СОСТОЯНИЕ ТАМБОВСКОЙ НАРКОЛОГИИ СЕГОДНЯ

Октябрь 14, 2013 | Комментарии отключены

Напомним читателям программную цель этой рубрики: по мере возможности осветить процесс очищения общества от последствий тотального спаивания населения великой страны. Процесс этот и на 72-м году Советской власти находится в довольно зародышевом состоянии. Один из самых оригинальных литературных гениев России советовал: «Зри в корень».

А корни российского и советского пьянства глубоко уходят не столько в несовершенство системы здравоохранения, сколько в пороки социальные…

Сегодня на странице «СоДЕЙСТВИЯ» выступает специалист — врач-нарколог. Учитывая атмосферу «охоты на ведьм», давящую на всех, кто изъявляет желание сотрудничать с нашим бюллетенем, мы предложили автору убрать его подпись под материалом.

МЕЧТАЮ СТАТЬ БЕЗРАБОТНЫМ

…Хотя сегодня мне это совершенно не грозит, хотя звучит это несколько парадоксально, но я обязан делать все, чтобы профессия моя «вымерла». А для этого необходимо одно «простое» условие: отсутствие пациентов по моему профилю.

Коснусь той сферы, в которой чувствую себя компетентным /хотя, корректности ради, надо бы оговориться: мое мнение не обязательно совпадает с мнением руководства обл- и горздравотделов/.

Итак, на сегодняшний день мы имеем в Тамбове:

—хозрасчетный анонимный кабинет, где лечатся люди, которые не хотят становиться на учет к «минздравовскому» врачу-наркологу1. И у людей этих есть средства, чтобы заплатить за лечение /от 60 руб. и […]/;

—ТОНД /тамбовский областной наркологический диспансер/, где лечатся все остальные: и пришедшие сами, и «подконтрольные» милицейским органам, и те, кого с большой неохотой доставляют кареты скорой помощи — т.е. «белые горячечники» /причем, что касается второй категории — подконтрольных, то чаще всего их обращение в ТОНД имеет чисто тактический характер: лишь бы избежать отправки в ЛТП, которого все без исключения больные боятся больше всего/.

Что видят больные, когда переступают порог ТОНДа: полуподвальное помещение со всегдашним запахом плесени. Затем его направляют /по его желанию,— будем рассматривать случай с больным, пришедшим добровольно/ в стационар — в одно из четырех отделений.

А здесь… Палаты на 20 человек: один храпит, другому невтерпеж похмелиться, третий мечтает убежать из отделения на пьяную волю, «в пампасы»… Да в такой-то обстановке не каждый здоровый человек выдержит, не сорвется!

А ведь кому-то еще больше «везет»: из-за хронической нехватки мест можно вполне угодить на 10 дней в палату, где содержатся больные с психозами — это вообще кошмар, поверьте. Но врачей в этом трудно винить, т.к. они попросту обязаны… выполнить план! «План по койко-дням», представляете?! Абсурднее этого перла бюрократов от медицины может, наверное быть только «План по заполнению могил» где-нибудь на кладбище… Эх, поместить бы в палату с психозными тех, кто придумал эти самые «койко-дни»!

Совершенно верно утверждение о том, что наркологи в настоящее время могут помочь только тем, кто сам хочет навсегда покончить с алкоголизмом. А как же быть с теми, кого приводят милиционеры-участковые? Большая часть этого контингента рано или поздно попадает в ЛТП /срок лечения2 до 24-х месяцев/. Это значит, что два года попросту будут вычеркнуты из человеческой — и без того короткой — жизни. Для справки: ни в одной другой стране не существует учреждений, подобных ЛТП.

…Что же можно изменить на данном этапе в организации лечения по моему профилю? — Да практически ничего. Поговаривают, правда, что лечение в стационарах станет большим по продолжительности, а ЛТП будто бы передадут в ведомство Минздрава, Но пока это лишь слухи.

Теперь насчет того, может ли врач-нарколог «погреть руки» на страданиях больных алкоголизмом.

Безусловно! Если не сам больной, то его близкие, родные последнее с себя снимут — лишь бы кончился в семье этот кошмарный ад!.. А наркологи,— что ж, наркологи во времена застоя не на другой планете жили: соответственно, и среди них есть нечистые на руку люди. «Схема» сделки довольно примитивна: за определенную мзду «благодетель» укладывает больного вне очереди в стационар и в нарушение всех установленных сроков,— только лишь проведя курс дезинтоксикации,— подшивает ему препарат, взяв, естественно, расписку в том, что «излеченный» обязуется не прикасаться к спиртосодержащим в течение 3-5 лет.

—А как же учет дефицитных препаратов?— прервет меня внимательный читатель.

Да дело-то все в том, что обычно в таких случаях в мышечную ткань внедряется не «эспераль», а элементарная фальшивка — «плацебо». И самый отвратительный аспект подобных сделок в том, что когда «излеченный» начнет-таки выпивать, с ним не случается ничего — даже легкого недомогания. Отсюда и произросло широко распространенное мнение, что «все эти подшивания ничего не дают — как пили люди, так и пьют». Но дельцам от наркологии нет до этого дела — ведь определенная денежная сумма уже получена ими авансом…


1. Этот «учет» — также порождение бездушной медицинской бюрократии. Судите сами, в идеале и пациент государственного, «бесплатного» здравоохранения, и клиент хозрасчетного анонимного кабинета достигает одинакового результата — добровольно излечиваются от пагубной болезни. Но если «аноним» расплачивается лишь деньгами, то бедолаге, не имеющему средств, приходится потом в течение трех лет терпеть массу неудобств: например, он не имеет права водить транспорт: не может проживать в квартире с общей кухней /правда, этот пункт при острой нехватке жилья — дань формализму/; нельзя выезжать за рубеж, даже по туристической путевке; серьезные преграды могут возникнуть при устройстве на работу — в отделе кадров и т.д. /Прим. редкол./
2. В данном случае автор серьезно расходится во взглядах с редколлегией: слова «ЛТП» и «лечение» — несовместимы, более подходит термин «изоляция».


Comments

You must be logged in to post a comment.

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind