Дороги

Главная дорога, пролегающая чрез пахатноугловские дачи и чрез самое село — большая дорога из Тамбова на Спасск и Керенск. Но она не почтовая. На ней из Тамбова к нам и через нас почти ничего не везут, кроме, может быть, каких-нибудь мелочных продуктов. Но в Тамбов и далее по ней идут лесные материалы в огромном количестве. Из Пахатного Угла и из Пашкова леса: хлысты, тёс, доски, брусья и проч. Из Спасска и Темникова: куль, мочало, лыко, лапоть; также изделия мордвы: сани, телеги, тарантасы, возки и проч.; стулья, кресла, диваны, переплетённые кугою; цельные липовые кадочки, корыта, лопаты и проч., и проч., уголь, деготь, и проч. Идёт и железо, осенью, после Макарьевской ярмарки и разные товары из Нижнего. Просёлочные дороги до сёл: Бондарей в 9 вёрст, Митрополья в 8 вёрст (Бычки на большой дороге), Городища в 3 версты; за лес до сёл: Перкина, Троицкой Дубровы, Черненого, Поганки и Горелого в 30 вёрст. Замечательна здесь древняя историческая дорога Хопёрская или Казанская. Она берёт своё начало у р. Хопра, отчего и получила своё название и, пролегая от юга к северу вёрст на триста по ровному возвышенному месту, теряется в Пашковом лесу, далее которого, вероятно, в своё время по этому тракту не было хода. Летом по ней ходят тоже обозы с разными продуктами, а зимой езды не бывает. Край этот ещё не был заселён и, стало быть, дорог не было никаких, но Хопёрка была. В тяжебных пахатноугловских бумагах она везде называется древнею проезжею хопёрскою дорогою. Кто же и когда проложил её? Это теряется в древности, и предания на это нет. Всего вероятнее, что она проложена татарами, которые по ней и нападали на здешний край. Наши старожилы утверждают, а некоторые и помнят, что по ней в своё время шёл Пугачёв и был в Рассказове, но до Пахатного Угла не доходил, а поворотил на Пензу. По восточной стороне Хопёрки виднеется много насыпных курганов. Но кто их насыпал и для чего? — опять неизвестно. Теперь чрез эти курганы давно уже ходит соха, но тем не менее они всё же видны, и нельзя сказать, чтобы они были природные.

По реке Хмелине и за нею в Ценском лесу и теперь находят признаки древнего обиталища. Это, по выражению очевидцев, погреба; а точнее, обвалившиеся пещеры, где жили и укрывались прежние обитатели здешнего края. Там находят уголь, золу, осколки чугунной и глиняной посуды и проч.

Климат в пахатноугловской местности

Над климатом в сей местности по метеорологическим за несколько лет явлениям точного наблюдения не было; изменений в нём особенно резких тоже в продолжение нескольких лет не замечено. Да, кажется, почти никакой не может быть разности в климате между Тамбовом и Пахатным Углом, отстоящим от Тамбова по прямой линии не более, как на 40 вёрст на северо-восток, что даёт разность в широте только 20 вёрст, исключая, может быть, частных воздушных явлений: дождей, бурь, града и проч. Потому в климатическом отношении ограничимся здесь общими только замечаниями и исчислением некоторых частных явлений, особенно выдающихся из общего уровня, и после представим наблюдение над переменою погоды собственно в нынешнем году.

Климат в описываемой местности вообще благорастворённый и здоровый, к местам лесистым более влажный и более благоприятствующий посевам. Но не без исключений. Нередко бывают засухи, и от того неурожай хлеба: ярового, если засуха весною и летом, и озимого, если засуха осенью, когда посев не успел взойти и укорениться. Зимою морозы иногда доходят до 30 градусов. От них бывает вред озими при недостатке снега. Но при глубоких снегах ни растениям, ни животным и человеку морозы вреда не причиняют. Частые оттепели, каковые были нынешнею зимою, более вредят здоровью. Потому ныне в Пахатном Угле было много заболевавших тифозною горячкою. Некоторые из них выздоровели, но 10 человек умерли. Промышленности и сельскому хозяйству вредят иногда летом сильные жары, имеющие влияние на здоровье животных, и сильные дожди во время уборки хлебов, и необычайные грозы осенью путям сообщения. Зимою при больших снегах ухабы и частые метели и вьюги нередко замедляют, а иногда и вовсе на несколько дней останавливают извозчиков на одном месте. Оттепели, особенно продолжительные, часто портят доставленные извозчиками продукты, каковы, напр., свежая рыба, привозимая из Саратова, Астрахани и с Дону. Коренному промыслу жителей Пахатного Угла — обработке леса — перемены воздушные мало вредят, и потому работают почти круглый год.

Зимою они над пильными станами устрояют балаганы, а летом свои станы становят в тенистых местах; но и здесь неосторожность и невоздержание немало губят людей. Пилка леса — работа весьма трудная. Потому в трескучие морозы пильщики всегда в одних рубашках и потные. Небольшое замедление в работе или после работы, то же замедление в накидке на себя платья служат причиною многих мучительных болезней и нередко смерти. Летом ту же услугу делает невоздержание в питье. Что же касается до здоровья воздуха вообще, то не лишним считаем заметить, что в холерные годы в селе Пахатном Угле заболевавших холерою и умиравших от неё, в сравнении с другими местностями, было очень мало. Что, кажется, можно приписать возвышенности и сухости места, и тому ещё, что почти кругом села на реке Керше и некоторых оврагах местными жителями устроены ямы, в которых они во всё лето, до глубокой осени, из лесных материалов добывают сосновую смолу и уголь и берёзовый дёготь. А дым от этого, чувствуемый всеми жителями села, особенно зорями, очищает воздух.

Вскрытие рек и весенние сообщения вообще

Весенние пути сообщения и разлитие полых вод у нас начинается почти в одно время. Старики замечают, что неделю до Благовещения (25 марта) или не доездишь — т.е. по пути на санях, или неделю переездишь. Исключения из этого бывают очень редки. Самая полая вода в реке Кёрше почти всегда бывает одинакова. И прекращение путей сообщения бывает непродолжительно. Только лет за 15 назад (в каком именно году, в записях не отыскано) вода была так велика, что у крестьян, сложивших свой сноповый хлеб в одонья, по месту своего жительства недалеко от реки, как обыкновенно здесь делается, на высоких бревенчатых подкладках, называемых падинами, до которых вода прежде никогда не доходила, — хлеб этот был залит на девять сноповых вёрст (рядов), причём падины были в три четверти аршина, и это продолжалось более суток. Долго ли продолжалась вся полая вода, опять не замечено, только после год был чрезвычайно урожайный.

Время посева и уборки каждого хлеба

Рожь начинают сеять с первых чисел августа, если перепадают благовременные дожди. Коренным севом считается средина месяца. В это время обыкновенно говорят: «Хоть в золу, да в пору». Овёс и горох сеют прямо с воды, как только можно пахать. Средина, а иногда начало этой пахоты совпадают обыкновенно со днём великомученика Георгия (23 апреля). Просо начинают сеять с развёртыванием дуба. После посева проса начинают метать землю под гречиху. Самую же гречиху сеют в конце мая и начале июня. На полях же сеют небольшое количество льна в разные времена; картофель и коноплю на огородах сеют в одно время с просом, впрочем, коноплю несколько позже. Самые посевы совершают очень быстро, так что нередко работа идёт и ночью. Уборка хлеба производится тоже необычайно быстро, если погода хоть несколько благоприятствует; поэтому из окрестных сёл нигде так скоро не убирают хлеб, как в Пахатном Угле. Убравши свой хлеб, жители обыкновенно целыми семьями отправляются в другие места и зарабатывают значительную сумму. Рожь здесь начинают жать ещё в прозелень, дабы сохранить колос от осыпания. Кроме того, такая ранняя уборка имеет большие удобства и при кладке в одонья, потому что в эти одонья никогда не проникает мышь. Самая жатва начинается иногда с 8 июля, с вешней Казанской, иногда с 15. К последним числам июля и к первым августа начинает поспевать уже овёс. Гречиха начинает поспевать к 15 августа и далее, смотря по посеву. Просо и горох к последним числам августа и убирается до 15 сентября. Посконь, или пустоцвет, из конопли выдёргивают с 15 июля; а семенные стебли около 1 сентября (Сёмин день). Покосы сена стараются покончить до уборки хлебов.

Выпуск на подножный корм скота и сгон с оного

Скот выгоняется на подножный корм около 15 апреля. Прежде всего выгоняют овец. Но в это время кормов ещё не бывает. На этот раз у крестьян существует такая пословица: Егорий (23 апреля) с кормом, а Никола (9 мая) с нудой. Редко ранее и почти никогда позже.

Для пастьбы скота нанимают пастухов обыкновенно до осеннего заговенья (15 ноября). Но до этого срока скот почти никогда не пасётся: Обыкновенно пастьба скота оканчивается вскоре после Казанской, в конце октября и в начале ноября.

Исчисление и описание особенно замечательного вреда от разных метеорологических явлений

В 1859 году, в конце августа, по пахатноугловскому лесу, полю и самому селу пронеслась необыкновенная буря. Она взялась из бывшего казённого Ценского леса, ныне расчищенного под распашку, и шла по направлению от юго-запада к северо-востоку. Особенные убытки делала вёрст на двадцать вдоль и на версту, кое-где и более, в ширину. На западной стороне речки Хмелины находится довольно большой угол соснового леса, который жители в прежние времена употребляли на поправку своей церкви, и до сего времени блюдут его на то же дело. Потому там есть деревья довольно толстые, от 7 до 9 четвертей в окружности. Чрез этот угол промчалась упомянутая буря. Поломала много деревьев и даже некоторые из них выдернула с корнем. Немало вреда причинила она и в поле, разметав и разбросав по жнивью сложенный в копны хлеб. В одном лесу причинено убытку более чем на 2000 руб. серебром. Ровно чрез полгода, на 3-й неделе великого поста 1860 года, была необычайная вьюга (сипуга), начиная с понедельника (29 февраля) до пятницы (4 марта). Она была так сильна, что ни человеку, ни животному почти совершенно нельзя было появиться на открытый воздух; и снегу было так много, что около дворов и на дворах сугробы были вровень с крышами домов, а в некоторых местах и выше; дома совершенно были им засыпаны, так что жители должны были прорываться наружу сквозь крыши. На одном из этих дворов занесены были снегом 2 лошади и одна корова, из них осталась в живых только одна лошадь. В 1862 году, в конце июля, пронеслась опять сильная буря по направлению от северо-востока к юго-востоку. Она началась от леса, прошла чрез озимое поле, повредив до половины зерна ржи. Промчавшись по селу, она раскрывала на домах и на дворах крыши, разбрасывала снопы из одоньев и поломала крылья на 3-х мельницах. От молний особого вреда не замечено. Только в 1854 году была зажжена одна рыга и при ней убита одна лошадь. Кажется, в том же году выгорело почти всё село Бычки от молнии. Сильного града в близких годах тоже не было. Рассказывают, что в 1842 или 1843 годах был необычайный град величиною в голубиное яйцо и более, и за ним ливень в юго-восточной стороне села и в поле, где протекает ключ Гнилой. После уже ливня из градин образовалась ледяная кора, толщиною на ровных местах на четверть аршина. После града ключом Рудным вынесено было на долину несколько коров и лошадей мёртвых, а овец — целое стадо. Вместе с тем унесено было водою несколько ульев с двух пчельников, которые, однако ж, не все погибли. От сильных бесснежных морозов около 1840 года погибло очень много хорошего дубового леса, который вскорости весь подсох. Около этого же времени в здешних местах пропали разного рода змеи, которых прежде было очень много. В наших краях, по рассказам старожилов, было необычайное количество всякой прелестной птицы, которая теперь заметно стала переводиться здесь.

Назад

«Известия тамбовской учетной архивной комиссии», №55



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind