Жюльев

Жюльев был задырским просветителем. Когда-то он учился в подзадырском аграрном техникуме и уже тогда решил посвятить свою жизнь несению света во мрак невежества. Прямо в техникуме он разработал программу несения света и там же приступил к его реализации. Для начала он подсунул в ящик стола взятку своему учителю Губцу и вызвал жандармерию. Взятку нашли, Губца с позором уволили, даже хотели посадить, но он оправдался. Жульева в награду признали досрочно закончившим техникум и назначили на место изобличённого взяточника. Тут Жюльев имел уже значительно больше возможностей по несению света во тьму. Проведя беседу с несколькими студентами и студентками, он уговорил их сообщить в полицию, что нынешний директор техникума Зубастый — сексуальный маньяк и извращенец, меняющий хорошие оценки на плотские утехи. Полиция приехала и провела следствие. А Жюльев оказав следствию неоценимую помощь, занял место Зубастого. Для мальчишек и девчонок, которые избавили Подзадырск от аморального директора, Жюльев открыл бордель, в котором они могли подзаработать на жизнь. Дознаватели, на которых молодой Жюльев произвёл самое благоприятное впечатление своим неуёмным рвением способствовать правосудию, помогли сие заведение легализовать и Жюльев стал содержателем вполне законного публичного дома.

В Подзадырске этому могучему уму было тесно и он добился перевода в Задырск на должность заместителя ректора тамошнего университета. Нести свет в центре губернии было намного эфективнее. В первую очередь Жюльев свёл знакомство с местным шефом отдела бандитизма Джейрановым. Знакомство это переросло в тесную дружбу, укрепляемую совместным бизнесом. Как-то раз Джейранов сказал:

—Жюльев, а почему ты у нас до сих пор не ректор?

—Дык…­— сказал Жюльев и сделал удивлённые глаза.

Через неделю бравые хлопцы из отдела бандитизма повязали ректора Зубецкого, который попался на расклеивании антиправительственных листовок в губернской канцелярии. Зубецкий был взят с поличным. В карманах у него нашли полтонны зловредных прокламаций и Зубецкий отправился на рудники, а Жюльев — в кресло ректора.

С этого момента Жюльев понёс свет в массы так эффективно, что вскоре стал обладателем трёх дворцов в разных местах губернии, двух вилл в заморских странах, шести главных губернских трактиров, двух гостиниц, четверти губернских земель, конюшни с арабскими скакунами и какого-то ещё добра, которое никто, включая самого Жюльева не мог подсчитать. Вскоре однако злые люди застрелили Джейранова и это очень опечалило Жюльева. Печаль была так глубока, что он провёл неделю в бронированном бункере, затем ещё неделю ходил в бронежилете по дому, и ещё месяц не выходил на улицу. Когда всё поутихло он стал осторожно выглядывать в окно. Подумывал об эмиграции, но всё утряслось. Полгода спустя Жюльев воспрял духом и вернулся к активной деятельности.

Затем Жюльев захотел было стать наместником и стал раздумывать, как ему пронести свет в губернскую канцелярию. Однако сам Моядоля был не лыком шит и поймать его на чём-то нехорошем было непросто. Тогда он решил с Моядолей договориться. Он явился к нему с богатыми подарками и предложил ему добровольно, в порядке просветительской деятельности, чтобы содействовать несению света, покинуть пост наместника. Моядоля подарки принял, а предложение — нет. Тогда Жюльев принёс ещё подарков и предложил ему самостоятельно нести свет в массы из кресла ректора его университета. Моядоля презрительно хмыкнул, но подарки принял снова. Тогда Жюльев отважился на третью попытку. Количество подарков было утроено, а Моядоле предложено занять сразу два кресла, изгнав с помощью Жюльева с кресла второго задырского университета его лоховатого ректора Хныщенко. Моядоля заинтересовался. Жюльев принялся за дело. Его план заключался в том, чтобы установить оба кресла за одним столом и, подпилив смежные подлокотники, объединить их. Однако этому плану не суждено было сбыться, поскольку шпана из университета лоховатого Хныщенко, почуяв неладное, пожаловалась на произвол царю-батюшке Замочилову и тот, недолго думая запретил всяческие махинации с креслами университетов. Мало того, на всякий случай царь-батюшка запретил Жюльеву торговлю учёными степенями, что составляло важную часть просветительской деятельности Жюльева. В итоге сделка сорвалась, подарки, истраченные на Моядолю не пошли впрок. Но зато царь-батюшка Замочилов, подумав, наградил Жюльева орденом имени себя, которым до этого награждал только некоторых угодивших ему проституток и террористов. Таким образом, тамбовский просветитель Жюльев оказался первым приличным человеком, удостоившемся этой награды, что вызывало у него законное чувство гордости.

Некоторые враги, между прочим, уверяют, что на самом деле фамилия Жюльева была Жульев, а букву он заменил, дав взятку при получении пачпорта. Однако сам Жюльев это категорически отрицает, утверждая, что жуликов в его семье отродясь не было, а фамилия ведёт своё происхождение от французского дворянина Жюля, также бывшего знаменитым просветителем. Чтобы развеять всяческие инсинуации и спекуляции, Жюльев издали показывает всем генеалогическое древо своего рода, которое, якобы, заверено «на самом верху».

322 прочтений
 
 

Записи в Обитатели Задырска

 
 

Поделиться