ЗВОНОК

Январь 29, 2014 | Комментарии отключены

—Забастовка? В нашем городе?! — первая реакция на сообщения с ТВРЗ. Но тут же вспомнилась весенняя распутица в Тамбове, заводи, разом покрывшие все то, что в других городах принято называть улицами. Вспомнил взволнованных ребят и девчат, водителей бастовавшего троллейбусного депо, поочередно наклонявшихся поближе к микрофону, чтобы внятнее прозвучало накопившееся, чтобы требования их были записаны полностью, до буквы…

Надо отдать должное городским властям — реставрация дорожного покрытия улиц в этом году идет такими темпами, в таких масштабах, которых Тамбов не знал с 1636-го — года основания. Но следует, наверное, в этом вопросе отдать должное и троллейбусникам, столь неординарно настоявшим на своем!! Ох, уж этот «жареный петух»…

В литейном цехе вообще и в ТВРЗ — в частности — условия труда, как известно, вредные. Отсюда — некоторые льготы для работающих в нем. Здесь бок о бок стоят рабочие разных специальностей: литейщики, формовщики, стерженщики, земледелы, заливщики. До недавних пор одними испарениями дышали, и отпуск, соответственно, был одинаков — 24 дня. Сейчас вредных паров не убавилось, а вот с отпусками сотворилось что-то непонятное: у литейщиков и заливщиков по-прежнему четыре шестидневки; у формовщиков, земледелов, стерженщиков их осталось три…

Недовольство зрело давно, прорвалось же в конце этого июля. Возможно, из-за сильного ухудшения условий труда летом, а может, шахтерский пример подействовал — не будем гадать. 27 июля литейка стала.

Весь цех потребовал наладить оборудование — в частности, вентиляцию, устроенную в нарушение проекта (это во вредном-то цехе!). Примерно половина работающих (те самые, обделенные) выдвинула требование вернуть шесть дней к отпуску.

Естественно, в мятежный цех прибыла делегация из заводоуправления. Уяснив, в чем дело, попросили рабочих изложить все на бумаге. Полдня прошло в выработке и письменном оформлении пунктов. Бумагу отнесли начальству, предупредив: срок рассмотрения — до первого августа. С обеда литейка вошла в нормальный рабочий ритм.

1 августа из заводоуправления принесли план-график мероприятий по устранению неполадок в цеховом оборудовании. Относительно отпусков развели руками: не нами-де заведено — не нам и переделывать, пишите сами в МПС и Госкомтруд.

Надо сказать, на совесть сделанный план-график многих успокоил — выразили рабочие надежду, что все, им намеченное, с бумаги постепенно перейдет в цех, после чего изъявили готовность работать.

Не то формовщики, земледелы и стерженщики — им нужен был полновесный и справедливый (это признают и заводские «верхи») четырехнедельный отпуск.

Снова прокручиваю пленку. Так и есть: в словах одного из формовщиков (он не возражал против указания авторства, но редколлегия рассудила: береженого Бог бережет) слышится явное презрение: «Почему же они не могут решить этот вопрос сами! Какой тут, к черту, закон о госпредприятии! Почему все на дядю в министерстве кивают?!»

Остановились вот на чем: пишут в МПС и Госкомтруд, дожидаются хотя бы одного ответа (у них стопроцентная уверенность в том, что придут элементарные отписки), а вот уж тогда!…

Думаете, они спят и видят, как бы побастовать? Да ничего подобного! Они давно грезят одним — справедливостью.

Я лишь изложил здесь часть услышанного, стараясь не злоупотреблять оценочными категориями. Выделим следующее: рабочие пошли правовым путем, хотя для этого им пришлось принять бюрократические правила игры в субординацию — «не получилось в среднем звене, дерзай в инстанции повыше».

Вместе с ними подождем ответов из Москвы, и уж тогда — независимо от содержания — будет повод и для оценок, и для детального анализа.

Борис МАКСИМОВ


Comments

You must be logged in to post a comment.

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind