18 апреля 1916 г.
Совершенно секретно

На предписание от 12 апреля с.г. за №645 имею честь донести ВАШЕМУ ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВУ: возникновению беспорядков предшествует обыкновенно агитация одного или нескольких лиц среди общества. А так как всякая агитация не имеет под собой законной, твердой почвы, что вполне сознает каждый агитирующий то и способ распространения ее медленный: сразу передается не многим лицам и более осторожно, даже секретно, а эти последние в свою очередь в такой же форме передают более близким. И пока агитация коснется общества или большей его части, то за это время, ранее оповещенные лица, собираясь группами, рассуждают по данному вопросу более открыто, что не может не дойти до сведения нижнего чина полиции, который узнав об агитации и лицах агитирующих, немедленно должен доносить Приставу, что всегда и делается а последний Исправнику или Полицеймейстеру, смотря, где происходит.

Исправник, получив сведения, немедленно должен телеграфно донести Начальнику губернии о случившемся, а сам тотчас же отправиться на место с отрядом стражи или несколькими отрядами, смотря по обстоятельствам и месту. Стража необходима, потому что присутствие стражи влияет на психику крестьян, да, наконец, необходима стража и для ареста агитаторов или подстрекателей, что без нее сделать трудно, даже и не возможно.

Там, где беспорядки не вылились в известную форму, Исправник должен собрать сход, предложить крестьянам высказать причины недовольства и на эту тему вести с ними беседу. Конечно, доводы крестьян, как основанные на беспочвенной агитации, при разъяснении и законных доводах всегда приведет их к обратному заключению и, таким образом, дело может заключиться мирным, желательным путем.

Докладываю об этом на основании практики, которую я имел в 1905 и 1906 годах в Кирсановском уезде, будучи там Исправником, где беспорядков было очень много и все они при сказанном способе имели благополучный исход, т.е. не прибегал к оружию.

Всякое промедление в этом деле может вызвать большие осложнения — включительно до действия оружия, что имело место у меня в Лебедянском уезде в 1910 году. 13 мая в поле кр[естья]н с. Болотова производили работу землемеры по отводу отрубов, но крестьянами были прогнаны. Последние заявили о случившемся Помощнику Исправника, который с отрядом стражи отправился на место, но виновных, хотя и знал, не арестовал, а только пригрозил и сам уехал в город. На месте оставил Пристава и несколько человек стражи, но Приставу приказал не принимать никаких мер, впредь до прибытия из уезда Исправника. 14 мая Помощник на место не выезжал. Такое поведение Помощника и Пристава, а также отсутствие Исправника настолько окрылило их дух и уверило в правоте их затеи, что они открыто не признавали никакой власти. 15 мая, рано утром, был собран сход; на всякие предложения и разъяснения — со стороны схода было одно молчание. А когда начали арестовывать виновных, сход закричал: «Не дадим арестовывать!». И вслед за сим последовал град камней в стражников, их лошадей, Земского начальника и меня. Никакие предупреждения, что буду стрелять, не помогли, почему и пришлось прибегнуть к оружию, последствием чего оказалось 6 человек тяжело ранены, которые вскоре и скончались. Бунт, правда, был прекращен моментально.

Войска должны вызываться в самом крайнем случае, когда действительно нельзя обойтись своими наличными силами. Войсковые части всецело должны находиться в распоряжении того лица, который заведует усмирением бунтующих.

Команды стражников, смотря по обстоятельствам, могут быть вызваны и не все. Вообще общее руководство зависит от Исправника, который принимает все зависящие меры, соображаясь с обстоятельством.

Уездный Исправник Богданов.



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind