Мне кажется порою, что солдаты,
С кровавых не пришедшие полей,
Не в землю нашу полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей.
Они до сей поры с времен тех дальних
Летят и подают нам голоса.
Не потому ль так часто и печально
Мы замолкаем, глядя в небеса?
Р. Гамзатов.

О нем рассказали письма. Письма родных, письма тех, кто его учил и с кем он учился, письма боевых друзей, дравшихся вместе с ним крыло к крылу против фашистов. Эти письма хранятся в музее боевой славы его родной Чуево-Алабушской школы и в Уваровском литературно-краеведческом музее. Вместе с документами архива Министерства обороны СССР они рассказывают о жизни и подвигах Героя Советского Союза Андрея Ивановича Попова. Черточка за черточкой, штришок за штришком они рисуют характер Андрея-мальчика, юноши, бесстрашного летчика-истребителя.

Анна Васильевна Попова, мать героя: «Андрей любил спорт, хорошо ходил на лыжах и бегал на коньках. Мечтал стать летчиком».

О.Н. Постникова, учительница Чуево-Алабушской школы: «Высокий, тоненький, с карими глазами и светлорусыми волосами мальчик. Пытливый, любознательный, хорошо успевающий».

М.И. Новикова, одноклассница Андрея: «Он охотно занимался в кружке художественной самодеятельности. С успехом играл Алеко в «Цыганах» Пушкина».

В.П. Соловьева, учительница Колюбакинской школы в деревне Лызлово Рузского района Московской области (сюда в 1938 году переехала семья Андрея): «Из всех ребят, которые учились в 9-м классе, мне особенно запомнился Андрей. Он был всегда подтянут и очень аккуратен. Учился хорошо, был правдив и честен, не боялся критики. Был примерным редактором стенной газеты. В классе его очень любили, и всегда его можно было видеть среди товарищей».

В.А. Павленко, учитель физики: «Андрей был одним из лучших учеников в школе, но особенно хорошо занимался по физике. Он был человеком пытливого ума, внимательным на уроках и аккуратным в выполнении домашних заданий. Андрей был дисциплинированным и трудолюбивым. Любил он также спорт».

Т.Н. Гаврилова, ученица Колюбакинской школы: «В 1939 году в наш класс пришел новичок. Юноша отличался скромностью и вежливостью. Сразу же он нам понравился, и вскоре мы все привязались к нему: с ним было интересно и весело. Это был Андрей Попов. Он очень много читал, много знал, был остроумен, всегда весел и очень внимателен к товарищам. Все это делало его своим, близким. Одноклассники тянулись к нему, зная, что он поможет, ободрит. Многие юноши из нашего класса мечтали поступить в авиационную школу, но счастливчиками оказались двое: Андрей и Алексей. Мы гордились своими товарищами и проводили их всем классом».

С фотокарточки смотрит совсем еще молодой человек с четырьмя боевыми орденами и Золотой звездой Героя на груди. Смелый, прямой взгляд, плотно сжатые губы. Брови вразлет, как крылья.

В ноябре 1940 года Андрей стал курсантом Ногинского аэроклуба, а по окончании его был направлен в Качинскую Краснознаменную школу летчиков. Здесь и застала его война. Школу эвакуировали в Саратовскую область. Сохранился листок оценок на выпускных экзаменах курсанта Попова. Из восемнадцати оценок тринадцать — отличные.

Долго не знал Андрей о судьбе родных: фашисты осенью 1941 года оккупировали Рузский район. Но вот наконец пришло письмо.

«Дорогой Андрюша,— писала мать.— Проклятый немец хотел задушить нас. Фашисты заперли меня, бабушку, тетю и дядю Колю в амбаре. Посадили бабушку на четвереньки, сел немец на нее верхом и приказал возить его, и так по очереди. Я была ранена осколком в голову. Отомсти, Андрей, за нас».

Андрей не раз перечитывал эти строки, и сердце его переполняла ненависть к врагу.

В августе 1942 года Андрей Попов попал в семью боевых летчиков 653-го истребительного авиационного полка. Его командир подполковник М.Н. Зворыгин вспоминает: «Первое знакомство с Поповым произвело хорошее впечатление. Несмотря на молодость, он был серьезным, выдержанным, общительным человеком. Проверка техники пилотирования показала, что Попов прекрасно владеет самолетом».

С октября 1942 года Андрей участвует в боях на Калининском, Северо-Западном и Брянском фронтах. Он летал на «яках», превосходивших вражеские машины в скорости и маневренности.

Летчики бесстрашно сражались с врагом. 17 марта 1943 года Андрей был награжден орденом Красного Знамени, а полк, дивизия и корпус были переименованы в гвардейские.

Особенно памятным для летчиков полка стало 12 июля 1943 года — день начала контрнаступления на Орловско-Курской дуге.

В 5 часов 10 минут утра па всех аэродромах базирования 1-го гвардейского истребительного авиакорпуса были развернуты знамена, в шеренгах застыли командиры, политработники, техники гвардейских полков. В эти минуты они торжественно поклялись: «Лучше погибнуть в бою, чем выйти из боя с позором!»

А через полчаса шестерка «яков», в составе которой была и машина Андрея Попова, вступила в бой с 50 самолетами врага: бомбардировщиками и истребителями. В этом неравном бою Андрей Попов одержал блестящую победу — он сбил два фашистских стервятника.

В воздушных схватках росло мастерство молодого летчика. Он стал командиром звена, ведущим группы.

Осенью 1943 года полк перебросили на 1-й Прибалтийский фронт. Здесь за короткое время А.И. Попов сбил пять самолетов врага. А всего к февралю 1944 года, то есть за полтора года пребывания на фронте, он совершил 126 боевых вылетов, провел 40 воздушных боев, на фюзеляже его «ястребка» механик нарисовал восемнадцать алых звездочек — по числу лично сбитых фашистских машин.

…Теплым весенним днем механик Анисимов подбежал к только что возвратившемуся из боя «яку» командира звена и, размахивая газетой, что-то кричал. Шум мотора заглушал его слова. Не успел Андрей вылезти из кабины, как его окружили друзья, все улыбались, поздравляли. Андрей не мог понять, в чем дело. И тут Анисимов развернул газету и прочитал вслух: «Указ Президиума Верховного Совета СССР. За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество присвоить звание Героя Советского Союза старшему лейтенанту Попову Андрею Ивановичу. 13 апреля 1944 года».

Сильные руки друзей подхватили Андрея и стали подбрасывать вверх.

Вскоре на груди Андрея Попова рядом с двумя орденами Красного Знамени и орденом Отечественной войны I степени засияли орден Ленина и медаль «Золотая Звезда».

Награда ко многому обязывает, награда придает новые силы. Андрей был неутомим в работе, в летной книжке появлялись все новые и новые записи о боевых вылетах, схватках с «мессерами» и «фоккерами», «хейнкелями» и «юнкерсами». Легких побед не было. Была тяжелая и смертельно опасная работа воздушного бойца.

Накануне Белорусской наступательной операции полк получил важное и срочное задание командования фронта — выяснить обстановку за линией фронта.

Погода была явно не летная. «Кого послать?» — думал командир полка. В полку было много хороших летчиков. Но подполковник остановил свой выбор на Андрее Попове: для выполнения боевого приказа он сделает все, что можно, то, что иногда не могли сделать другие. Такой уж он надежный человек, Андрей Попов.

—Вызвать командира звена старшего лейтенанта Попова,— приказал командир полка.

Посыльный мигом выполнил распоряжение. Андрей быстро поднялся и выбежал из землянки, на ходу застегивая ворот гимнастерки.

Рассветало. Туман затянул аэродром.

—Так было и вчера, а ведь вскоре прояснилось,— подумал Андрей.

Вот и штабная землянка.

—Поступил приказ выяснить обстановку в районе Минска,— сказал командир полка.— Задание командования фронта. Погода сами видите какая. Но вчера вы успешно летали, надеюсь, что и сегодня не подкачаете.

—Задача ясна. Когда вылет, товарищ подполковник?

—Вылет через десять минут. Желаю удачи.— Командир крепко пожал руку Андрея.

Опробован мотор. Стремительный разбег, истребитель взмыл в небо и взял курс на запад. Вскоре поступило сообщение, что Андрей Попов прошел линию фронта. Не знал Андрей, что это его последний вылет.

В назначенный срок Андрей не вернулся на базу. Друзья ждали день, другой. Ведь часто бывало, что, совершив вынужденную посадку или будучи сбит, летчик возвращался в полк. Но шли дни, а Андрей не возвращался. И в документах полка появилась запись:

«Пропал без вести 23 июня 1944 года». Это было в день начала Белорусской наступательной операции.

Что помешало Андрею вернуться на базу? Гибель в неравном бою? Зенитный огонь врага? Точно ответить на эти вопросы сейчас никто не может. Очевидно, он увлекся боем, израсходовал боеприпасы и погиб в неравной схватке с врагом. Полк потерял мужественного воздушного бойца, доброго и верного друга, опытного и знающего командира.

И опять о нем рассказывают письма.

Ю.Н. Бездетко: «В 1940 году я был переведен в Ногинск, где имел счастье познакомиться с Андреем Поповым. Это был веселый, общительный человек, очень требовательный к себе и товарищам. Мы все любили его. Вспоминается такой случай из фронтовой жизни. Однажды нас — Павленко, Попова и меня — послали на особое задание. Мы летели на истребителях на высоте 2500 метров. Вдруг впереди показались фашистские самолеты, которые шли в район расположения наших войск. Андрей приказал атаковать их. Мы пикируем перед самым носом у фашистских самолетов и сбиваем три «юнкерса», остальные бросились в разные стороны. Вот еще три стервятника сбито. Когда самолет Попова выходил из боя, его нагнал «юнкерс» и снаряд попал в самолет Попова. Машина загорелась. Языки огня поползли к кабине летчика. Попов попытался сбить усилившееся пламя, но из этого ничего не вышло. Андрей посадил самолет на поляну. Не успел я приземлиться рядом, как самолет Попова взорвался. Я стал искать Попова, но его нигде не было. Вдруг я услышал стон. Андрей был тяжело ранен. Я перевязал его, посадил в самолет. Мы вернулись в полк. В госпитале он пролежал шесть месяцев и снова вернулся в наш полк». Полковник Адиль Кулиев: «Он был одним из моих лучших друзей. Парень худощавый, подтянутый, скромный, очень умный. Он был любимцем всего коллектива бывшего 65-го гвардейского Краснознаменного ордена Суворова истребительного авиационного полка.

Андрей был очень смелый парень. В 1943 году на Северо-Западном фронте мы сопровождали штурмовики «Ил-2». Штурмовиков было восемь, а нас — истребителей — шесть. На нас набросилась большая группа немецких истребителей «Фокке-Вульф-190». Во время воздушного боя образовалось кольцо, то есть один «як», за ним «фокке-вульф», за ним «як», затем «фокке-вульф» и так далее. В этом кольце было шесть «фоккеров» и шесть «яков».

Представьте себе, что мы сбили все шесть немецких истребителей, не потеряв ни одного «яка» и ни одного штурмовика. В этом бою мы с Андреем тоже сбили по одному немецкому самолету».

Боевые друзья Андрея закончили войну в Берлине.

За умелые боевые действия полк был награжден орденами Красного Знамени, Суворова III степени, ему было присвоено почетное наименование «Оршанский».

Идут годы. Выросло новое поколение — дети тех, кто дрался против фашистов, тех, кто не вернулся с войны. А матери и сейчас ждут не вернувшихся с войны сыновей.

«Летом 1944 года мне пришло извещение, что мой сын Андрей не вернулся с боевого задания. Но я не верю тому, что мой Андрюша погиб».

Сколько их, чутко прислушивающихся к каждому-прикосновению ветки к окну, к каждому стуку в дверь. Кто не знает, что такое война, спросите об этом матерей, чьи сыновья не вернулись с войны.

Л.Г. Дьячков



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

2 Comments so far

  1. Влад on Апрель 27, 2018 8:50 пп

    1). Андрей Иванович попал в 653 истребительный авиаполк не в августе 1942 года, а в октябре.
    2). Так называемый летчик-гвардеец Бездетко Ю.Н. — никакой не сослуживец Андрея Ивановича, а просто аферист и проходимец. Такого летчика в 65-м гвардейском авиационном истребительном полку НЕ БЫЛО НИКОГДА! Есть письма-воспоминания минимум 4-х настоящих летчиков 65-го (два из них — Герои Советского Союза), которые говорят в один голос- «не было у нас никогда такого».
    3). Оршанский Краснознаменный ордена Суворова не 3-й степени, а второй.

  2. Юрий АНТОНЕНКО on Апрель 27, 2018 11:27 пп

    Спасибо за уточнения.

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind