14 февраля 1911 г.

28 июля прошлого года, близ села Татанова, в реке Цне, были найдены два трупа неизвестных мужчин ранее убитых, а затем брошенных в воду с целью скрыть следы преступления. В этот день, в 4 часа вечера, крестьянин села Татанова Иван Матвеев Панков возвращался с поля домой, в версте от своего села, у плотины чрез реку Цну, он встретился со своим односельцем Петром Леоновым Панковым; последний, стоя на самой плотине, указал подошедшему Ивану Панкову, на торчащий в реке, кусок какой-то материи, похожей на брезент. Оба они заинтересовались этим и для того, чтобы подтащить брезент к берегу, Петр Панков оторвал от плотины шест с гвоздем и, зацепив им за конец брезента, подтащил его к берегу; когда они тащили брезент, из него выпал в ходу железный колесный бурав и обнаружились две человеческие головы. Вытащив брезент на мель, Панковы увидели, что принимаемый им предмет за брезент разбухшее в воде торпище с двумя завернутыми в него трупами мужчин, сверху обвязанное веревкой, к концу которой был привязан мешок, наполненный песком. Вскоре к месту обнаружения трупов прибыл, извещенный Иваном Панковым, сельский староста, собрался народ, а в 7 часов прибыл и Пристав I стана Ценин.

Приставом было установлено, что личности убитых никому из местных жителей не известны; судя по наружному виду тела их пробыли в воде несколько дней; на телах множество резаных ран и у одного пробит череп; на вид одному 20 и другому 35 лет, карманы их брюк вывернуты; все это свидетельствовало о том, что неизвестные ранее были убиты и убиты с целью ограбления, а затем уже для скрытия следов преступления трупы их завязаны в торпище и брошены в воду. Осмотром плотины и реки никаких следов, могущих способствовать раскрытию преступления, не найдено, не найден был и выпавший из торпища в реку буравль.

После этого Приставом были приняты меры к выяснению, были ли трупы убитых спущены около плотины, или брошены выше течения реки и уже водою были принесены в плотину. Осмотрена была плотина и столбы под ней; последние оказались вбитыми так часто, что проход между ними и над ними (вода в реке во время осмотра стояла ниже столбов) двух вместе связанных трупов был невозможен, следовательно трупы были брошены прямо около плотины. Во время этого осмотра один из крестьян утверждал, что вода спала за ночь, а ранее стояла выше уровня столбов, вследствие этого Приставом был произведен осмотр реки выше по течению, для чего были осмотрены берега от с. Татаново до Донской слободы и было установлено, что водою трупы не могли быть принесены к плотине, благодаря извилистости берегов, крутизны поворотов и тихого течения реки; трупы должны были бы остановиться на первом крутом повороте реки. После этого был взят песок с разных мест лежащих по реке, близ ее и с мели около плотины и лишь последний оказался тождественным с песком в мешке, привязанном к торпищу. На основании всех этих данных и было положительно установлено, что трупы убитых были спущены в реку именно с Татановской плотины и мешок наполнен песком с мели около плотины.

После выяснения этого вопроса Приставом был произведен дальнейший подробный осмотр местности и вот тут-то Приставом и была найдена первая нить к раскрытию преступления: 1) не далеко ото плотины, не далее 60 саж., на высоком берегу реки, стоял шалаш для ночного караульного общественных полей, которым в это лето был Петр Панков, именно тот, который первый обнаружил торпище с убитыми и настойчиво утверждал возможность прохода трупов под плотину и спуска их по течению и 2) что с места не далее 20-25 саж. по прямой линии от плотины невозможно было слышать и видеть ночному караульному всего происходящего, тем более, что дорога проходила возле самого шалаша. Придя к этому заключению, Приставом был подвергнут допросу Петр Панков. По его объяснению, он 28 июля ходил осматривать поля днем (когда он ночной караульный), что вовсе не входило в круг его обязанностей, и чего ранее он никогда не делал (что и сам подтвердил), да 28 июля и нужды в том не было, так как в рабочее время лошади днем в поле не пасутся. Ни в шалаше, ни около него ничего найдено не было; на дальнейшие расспросы Панков отвечал неохотно и сбивчиво, заявил, что он в шалаше никогда не ночует, а уходит от шалаша к границе села Куксово и там спит в поле, что тут же всеми крестьянами было отвергнуто. Было узнано, что у Панкова три взрослых и два малолетних сына, которые также почти каждый день ночуют в шалаше и из них оказавшиеся в то время дома Федор, 24 лет, и Григорий, 9 лет, были вызваны Приставом, но добиться от них он ничего не мог, видимо маленький даже был подготовлен к ответам. Приласкав мальчика, дав ему чаю и денег на конфеты, Пристав стал расспрашивать его о товарищах его, играх с ними, тот стал развязнее и словоохотливее и на брошенную Приставом фразу: «ребятишки говорят, утопленники были завязаны тоненькою бичевкою», возразил: «нет, толстой», и, указывая на свои два пальца, добавил: «вот какой», «а мешок-то говорят был привязан к головам» — «нет, к ногам», а затем указал, сколько было в мешке песку. Это окончательно привело Пристава к тому, что Панковы причастны к убийству. Старший сын Федор долго запирался, но запутанный разноречием своих показаний, сознался и объяснил, что неделю назад, ночуя у шалаша, услыхал, что кто-то сбросил с плотины что-то большое в реку, и когда он окликнул, то к нему подошел односелец — известный вор Ильин, дал ему 40 рублей денег и сказал: «Молчи, а то и тебя убьем». В это время на рыдван мимо шалаша проехало в лес несколько человек, личности которых ему неизвестны, к ним Ильин и присоединился. Данные последним ему 40 рублей он на другой день передал матери, умалчивая об источнике получения. После этого Приставом были приняты меры к розыску и задержанию скрывавшегося Ильина, а затем были допрошены арестованный ранее Петр Панков и третий сын его Николай, которые в участии убийства не сознались. Мать Федора Панкова, которой он, по его словам, передал 40 рублей, после некоторого запирательства, созналась, что с неделю тому назад получила от него 50 рублей, какие это деньги и где он их взял она спросить не поинтересовалась, 25 рублей она предъявила, а 25 рублей сказала, что отдала дочери, от которой эти деньги были отобраны.

29 июля Приставом было приступлено к выяснению личностей убитых. Исходя из того, что судя по колесному бураву они должны быть или колесниками, или рабочими у последних, Приставом были наведены справки у Тамбовских лесопромышленников и торговцев щепным товаром, из последних Прокофьев и др. объяснили, что несколько часов тому назад у них были крестьяне Моршанского уезда Серповской области Михаил Богачев и Егор Пономарев, разыскивавшие своего брата Ивана, а второй сына Андрея. Оба разыскиваемые 23 июля торговали в г. Тамбове на базаре щепным товаром, а после базара, часов в пять вечера выехали на лошади Пономарева домой, имея при себе около 500 рублей денег, у Богачева был с собой колесный бурав и оба были трезвы. Михаил Богачев и Егор Пономарев, разыскивавшие пропавших, были найдены, показания торговцев они подтвердили и объяснили, что пропавших они ждали домой 24 июля, но их до сих пор нет. В предъявленных им трупах они признали Богачева брата своего Ивана, 45 лет, а Пономорева сына Андрея, 17 лет; торпище, веревку и мешок также признали за свои, пояснив, что лошадь у Пономарева была вороная, запряженная в высокий рыдван.

Допрошенный после этого Приставом Федор Панков показание свое несколько изменил и добавил, что в ночь на 24 июля, когда неизвестные ему лица сбросили что-то с плотины и когда он их окликнул, к нему к шалашу подошел Ильин и Лысогорский-Баженов. Ильин дал ему денег, а Баженов пригрозил убийством, в случае если он кому-либо расскажет о них. Лошадь, на которой упомянутые лица уехали в леса была вороная или темно-гнедая, запряженная в высокий рыдван, которых в их местности нет. На другой день утром обо всем этом он рассказывал брату своему Николаю, ночевавшему в поле с лошадьми, и показывал ему полученные от Ильина деньги, которых было не 40 руб., а 50. Николай Панков сначала все отрицавший признался, что утром 24 июля брат его Федор действительно показывал ему 50 рублей, но ничего не говорил о том, кто ему их дал и он, Николай, об этом его не спрашивал.

Разыскиваемый кр. Тобольской губернии (высланный из села Лысых Гор) Тимофей Баженов оказался задержанным 26 июля за железнодорожную кражу Сыскным Отделением; по предъявлении его Федору Панкову, тот признал его именно за человека под названием «Лысогорский» и когда Федору Панкову Приставом было объявлено, что Баженов во всем сознался и оговорил его Панкова, как участника преступления (хотя на самом деле этого не было), Федор Панков чистосердечно во всем признался и объяснил следующее: что он действительно лично участвовал в деле ограбления и убийства колесников. Убийство совершили вечером 23 июля и участвовало кроме него еще 8 человек, а именно: 1) сосланный в Тобольскую губ. крестьянин села Лысых Гор Тимофей Баженов, 2) кр. села Горелое Федор Ермаков, 3) того же села кр. Иван Рыбкин, 4) досрочно-освобожденный из Лебедянской тюрьмы в июле месяца кр. Пичерской волости, Федор Фетисов, 5) кр. села Татанова Семен Колодин, 6) того же села Никифоров Ильин, 7) отец его Петр и 8) брат Николай Панков. Все эти люди кроме Панковых после убийства скрылись в лес, а затем Баженов и Фетисов ушли в город Тамбов. Кроме этого убийства вышеперечисленными лицам кроме Панковых вместе с крестьянами села Хмелинки Чекмаревыми было решено ограбить Тулиновскую экономию и церковь села Гагарина.

Федор Фетисов был задержан в г. Тамбове. После всего описанного Приставом [с] урядником и стражниками производился розыск преступников беспрерывно в течении 2-х месяцев причем были установлены ночные обходы по селам и разъезды по лесу. Кроме того были устроены две облавы с участием более 400 крестьян сел Татанова и Куксова; но все это несмотря на громадную затрату труда и времени давало очень медленные и незначительные результаты так как преследованию и розыску убийц громадное затруднение доставляла близость к вышеуказанном селам большого пространства леса и укрывательство их односельцами многие из коих жили на лесных кордонах и караулах что давало убийцам полную возможность быта всегда хорошо осведомленными о направлениях разъездов и минуя их беспрепятственно переходить по глухим лесным тропинкам от своих сел к селу Пахотному Углу и Хмелинке где всегда имели пристанище у известных конокрадов Чекмаревых и др. Обе облавы с крестьянами несмотря на очень удачное оцепление ими леса от села Горелого и села Тулиновки были безуспешны как впоследствии выяснилось благодаря лишь тому, что участвовавшие в оцеплении крестьяне встретив в лесу преступников умышленно пропустили их через цепь.

24 августа в 4 часа вечера урядником Кутузовым шедшим с командой стражи на встречу Приставу из села Горелого к с. Тулиновке был задержан на Татановских лугах выгнанный Приставом из леса Иван Рыбкин. В ночь на 10-е сентября командированными Приставом переодетыми стражниками и урядником Кутузовым в селе Татанове был задержан спрятавшийся в навозе на огороде своего отца Семена Колодина, а в 6 часов утра того же дня Приставом был настигнут на опушке леса Никифор Ильин, успевший переплыть на спрятанной им в камыше рыбачьей лодке реку и добежать до огородов села Татанова, где и был схвачен стражею. В октябре месяце удалось перехватить письмо Федора Ермакова извещавшего жену о своем прибытии из Ростова в г. Астрахань, куда о задержании его было послано сообщение; на месте же его жительства в селе Горелом было установлено наблюдение за появлением его и в ночь под 1-ое января сего 1911 года Ермаков только что прибывший был задержан урядником Кутузовым.

Все перечисленные лица неоднократно отбывали тюремное заключение и при задержании кроме Баженова, Фетисова и Петра Панкова в убийстве с целью грабежа колесников сознались и из показаний их было выяснено следующее:

В июле месяце 1910 в лесу между селами Татановым, Тулиновкой и Хмелинкой скрывались: 1) Ильин, 2) Баженов, 3) Ермаков, 4) Колодины, 5) Рыбкин, высланные из пределов Тамбовской губернии как порочные члены общества и самовольно вернувшиеся сюда. Вскоре к ним присоединился досрочно освобожденный из Лебедянской тюрьмы Фетисов встретившийся с Баженовым в г.Тамбове и ими приведенный в леса где все они пробавлялись помощью родственников и знакомых односельцев; а также немалое подспорье в содержании доставляло им ловля в реке Цне рыбы и на лугах чужих гусей; словом в пище недостатка они не имели; на водку иногда денег не хватало так как неоднократные попытки совершить крупные кражи по разным причинам не удавалось в виду чего раза 3 или 4 наворовав в лугах гусей они отправлялись ночью в шалаш Панкова где гуси менялись на водку и устраивали кутеж.

22 июля ночью вся эта компания собралась к шалашу Панкова где в то время были сыновья караульного Григорий и Федор; последний вместе с Рыбкиным был в командирован в село за водкой и за отцом. Когда водка была доставлена и явился Петр Панков к шалашу подъехал бывший в ночном Николай Панков. Баженов и его товарищи мирно беседуя за водкой и жалуясь на плохие добычи заявили, что им необходимо куда-нибудь уехать и заняться «делом» иначе их здесь переловят и посажают в тюрьму. Вся задача лишь в том, где бы им достать денег на дорогу. Обсуждая этот вопрос все вместе, не исключая и Панковых, решили подкараулить кого-нибудь на большой дороге между Тамбовом и с. Татановым и ограбить. С этой целью Баженов и Петр Панков в ту же ночь отправились на лошади последнего в Тамбов чтобы выследить там на базаре (в пятницу 23 июля) подходящего человека и сопровождать его по большой дороге до лощинки что между селами Донской слободой и Татановым где к вечеру должны собраться все остальные и поджидать их. Ночевать все, кроме Федора и Николая Панковых и уехавших в Тамбов, ушли в лес. Вечером 23 июля все снова собрались в шалаш выпили водки и как только стемнело отправились лугами минуя село к вышесказанной лощине. Ожидать пришлось не долго. Вскоре приехали Петр Панков и Баженов и последний сказал, что сейчас должны подъехать два колесника, которых они провожали до села Донской слободы, а затем в конце села обогнали чтобы предупредить товарищей. Минут через 15-20 близ лощины показался высокий рыдван с двумя мужчинами. Один постарше очевидно дремал а другой лежа на локтях правил лошадью. Как только рыдван въехал в лощину, все бросились к нему. Богачев было приподнялся, но Баженов схватил его за горло и стал душить, в это время Пономарев выскочил из рыдвана и зашумел «караул», но тотчас же был пойман остальными, причем Фетисов, Ермаков и Колодин, несмотря на его просьбы взять деньги и отпустить их, стали бить его ножами, и он вскоре лишился чувств. Удушив старика, Баженов разбил ему голову лежавшим в рыдване буравлем.

Покончив с колесниками и вынув у них деньги, положили их обоих на рыдван, закрыли торпищем бывшим в их рыдване, и Баженов, Фетисов и Ильин повезли их за село Татаново, где не доезжая села Горелое, хотели бросить лошадь на дороге. Все остальные возвратились к шалашу поджидать первых; но Баженов дорогой передумал и решил спустить убитых в реку в надежде на то, что она надолго скроет это преступление. С этой целью он привез трупы к плотине, что близ шалаша Панкова. Здесь завернули убитых в торпище, обвязали веревкой, привязали к ногам мешок с песком, который насыпал Федор Панков, и спустили в реку. После этого все собрались к шалашу, и Баженов дал всем по 50 рублей затем все, кроме Панковых, оставшихся ночевать в шалаше, на лошади убитых уехали в лес, где рыдван и сбрую сожгли, а лошадь пустили и таковая была найдена лишь 5 августа. Из денег, ограбленных у Богачева и Пономарева, отобрано от Панковых 150 рублей; 46 рублей от содержателя чайной лавки Фетисова переданных ему родственником Баженовым и 21 рубль 30 коп. у Колодина. Дознание по сему делу передано Судебному Следователю 1 участка Тамбовского уезда 11 августа за №2488 преступники же с актом их опроса передавались ему же по мере их задержания.

Из всего вышеизложенного видно что благодаря деятельности Пристава 1 стана Ценина была перелавлена и отдана в руки правосудия большая шайка опасных преступников, которая могла бы наделать и наделала бы еще много преступлений и что эта шайка и есть та самая, которую предписанием ВАШЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВА от 4 сентября 1910 года за №5911 требовалось переловить, так как она терроризовала местное население, крестьяне опасались выходить в лес и в поля, а отправляясь в г. Тамбов ехали не по одному, а по 15-20 человек опасаясь нападений на дороге, а потому, донося об изложенном, я осмеливаюсь почтительнейше просить ВАШЕ ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО, не признаете ли возможным наградить Пристава 1 стана Ценина за раскрытие преступления орденом, которого он заслуживает за свою деятельность по раскрытию убийства Богачева и Пономарева компанией лесных братьев наводивших страх и панику на местное население.

Тамбовский уездный исправник Н. Богословский.



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind