СТРАШНАЯ МЕСТЬ

Январь 31, 2014 | Комментарии отключены

«НЕГОДОВАНИЕ» — даже это энергичное слово звучит, пожалуй, слишком мягко, когда приходится сталкиваться с ситуацией, наподобие описанной ниже…

…Почти легенда. Лет двадцать назад неприметный девятиклассник Тамбовской средней школы №21 поставил перед высшим архитектурным и градостроительным начальством области непростую, а главное, нетипичную задачу: юный патриот в письменном заявлении просил сохранить в облике родного Тамбова небезызвестный дальнейшей своей судьбой «Дом с атлантами» (мир праху его!).

Задача, правда, была решена с традиционной легкостью: градокрушители, вскипев от возмущения выходкой недоросля, возложили разбирательство на… директора школы, который, к счастью, был мудрым человеком и блестящим педагогом макаренковской школы. Виновник скандала не был публично порот, его даже не оставили после уроков. Более того, в заслугу школьному директору можно отчасти поставить и то обстоятельство, что тот самый мятежный девятиклассник стал в наши дни секретарем горкома КПСС. К сожалению, нынешние местные руководители культуры и градостроительства прошли, видимо, иную «патриотическую» выучку — «.…тому мы тьму примеров слышим». В раздумьях над этими примерами и родился следующий материал.

Я старый тамбовец, прослуживший в области культуры 44 года. По мере возможности продолжаю работать и сейчас на благо родному городу.

Но часть моих седин — от горечи и боли, ибо слишком уж часто я становился свидетелем того, как в малограмотных и малокультурных руках в прах к пепел превращались историко-архитектурные памятники Тамбова, делавшие его неповторимо своеобразным глубинным городом Центральной России.

Последним примером безнравственности и вандализма стало уничтожение уникального памятника-дома, в котором около века назад поселился А.М. Жемчужников, один из оригинальнейших и талантливейших представителей русской национальной культуры.

Кому же так ненавистно все, что составляет гордость и самобытность нашего города? Такой вопрос позволяет задать длинная череда событий и потрясений, которым подвергся Тамбов.

На протяжении ряда лет методично громился исторический центр города и на сегодняшний день разрушен непоправимо. Растоптана архитектурная экология, многих историко-культурных памятников город лишен навсегда. Последний из «подвигов» борцов за архитектурную «чистоту» — снесение дома Жемчужникова — я уже назвал. Но до этого были уничтожены «Дом с атлантами» на Интернациональной; дом художника Н.М. Шевченко; дом, в котором родился народный артист СССР Ванин; дом, где жил поэт Афанасьев; часть усадьбы Лукьяненко, являвшейся своеобразным культурным комплексом.

Вспомните, что в 70-х годах родился бредовый проект реконструкции центра, по которому подлежали сносу Музыкальное училище, школа №1, дом Чичериных, ставший сейчас предметом хвастовства «отцов города», был предложен к уничтожению парк культуры, на месте которого предполагалось построить новую школу. И эти акции, вероятно, состоялись бы, если б не многочисленные письма тамбовской общественности в ЦК КПСС и смещение с поста первого секретаря обкома В. Черного, под чьей опекой чинились разрушения.

…Прогулочная дорожка на Набережной от улицы Горького до Интернациональной спроектирована таким образом, что располагаются под ногами гуляющих могилы Чичериных и Нарышкиных. А как случилось, что исторический центр Тамбова, изобилующий своеобразными, интересными в архитектурном отношении строениями, оказался в состоянии почти полного разрушение, хоти его здания вполне можно было своевременно отремонтировать, отреставрировать, и город сохранил бы свой неповторимый облик?

То, что происходит сейчас со зданием аптеки №2,— избитый прием: продержать одну-две зимы строение незащищенным и полураскрытым — и восстанавливать будет нечего, и никаких тебе забот! Ведь именно так обошлись с домом Н.М. Шевченко. Но ведь не так поступили с домом Гумилевых в Слепневе Калининской области: когда не нашлось возможности совместить его сохранность с проектом новой застройки, строение бережно разобрали и перенесли в другое место.

Теперь о нравственности, о нравственности профессиональной. Во всем мире возжигают Вечный огонь только на могилах достойных людей и никогда — на пустом месте. Но это оказалось возможным у нас в Тамбове. Вечный огонь на пустом месте, зато в центре — «престижно»: можно показать туристам и гостям! Воистину кощунственный формализм! Место Вечному огню — на солдатских могилах Воздвиженского кладбища. Но там поступили иным образом: воздвигли стену с никогда не звонившими колоколами-муляжами («содрано» с колоколов Хатыни, обездушено). Этой стеной хладнокровно разделили солдатское кладбище, где по словам Поэта «ни первых нет, ни последних», на две неравные части; перед стеной один сорт, за ней — сорт второй. Опять кощунство. Да ведь к тому же погибли могилы под стеной, это-то хоть можно было сообразить?! Вот она профессиональная безнравственность; плевать на символику, суть, смысл — лишь бы покрасоваться! Стыдно!

Охрана памятников истории и культуры я нашей области и в самом Тамбове находится в удручающем состоянии. На здании бывших мужской гимназии и реального училища нет мемориальных досок с именами более чем 20 замечательных тамбовцев; обезглавленным стоит костел на Кронштадтской; краеведческий музей после реставрации стал завершенным памятником оголтелому безбожничеству 30-х годов (Что может быть красноречивей храма, лишенного креста!). Можно бы напомнить и о таких памятниках, как Татарский вал, культовые здания Моршанска и Мичуринска, памятники культуры в Ивановке, Знаменке.

Впрочем, вернемся к Жемчужникову. Пожалуй, немногим известно, что «руководящие лица», коим исполнители градоразрушительных проектов служат с большим рвением, чем собственно архитектуре и охране памятников, склонны выставлять «козлами отпущения» самих же проектантов (Я говорил с А. Кузнецовым из обкома КПСС и В.Ф. Пеньковым из горкома). Положение хуже губернаторского: казалось бы, соучастники должны друг друга защищать, ан нет…

Известно, что функционеры приходят и уходят (или «уходят их»), но ущерб культуре остается. Теперь, когда ситуация с авральным разрушением дома Жемчужникова в достаточной степени прояснилась, в центр круга ставятся лица, ничтоже сумняшеся определившие приоритетность строительства на развалинах памятника гостиницы облсовпрофа. Но где гарантия того, что не найдется новая компания «прорабов перестройки», которые присвоят себе право распоряжаться культурным наследием народа и в азарте бездушного администрирования повелят: «Старый город снести и построить новый… на болоте!»?

Александр СМИРНОВ, режиссер, ветеран труда.


Comments

You must be logged in to post a comment.

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind