Как мне видится общий политический рисунок в стране? Ее — эту нашу страну — за последние годы сотрясают одна катастрофа за другой. Катастрофы разные: экономические, социальные, политические, межнациональные. А Политбюро и правительство реагируют на эти ужасные катастрофы, как правило, с опозданием и всегда не так, как следовало бы реагировать. Неуклюже реагируют на эти катастрофы. И так продолжается уже годы.

Ритм этих катастрофических ударов по нашей стране увеличивается, а опережающей политики до сих пор нет. Оставлять ситуацию а таком же виде — просто чревато последствиями, в которых будет и кровь, и бунт, и все, что угодно… И вот это-то и заставляет, как мне кажется, часть народных депутатов объединиться в МРГ, чтобы попытаться выработать нечто альтернативное такого рода политике. То есть попытаться добиться того, что необходимо в каждом цивилизованном обществе, а именно: опережающей события политики со стороны партии и государства.

Вот это постоянное отставание от событий, топтание на месте в ходе перестройки, оно создает, как мне кажется, не кризисную ситуацию, оно создает политический вакуум, который может быть заполнен или нарастающей стихией с непредсказуемыми последствиями или все-таки организованными действиями. Несмотря на то, что, кажется, все атрибуты и политической, и государственной власти у нас есть,— у нас есть глава правительства с необычайно широкими полномочиями — с такими, которых не знала, по-моему, мировая практика: он и президент, он и главнокомандующий, он и спикер парламента, он еще и верховный жрец. То есть, в истории ничего такого не было. И, тем не менее, отсутствие власти сказывается последнее время постоянно.

Мне кажется, это проистекает и из того, что перестройка или утрачивает свой предмет, или она его никогда и не обретала. Вот сейчас ведутся споры, дискуссии по этому поводу, и у всех в головах идеи присутствуют. Что и во что мм перестраиваем? Ведь до сих пор мы так и не определились и в этом смысле. Сейчас дискуссии эти ведутся, в основном, на основе дилеммы «капитализм—социализм». Но, мне кажется, само течение, сам процесс нашей жизни выводит эту проблему за рамки времени. Нельзя этой дилеммой определиться в плане построения основ — новых оснований нашего жизнеустройства.

В самом деле, говорят, мы построили социализм, и надо вот только избавиться от присущих ему деформаций, то есть как бы ржавчину соскоблить, добраться до марксистско-ленинской девственности этого социализма, и дальше он сам начнет обрастать мясом и жиром. Ничего подобного, как мне представляется, из этого не получится. Социализм у нас не только деформирован — он и в марксистско-ленинской своей девственности не способен к саморазвитию. То есть мы должны сейчас подумать над строительством оснований нашего жизнеустройства, преодолев или посмотрев как на уже изжившую себя вот эту дилемму «капитализм-социализм».

Конечно, говоря это, я имею в виду, что социалистическая идея может и должна для нас оставаться на сегодня путеводной. Но только не в узкой, большевистской — такой «плебейско-революционалистской» ее сущности, а если мы на эту социалистическую идею посмотрим гораздо более широко, то есть, начиная с учения Иисуса Христа о его братстве и справедливости, через ленинские муки предсмертные, где он пытался выйти из кризисного положения, и до самых современных и последних новейших штудий социал-демократических. Вот так, видимо, на нее нужно смотреть.

Что мне хотелось бы предложить конкретно. Предложить от имени нашей МРГ созвать Съезд народных депутатов в сентябре этого года для обсуждения вопроса о конституционном процессе в СССР. Не о принятии новой конституции, а именно о конституционном процессе. Может быть, съезд придет к выводу о том, что и не нужна нем союзная Конституция, о чем здесь говорила депутат Старовойтова. Может быть, следует ограничиться союзным договором или чем-то вроде Хартии согласия, а конституции разрабатывать по республикам. Но это необходимо сделать именно в сентябре, потому что мы ведь не сможем обсуждать все прочие законы — и о собственности, и о земле, и о Союзном устройстве, и т.д. Мы всегда будем натыкаться на несовершенство этой болтливой и блудливой брежневской конституции.

Мы ничего не сможем в этом смысле сделать нормально, и никакие законы в комиссиях и комитетах толково мы ни обсудить, ни принять не сможем, не определившись в главном — в предмете перестройки, в этапах нашего продвижения на пути этой перестройки и т.д. Всем нам, наверное, надо набраться больше мужества и смелости. Ее, к сожалению, не хватает. Ее не хватает, как мне кажется, и нашему инициатору — по праву считающемуся инициатором, зачинщиком перестройки — Михаилу Сергеевичу Горбачеву. Ему с трудом дается, как мне кажется, осознание мысли о том, что он уже не единоличный лидер перестройки; что уже целые слои нашего общества — то один, то другой — выбиваются в лидеры перестройки: то прибалты, то шахтеры, то какие-то иные социальные группы. И ему надо самоопределиться в этом смысле по отношению к этим лидерам перестройки и к номенклатуре. Прошел тот период, когда он мог с успехом оставаться в одно и то же время и лидером перестройки и лидером номенклатуры. Сейчас, наверное, надо сделать какой-то определенный выбор.

Я думаю, и Политбюро, и правительству нашему, и М.С. Горбачеву надо научиться слышать национальные голоса нашей сегодняшней действительности. Они все воспринимают их как какие-то, ну, «неположительные», какие-то иногда даже «враждебные»…

Надо увидеть в этом естественном процессе самосуверенизации перестроечное движение и пойти ему навстречу. Не только навстречу, но еще и опережать этот процесс.

Наконец, этот горбачевский статус кво перестройки, этот уродливый гибрид, который не дает нам возможности продвигаться вперед. Надо делать реальные шаги, типа того, который сделан на последней сессии, когда был принят закон по трем республикам (о региональном хозрасчете. — Ред.). То есть, надо избавиться от страха и перед собственным народом. Надо избавиться от страха перед насквозь догматизированным марксизмом-ленинизмом, кототорый нас приглашает в этом виде все-таки в 19-й век, а нам надо идти в век 21-й. Сегодня уже Некоторые приводили стихи, я тоже воспользуюсь стихами из романа «Жизнь и судьба»:

Из чего твой панцирь, черепаха? —
Я спросил и получил ответ:
— Он из мной накопленного страха,
Ничего прочнее в мире нет!

Вот, если мы хотим продвигаться вперед по пути перестройки, мы должны сбросить этот накопленный нами за семьдесят лет панцирь из страха и должны все-таки решать проблемы, которые стоят перед нами, не откладывать их — проблемы Союзного устройства, проблемы Закона о земле, о собственности, проблемы о предмете перестройки. И хватит заклинаний типа «Больше социализма!» или «В лоно к капитализму мы не пойдем!». Нам туда трудно идти, в это «лоно», по той причине, что на три четверти Россия в этом «лоне» никогда не была. А уж если говорить, о каких-то уголках капитализма сегодня, таких, например, как Швеция или Дания, они нам, как божий рай… Мы еще долго туда, видимо, не попадем. Но стремиться нам к этому, чтобы на новых основаниях переделать нашу жизнь, нужно. И для этого надо избавиться от страха!

Назад | Далее


Comments

You must be logged in to post a comment.

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind