В исполнение заявления председателя комиссии И.И. Дубасова, в его речи в прошлом собрании членов архивной комиссии, 4 октября 1885 г., обстоятельно просмотрена доставленная членом комиссии Иваном Фёдоровичем Токмаковым в редакцию «Тамбовских Губернских Ведомостей» копия записной книги 1646—1647 гг., с показанием, сколько состоит за боярами и другими чинами вотчин.

В книге заключаются подробные и точные указания, сколько душ и крестьянских дворов находилось как в каждом имении, так и во всех владениях того или другого боярина или его жены и детей, дьяка, старца и, вообще, помещика и сколько получалось сбора с них в государственную казну за даточных людей. В случае неуплаты этого сбора бралось известное количество крестьян для крепостных, валовых и других работ. В этом перечне лиц, владевших крестьянами, мы находим уже издавна и по настоящее время известные фамилии князей Трубецких, Одоевских, Головиных, Репниных, Хованских, Пожарских, Бутурлиных, Нагих, Годуновых, Урусовых, Гагариных, Долгоруковых, Волконских, Борятинских, Шеховских, Щербатовых, Мещерских, Воейковых, Тургеневых, Воронцовых-Вельяминовых и мн. др. — всего около 200 лиц, которым принадлежали крестьяне, жившие в различных местностях: у Переяславля Залесского, Костромы, Рязани, Нижнего Новгорода, Арзамаса, Мещеры, Алексина, Дмитрова, Вологды, Кашина, Галича, Ростова, Владимира, Волока Ламского, Суздаля, Ярославля, Коломны, Клина, Ржева, Бежецкого верха, Брянска, Вязьмы, Серпухова и других городов, причём слишком мало находим упоминания о Тамбовском крае. Впрочем, относительно кн. Фет. Сицкой (владевшей 376 двор.) говорится, что она жаловалась Алексею Михайловичу, что с её крестьян взяли и деньги, и крестьян в Тамбов для валового дела, причём просьба была удовлетворена и деньги возвращены; также с крестьян княгини Черкасской были взяты деловцы в Тамбов; почти только подобными упоминаниями о Тамбовском крае в пяти, шести местах и ограничивается книга. Вот почему, рассматривая общее значение этой книги, нельзя не согласиться с мнением самого И.Ф. Токмакова, что «подобные книги, составляя один из древнейших актов государственного описания земель, объясняют число землевладельцев, а равно и имена их в разное время. Таким образом, подобные книги представляют богатейший запас сведений по части государственного и народного хозяйства прежнего времени и могут служить неисчерпаемым источником для разного рода выводов о прежнем быте и состоянии нашего отечества. Действительно, чем более мы будем углубляться в отечественную старину, тем более встретим вопросов, которые могут быть выяснены при помощи записных книг. Значение подобных книг не ограничивается одной областью науки: они могут быть рассматриваемы как судебные доказательства, служащие основанием праву на недвижимую собственность. Вмещая в себе владельцев, к которым поступали имения, они составляют документы на принадлежавшие этим владельцам земли и другие угодья, а вместе с тем и на дворянское их звание. В этом отношении подобные книги имеют вполне практическое значение государственных актов, доказывающееся на самом деле теми требованиями, с которыми весьма часто обращаются в Московский главный архив Министерства иностранных дел как правительственные учреждения, так и частные лица для получения из них и из других книг необходимых справок».

Но имея такое важное общегосударственное значение, данная книга мало знакомит нас с Тамбовским краем и, следовательно, при бедности своих средств, Тамбовская учёная архивная комиссия не может принять и издания этого документа на свой счёт.

«Известия тамбовской учетной архивной комиссии», №7



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (required)

Email (required)

Website

Speak your mind