… В газетах уж так красочно расписаны все наши язвы /имеются в виду, естественно, центральные газеты/, что вроде бы и найти-то больше нечего; и привлекать-то надо маститых журналистов, а не «самиздателей»… Но нет!

Как напоминание о чем-то далеком, страшном, архаичном появляются в последнее время в местной прессе сообщения о неких «экстремистах», то бишь /по терминологии 37-го/ — о «врагах народа». Вот уже и Тамбовский «Мемориал» в эти самые экстремисты попал…

«ЭКСТРЕМИЗМ — приверженность к крайним взглядам и мерам /преимущественно в политике/; термин, обычно применяемый реакционерами и реформистами по отношению к революционным деятелям» /словарь иностранных слов/. Если и нужен какой-то комментарий к предыдущему абзацу, то он, на мой взгляд, мог бы выразиться в вопросе: «Как вы думаете, почему в более поздних изданиях «Словаря иностранных слов» определение экстремизма подверглось усекновению наполовину: из него исчезла вторая часть, а осталась лишь «приверженность к крайним взглядам и мерам…» — случайно ли это?».

С симпатией и уважением к «Содействию» — Е. ПРИБЫТКОВ.


Comments

You must be logged in to post a comment.

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind