26 сентября 1907 г.

Имеем честь просить Земское Собрание выдавать нам ежегодно вместо права бесплатного пользования лошадьми с земских ставок разъездные деньги в количестве, соответствующем стоимости Земству каждой ставочной лошади, считая на каждого из нас приблизительно по 750 руб., на стан.

С переводом на разъездные деньги Собрание избавит нас от бесконечного ряда жалоб командируемых нами по делам службы людей, к которым большинство содержателей ставок относятся как к каким-то париям, и вместо наибольшего десятичасового пути (Елатьма-Сасово), заставляют их находиться в пути и на более коротких расстояниях, не взирая на погоду, без отдыха, без теплой пищи, по двое суток, сопровождая это еще высокомерно-презрительным, а иногда и прямо злобным к ним отношением. Дают им сплошь и рядом самую захудалую клячу, без кучера, которую нарочным частенько приходится вести в повону, лишь бы как-нибудь дотащить ее до следующей ставки и сдать там в целости.

Такой порядок при сопровождении стражей арестантов является причиной частых побегов арестантов с отдачей под суд сопровождавшего их караула за нерадивость и небрежность по службе; того караула, который из-за ненормального положения дела находился в пути вместо 10 часов двое суток, т.е. находился в бессменном карауле незаконно большое число часов; последствием чего было неизбежное переутомление, которое, при отсутствии на ставках особых помещений для арестантов и является причиной этих побегов. В этих случаях следствию надлежало бы выяснить лиц, виновных в незаконном увеличении службы караула, являющегося здесь страдательным лицом.

Избавит этим Земское Собрание и нас самих от постоянных неприятностей с содержателями ставок, о потери времени при нынешней езде со скоростью пяти верст в час, лишающей нас возможного отдыха; от ожидания подачи лошади даже при заблаговременном заказе иногда в течение целых суток; от напрасного увеличения пути по капризу ставок,— не говоря уже о необходимости пользоваться до того жалкими выездами (лошади, упряжь и экипажи) с торчащими гвоздями и с клоком гнилой соломы,— а чаще без ничего,— что даже от крестьян приходится выслушивать по этому поводу сожаление с громкими замечаниями: «Да неужели не могут дать приставу лучшего выезда?». О защите себя, одежды и дел от всякой непогоды в виде крытых экипажей или хотя бы фартуков не приходится и говорить, это уже роскошь, хотя отсутствие этих удобств,— помимо вреда для здоровья причиняет нам еще и убытки по преждевременному износу одежды, весьма дорогой для наших средств.

Вся наша деятельность основана на разъездах и чем скорее и удобнее они будут совершаться, тем успешнее будет наша служба, тем работоспособнее мы будем, т.к. выгадаем в сутки несколько лишних часов.

Упоминаемый факт подачи одной лошади без кучера применялся не только к нарочным, но разъезжали таким образом и мы сами.

Настоящее время усиленной деятельности по охране и по взысканию земских недоимок вызывает огромное число разъездов, а с ними и сильный ропот содержателей ставок на постоянное требование нами лошадей. Отказ в такое время от бесплатных разъездов с переходом на получение разъездных денег при нынешней дороговизне представляется в материальном отношении для нас почти рискованным; весьма возможно, что нам придется доплатить еще 100-200 рублей к предположенным разъездным, но во-1-х и при теперешнем положении мы не избавлены от постоянного расхода на ямщиков, а иногда и на покупку корма для останавливающихся лошадей (без чего и не доехали бы), а во-2-х все неудобства нынешнего порядка постоянно создают столько раздражающих нервы неприятностей, вызывают столько осложнений по службе — плюс напрасные бессонные часы, что тут и триста рублей доплатишь из своих скудных средств, лишь бы избавиться от несправедливого, напрасного переживания всех ненормальностей нынешнего порядка.

Почтительнейше сугубо просим Собрание освободить нас как от подобной нравственной пытки, так и от этого серьезного тормоза в нашей службе, и тем дать нам возможность заниматься своим и без того неспокойным делом без излишней затраты сил и здоровья из-за разъездной неурядицы.

Принимая во внимание почти постоянное многочасовое запаздывание в подаче нам лошадей, а иногда и отказ в подаче до следующего дня, что сопряжено для нас с риском служебной ответственности в срочных делах, столь частых в нынешнее время, мы коллективно заявили г. Исправнику о том, что при этих порядках мы не отвечаем за точное исполнение предписаний Начальства, требующих экстренных мероприятий.

Пристав 1 стана Сергеев.
Добров.
Малинин.



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind