Как холоп Фуняев царю-батюшке угодил


Я пишу в рубрику «Мысли вслух», но в последнее время мысли мои, видимо, недостаточно цензурны, чтобы быть воспроизведенными в газете. Поэтому напишу-ка я лучше сказку.

У Моядоли был холоп. Холопа звали Фуняев и в его обязанности входило следить за губернскими борзописцами. Следить было тяжело – нет-нет, да напишет какая-нибудь сволочь гадость или про Моядолю, или про кого-нибудь из царей. Но Фуняев изобрел отличный способ борьбы с писаками – он фунял. Он фунял постоянно и непрерывно, затяжными и короткими, громко и бесшумно, словом, мог удовлетворить любой, даже самый изысканный вкус. Для того, чтобы лучше справляться со своими обязанностями, он всегда носил с собой несколько фляжек с горохом, из которых поминутно извлекал специальной ложечкой порцию кашицы и клал в рот. Фуняев фунял так старательно, что за короткий срок профунял всю губернию и писаки, доставлявшие ему хлопоты, сбежали в поисках свежего воздуха. Остались только свои, проверенные – обслуга, как он их называл.

Однажды старший царь Замочилов в губернию прибыл. Приехал он аккурат перед выборами бояр в думу, чтобы своим боярам паблик рилейшн сделать. Выступил перед крестьянами в театре, был аншлаг. Пообещал раздать всем земли за так, да еще и приплатить, если проявят крестьяне сознательность и нужных бояр выберут. Крестьяне были довольны, хлопали ему, бросали на сцену цветы и кричали «браво». Довольный, Замочилов поехал на банкет.

По пути Замочилов радовался: повсюду висели его портреты, видно было, что народ его здесь любит и лелеет. Одно омрачало Замочилову пребывание в гостях. Он повернулся к Моядоле и спросил:

–А почему у тебя тут так воняет?

Моядоля недовольно покосился на Фуняева. Фуняев спрятался под стол.

–С инакомыслием боремся, Ваше Величество!

–Слушай, но ведь тут просто дышать нечем! Это ж целая армия, наверное, старается.

–Нет,– довольно заметил Моядоля,– денежки мы бережем. Один человек справляется!

–Да?– удивился Замочилов.– Ну здоров он у тебя, здоров.

После банкета Замочилов уехал в столицу. Фуняев был доволен – удостоился похвалы самого царя. Одно его заботило – борзописцы ведь захотят о приезде царя написать, и слово «воняет», которое произнес царь, прочтут во всей губернии. А тут выборы на носу.

Зафунявшись за полночь в таких думах, с утра Фуняев запретил всем писать о приезде царя. Как будто и не было его тут.

А царь Замочилов прибыл в столицу, и затребовал у министра печати все газеты из моядолевой губернии. Любил он на досуге почитать, как его обожают подданные. Столичные-то борзописцы его не баловали, бывало, такое напишут, что хоть из страны беги от стыда, поэтому их Замочилов читать не любил. А вот деревенские газеты читал с удовольствием.

Газеты прибыли. Замочилов взял первую из них, предвкушая то радостное ощущение, которое всегда охватывало его во время чтения статей из провинции. Замочилов удивился, не увидев статьи о себе на первой полосе.

–Редактор – глупец,– пробормотал он,– куда-нибудь в середину статью обо мне запихнул.

Однако, пролистав всю газету, Замочилов не нашел о себе ни строчки. Он отбросил газету в сторону и взял следующую. Снова ничего! Замочилов занервничал. В третьей газете его визит тоже не упоминался.

–Да что же это такое?!– недовольно твердил Замочилов.– Иль мне приснилось, что я там был?

Пролистав всю толстенную пачку, Замочилов вызвал к себе министра печати.

–Объясни мне,– обратился царь к министру,– с каких это пор мое посещение разной глухомани никого в этой самой глухомани не интересует?

Министр перепугался.

–Это Фуняев…– заплетающимся о страха языком пролепетал он.– Вы там изволили произнести слово «воняет», поэтому…

–Что??– заорал Замочилов.– Да у него там не воняет, а смердит! Кто такой этот Фуняев? Быстро его ко мне!

Через несколько часов насмерть перепуганного Фуняева доставили ко двору. Замочилов заранее распорядился привезти во дворец партию противогазов.

–Ну давай, рассказывай, смерд, чего ты там напридумывал,– прогундел царь сквозь трубку противогаза.

Фуняев со страху нафунял так, что у Замочилова стекла запотели.

–Я…– начал он,– Ваше Величество… я… я хотел…

–Ну, не трясись, вонь усиливается. Так чего ты хотел?

–Я решил, что слова о Вашем Величестве недостойны ложиться на желтенькую газетную бумагу.– выпалил Фуняев.– Я заказал для статей о Вашем приезде самую лучшую иноземную мелованную бумагу. А пока она не прибыла, я заставил всех борзописцев ходить по губернии и лично рассказывать каждому жителю о Вашем солнценосном прибытии.

–Хм…– благожелательно посмотрел на него Замочилов сквозь запотевшие стекла.– А это ты неплохо придумал с бумагой, молодец. И правда – чего это обо мне вечно на какой-то макулатуре пишут? Чтоб потом моими портретами смерды задницу вытирали? Молодец, молодец… Ты мне и здесь пригодишься.

И оставил Замочилов Фуняева служить при дворе. Только на задницу ему надели специальный воздухосборник с фильтрами. Чтоб фунял, но не вонял.

Специально для «Тамбовского меридиана»
Правда, что-то не уверен
 
 

Share this Post



 
 
 

6 комментариев.....хотите высказаться?