(Козловское малое народное училище)

5 августа 1886 года исполнилось столетие со дня учреждения в России народных училищ. В том же году вышел в печать труд графа Д.А. Толстого, посвящённый первоначальной истории этих учебных заведений («Городские училища в царствование императрицы Екатерины II. Спб., 1886 г.»). В числе выводов книги графа Толстого указывается между прочим на то, что едва ли не самою слабою стороною постановки школьного дела в царствование императрицы Екатерины было отсутствие особо назначенных на это дело денежных средств («Правительственный Вестник» № 273, 1886 г., отдел Библиографический). Забота о содержании училищ была возложена на приказы общественного призрения, которым вменено было в обязанность изобретать к тому все потребные способы (Устав народных училищ. 5 августа 1786 г., гл. VIII, § 94), но источники средств на содержание указаны не были, а городские доходы, на которые пришлось отнести содержание училищ, были ничтожны. Излагаемое ниже архивное дело Козловского городового магистрата как нельзя более подтверждает вышеуказанный вывод по отношению к одному из малых народных училищ, основанных императрицей Екатериною в нашей губернии, к училищу Козловскому).

Хотя дело это относится к 1814 и 1815 годам, т. е. уже к позднейшей эпохе народных училищ, по сведениям, в нём заключающимся, обнимают собою почти весь период времени с открытия народных училищ до 1815 года.

Дело носит следующее заглавие: «Дело по предложению Тамбовского гражданского губернатора о истребовании из Думы последовавших от его превосходительства предписаний, относящихся до удовлетворения учителя Половневского за содержание в его доме училища суммою, и двух оной Думы членов в магистрат к рассмотрению и законному постановлению».

11 сентября 1814 года тамбовский губернатор Шишков дал Козловской городской думе следующее предложение.

«Козловского малого народного училища учитель титулярный советник Половневский, в поданном к господину директору Тамбовских училищ Роминскому прошении изъясняет, что он, Половневский, с самого открытия в Козлове училища, находясь в оном учителем, всеми силами старается основать и укоренить оное. С 1797 года помещается училище в собственном его доме без всякой за то платы, даже не получал он ничего на освещение и отопление оного по 1801 год, а с того времени Козловский городовой магистрат положил ему отпускать на ежегодное содержание училища по 50 рублей, в 1809 г. прибавил еще 40 руб., что составило 90 руб., кою сумму он, Половневский, и по днесь получает; в Высочайшем же уставе народных училищ положено на одно только ежегодное содержание такового училища по 170 руб., а после в Высочайшем уставе учебных заведений, на тот же предмет повелено производить каждый год по 300 руб.; то он, Половневский, не получая по 1801 г. на содержание училища ничего, а с того времени хотя и производится ему на то вышесказанная малая сумма, но все училищные потребности удовлетворены оною быть не могут, почему и принуждён он употреблять и само его жалованье, отчего пришёл в разорение и большие долги. Ныне же, когда на все потребности ещё более возвысились цены, то он, Полов-невский, находит себя в совершенной невозможности содержать училище положенною ему магистратом на сие суммою 90 рублей. Между тем и в доме его оказалось весьма много ветхостей, исправление коих требует значительной суммы, почему вынужденным себя нашёл просить об оказании ему вспоможения. Господин директор, находя всё изъясненное учителем Половневским совершенно справедливым и убеждаясь 28-летними трудами и ревностью его к возложенной на него должности, обязанностью почёл просить меня как в содержании Козловского училища, так и в оказании учителю Половневскому вспоможения сделать законное постановление. Находя представление господина директора училищ уважительным, долгом считаю предложить Козловской городской думе: 1) производить на будущее время в каждый год учителю Половневскому полный оклад, уставом учебных заведений на содержание училищного дома назначенный по 300 руб., начав производство таковой выдачи с 1-го настоящего сентября; 2) как учитель Половневский, содержа столь долгое время училище в своём доме и не получая не токмо за наём оного, но и на содержание училища штатной суммы, пришёл в крайнее разорение и задолжал, то выдать ему, по столь ревностному об училище его попечению, за все годы, с коих училище в доме его находится, хотя по уставу народных училищ на таковое ежегодное содержание положенную сумму, т.е. за каждый год по 170 руб. и по исполнении меня рапортовать».

Получив это предложение 21 сентября, Дума делом не спешила, почему 29 декабря того же года последовало другое предложение от губернатора. «Ныне господин Половневский, явясь ко мне лично,— писал Шишков,— объяснился, что доселе не получил просимого им удовлетворения; что Козловская городская дума, собирая несколько раз городское общество, ничего решительного по сему ещё не учинила, и что, наконец, некоторые купцы не соглашаются на произведение полного оклада господину Половневскому под предлогом тем, что будто он по болезни не в силах образовать учеников по-надлежащему — причём представил (Половневский) полученные им от начальства в разные времена одобрительные виды».

Так как Дума медлила исполнением и этого предложения, несмотря на неоднократные письменные и словесные напоминания со стороны уездного стряпчего, то 13 февраля 1815 г. губернатор обратился к городовому магистрату, предписать последнему потребовать от Думы командирования в присутствие магистрата двух депутатов из числа думских гласных и совместно с ними решить дело об отпуске денег на содержание училища.

Затем в деле следует копия с предписания Совета Казанского университета (к учебному округу которого принадлежала Тамбовская губерния) от 22 марта 1815 года на имя директора училищ Роминского — документ, показывающий, какое горячее участие приняло учебное начальство в положении учителя Половневского в то время, когда городское управление относилось с таким равнодушием к заслуженному учителю своего единственного и юного училища. «Сего марта,— писал Совет Университета,— 19 числа в собрании Совета слушано было предложение господина попечителя Казанского учебного округа следующего содержания: до сведения моего дошло, что Козловского училища учитель Половневский разбит параличом и стеснён бедственными обстоятельствами, требует особенного попечения начальства. Далее, что чиновник сей в 28-летнее служение по части народного просвещения показал примерное к оному усердие по Тамбовской губернии, где он был при открытии училищ и содействовал оному. Не щадя ни сил, ни собственного имущества, невзирая на неблагоприятные положения для училища Козловского, он твёрдо и не охладевая в усердии, продолжал служить один при сём училище и поддержал оное. Разбит будучи параличом, он и тогда не переставал посещать классы, и единственная дочь была ему в этом помощницей. Провидению угодно было лишить его и сей последней. В сих обстоятельствах служение его сделалось затруднительным, а с другой стороны, оставление должности без всякого имущества и дохода невозможно для его пропитания. Соболезнуя в сердце об участи сего отличного чиновника и желая по долгу начальника, сколь возможно, принять участие в поправлении его худых обстоятельств и доставлении ему спокойной жизни в остальные дни оной, предлагаю Совету войти ныне же деятельнейшим образом в положение господина учителя Половневского, который впрочем, как мне доносят, при помощи сотоварищей мог бы ещё довольно успешно исполнять должность или быть смотрителем уездного училища». Далее попечитель предлагает совету обсудить, что лучше для Половневского: определить ли его в смотрители училища или назначить ему пенсию.

28 апреля 1815 года магистрат определил: производить учителю Половневскому на содержание малого народного училища по 300 руб. в год из городских доходов, начав выдачу с 1-го сентября 1814 года; что касается удовлетворения Половневского за содержание в его доме училища с 1797 года, то, не полагаясь на заявление самого Половневского, магистрат затребовал от Думы справку о том, действительно ли училище всё то время помещалось в доме Половневского и не было ли Половневскому выдаваемо за это когда-либо денег, а от квартирной комиссии — сведения о том, не было ли за то же время отводимо под училище квартир в обывательских домах. Дума удостоверила, что училище содержалось в доме Половневского, а квартирная комиссия ответила, что обывательских квартир под училище отводимо не было; вместе с тем Дума сообщила магистрату, что с 1797 года учителю Половневскому на жалованье и на содержание училища были произведены следующие денежные выдачи:

в 1798 г. за сентябрьскую треть 30 руб.
- 1799 г. остальные за 1798 г. 10 руб. и за январскую треть 1779 г. 50 руб., а всего 60 руб.
- 1800 г. остальные за 1799 г. 100 руб. и за 1800 г. 150 руб., а всего 250 руб.
- 1801 г. 199 руб. 99 коп.
- 1802 г. 200 руб.
- 1803 г. 200 руб.
- 1804 г. 133 руб. 33 коп.
- 1805 г. 266 руб. 66 коп.
- с 1806 г. по 1809 г. 200 руб. в год
- 1810 г. 77 руб. 83 коп.

При этом Дума присовокупила, что «по не различению» она не может показать, сколько именно из этих денег назначалось на жалованье учителю и сколько собственно на содержание училища. Затем, с 1810 по 1814 год на одно содержание училища было отпускаемо ежегодно по 90 руб.

В дополнение к этим сведениям магистрат потребовал от Думы справку о том, на каком праве то училище основано, по какому положению или предписанию и которого именно года». Что ответила Дума и ответила ли, из дела не видно, но в виде ответа на этот запрос, к производству приложены следующие выписки из дела самого магистрата.

«1798 г. сентября 16-го в Козловском городовом магистрате, вообще с Думою, в журнале записано: слушали предложение его превосходительства господина действительного статского советника Тамбовского гражданского губернатора и кавалера Ивана Семёновича Литвинова, что г. козловский уездный предводитель Таптыков представил его превосходительству поданное к нему Козловского народного училища от учителя Половневского прошение и при нём данное ему свидетельство от козловского купечества, и что он, Половневский, с октября месяца прошлого года ни жалованья, ни содержания на училище ниоткуда не получает, а содержит сам себя и училище малой оказией — Козловским благородным обществом помощи. А как де козловское купечество данным свидетельством показывает своё согласие детей своих в оном училище обучать, кои теперь в немалом числе обучаются. В свидетельстве же значит, что подписавшиеся под оным козловские купцы, в том числе и члены сего магистрата дали ему Половневскому в том, что, несмотря на прежний их общества Приказу общественного призрения отзыв, якобы никогда не отдают детей своих в то училище, а обучаются оные по домам — ныне, рассмотря от находящихся в училище детей и их родственников в науках лучшую пользу, к чему и добропорядочное его, Половневского, поведение способствует, и потому, отдавая ему сию справедливость, усердно желают детей своих под таким его, Половневского, руководством обучать. Почему оный предводитель и просил предложить городской Думе, дабы она поелику ведомства её люди суть ближайшие к выгодам училищным, как содержать то училище, так и выдавать учителю жалованье положила из доходов городских, тем паче, что они по статье 152 Высочайшего о городах положения на сей предмет и назначены. А посему его превосходительство, приемля представление господина предводителя со всем должным уважением, особливо уповает, что Козловское городское общество, бывши немалочисленным и имея только благомыслящих людей, как видно из данного учителю свидетельства, честное поведение и рачительность учителя, склонность к наукам и успех в обучении детей, и наконец, проистекающие из всего того пользы, из ревности к общественной пользе не отречётся учинить с своей стороны пособие к поддержанию учреждённого в их городе народного училища. А посему его превосходительство поставил обязанностью предложить самому магистрату обще с Думой, дабы оные употребили своё старание, изыскать способы к дальнейшему существованию сего мудрого и полезного заведения, назначили для сего сбор особенный или, лучше сего, из обыкновенных городских доходов некоторую известную на каждый год сумму как на жалованье учителю, так и на внутреннее содержание училищного дома, учинив сие положение на твёрдом для предбудущего времени основании. Приказали: хотя в здешней Думе принадлежащих на общественный расход денег состоит в приходе и небольшое количество, но поелику его превосходительство предвидеть изволил из данного учителю свидетельства честное поведение и рачительность, склонность к наукам, и успех в учении детей, и хотя ныне в училище купеческих детей находится и немного, но однако в краткое их в то училище вступление приобрели в учении непосредственный успех, почему взирая ныне на успешное тех учеников учение, и другие, может быть, согласятся отдавать своих детей, и потому на произведение учителю в жалованье и на внутреннее содержание училищного дома сего сентября с первого впредь на один только год положить девяносто рублей с тем при том, буде здешнее общество умножит то училище отдачею в оное для учения своих детей и от оного произойдет в учении немалая польза, тогда магистрату и Думе по рассмотрению, не оставив со своей стороны и впредь на содержание оного учителя и училищного дома сделать своё положение, о чём и донести его превосходительству рапортом».

Из дальнейших выписок видно, что в следующем, 1799 году, губернатор Литвинов, в бытность свою в Козлове, посетил и училище, и найдя «то училище и учителя Половневского в хорошем положении», словесно предложил городскому обществу, не согласится ли оно «то училище восстановить навсегда» и отпускать на содержание его и учителя по 150 руб. в год. Общество согласилось и постановило отпускать 150 руб. из городских доходов, а в случае недостатка последних, собирать эту сумму с городского общества», но с тем притом, буде оный Половневский противу теперешнего его рачения иногда каким случаем обленится и в учении детей не будет должного иметь старания и попечения, или и совсем из оного выбудет, в то время сии места (магистрат и Дума) не оставят сделать другое об оном училище положение».

Далее, в виде справки, приложена копия с следующего предложения тамбовского губернатора Бахметева Козловской городской думе от 21 апреля 1801 года: «Директор школ, коллежский асессор Куликов, в рапорт ко мне, прописывая прошение Козловской школы учителя Половневского, коим сей последний изъясняя, что в Высочайше утверждённом о школах штате положено уездному учителю, в обеих нижних разрядах находящемуся, жалованье 150 руб., на содержание школьного дома дровами, свечами, книгами, сторожем и прочими потребами 170 руб., почему Тамбовский приказ общественного призрения, имея по 1798 год на своём отчёте Козловскую школу, производил тогда ему, Половневскому, по штату жалованье 150 руб. и на вышеописанное содержание школы из 170 руб. — 100 руб., что всего тогда он получал из приказа 250 руб., а в 1799 году Козловское городское общество, ощущая немалую пользу от школьного учения детей своих, приняло на свой отчёт содержание школы, с произвождением ему жалованья, и городская дума, в силу высочайшего о городах положения 152 ст., обязалась содержать школу и производить жалованье из своих доходов, однако назначить с вышеописанным содержанием школы ему жалованья только 150 руб., почему он, удовлетворяя все потребные надобности из сей суммы, на собственное его содержание весьма мало, или лучше сказать, ничего не получает, а потому терпит великий недостаток, просил учинить начальству представление, чтоб повелено было к производимой теперь сумме 150 руб. Козловской городской думой ещё на содержание школьного дома дровами, свечами, книгами, сторожем и прочими потребами прибавить их доходов оной же Думы по 100 руб. в год, так как и прежде он из Тамбовского приказа общественного призрения получал. А чтоб беспрепятственно и безостановочно всегда мог он получать жалованье и содержание, то, как Козловская городская дума с продаваемых питей получает немалое количество из Козловского уездного казначейства однопроцентной суммы, то предписать тамошнему уездному казначею отпускать ему оные всегда безостановочно по третям. А потому, представляя он, директор, о всем том в моё рассмотрение, испрашивать означенному Половневскому законного удовлетворения. Посещая неоднократно Козловскую городскую школу, всегда находил я во всём добрый порядок и хорошие успехи от учеников в преподаваемых им наукам, что всё сколько относится к усердию и доброму надзору над детьми родителей и прилежанию учащихся, так наипаче должен я отдать справедливость попечительности, знанию и способностям господина учителя Половневского, который при всякой почти моей бытности в городе Козлове, не упущал публично доказывать свое прилежание и благоуспешность учеников своих, к совершенному моему удовольствию и утешению родителей. А потому, признавая его достойным просимого им пособия, препоручаю городской Думе, учинив о сём рассмотрение, сделать своё постановление к ободрению и поощрению сего достойного человека, положив ему просимую им прибавку на содержание школьного дома, каковая благонамеренная щедрость принесет мне особенное удовольствие, городскому же обществу честь и уважение». Последствием этого предложения была со стороны Думы прибавка 50 руб. на содержание училища.

Наконец, в деле выведена следующая справка: «Помянутое училище, по предложению бывшего господина тамбовского гражданского губернатора И.С. Литвинова и с согласия здешнего общества, на счёт городской принято 16 сентября 1798 года и на содержание оного, а также и учителю Половневскому в жалованье Думою и магистратом положено в год 90 руб.; потом, в бытность оного же господина губернатора в гор. Козлове 11 февраля 1799 года по словесному его приказанию, с согласия же общества, положено на содержание и в жалованье в год по 150 руб.; бывшими гражданскими губернаторами предписано ж на то же училище и в жалованье Половневскому производить: в 1801 г. мая, 6-го Дмитрием Александровичем Бахметевым в год по 250 руб., но Думою к прежним 150 рублям, по недостатку тогда городских доходов, прибавлено только 50 руб.; в 1809 г. ноября 8-го — Дмитрием Родионовичем Кошелевым — жалованье по уставу народных училищ за первый класс по 120 руб., которого он (Половневский) столько лет ничего не получал, а для помещения училища отвести приличный дом, почему и положено в жалованье за оба класса по 270 рублей, да на содержание училища и наём дома по 90 руб., и учитель Полов-невский принял за оную сумму содержать училище в своём доме, итого составило в год по 360 руб. Сие положение оным господином Кошелевым в предложении 1810 г. февраля 7-го утверждено и по всем оным предписаниям и положениям учитель Половневский (кроме вышеописанных не положенных Думою 50 руб.) получил всё сполна, а не положенных Думою (т.е. своевременно не выданных) причитается за девять лет 450 руб».

В то время, пока производилось настоящее дело, в Тамбовской (а также и в Пензенской) губернии происходила ревизия учебных заведений через командированных от Казанского университета визитаторов (ревизоров), профессоров Карла Реннера и Иосифа Рекарда. Усмотрев из донесения директора училища в числе нерешённых дел и дело об отпуске денег на содержание Козловского училища, визитаторы обратились со своей стороны к Козловскому магистрату с запросом о положении дела. «Входя во все отношения, как учебные, так и внутреннее устройство училищных заведений,— писали визитаторы,— вместе с тем и в благосостояние чиновников, округу Императорского Казанского университета принадлежащих, побуждаемся к дополнению дела (sic), преисполнены обильными опытами высокой справедливости господина гражданского губернатора и кавалера, истребовать от городового магистрата, чтобы благоволил сообщить нам: 1. Не состоит ли за учителем Половневским какая-либо казённая недоимка, по коей он, вопреки многократных предписаний гражданского начальства, лишается законного удовлетворения? 2. Не встретились ли какие-либо непредвиденные затруднения? Не потребны ли ещё новые предписания начальства по сему предмету? Или неимение ли наличной суммы останавливает ход решения дела сего по магистрату, в каковых случаях можно будет испросить высоконачальнического воззрения гражданского правительства. 3. Входя в бедственное состояние упоминаемого Половневского, магистрат усмотрит, что чиновник, занимавшись почти 30 лет образованием юношества всех почти здешних сограждан, отлично аттестованный тремя гражданскими губернаторами, заслуживший даже ходатайство по сему делу тайного советника и кавалера Андрея Лаврентьевича Львова, награждённый чинами, одобряем знаменитым здешним дворянством и многократными признательностями высшего училищного начальства отличённый, при совершенно расстроенном его здоровье и самом состоянии, заслуживает в полной мере справедливое воздаяние магистрата, а паче покровительство наше, Императорским Казанским университетом нам вверенный».

Наконец, 31 августа 1815 года магистрат, совместно с депутатами от Думы, постановил: «Как из вышеописанного явствует, что учитель Половневский по ознаменованным предписаниям и положениям жалованье и на содержание училища, кроме удержанных думой 450 рублей, получил сполна, сии же недоданные ему 450 рублей выдать из городских доходов». Половневский этим постановлением остался доволен; оно было утверждено губернатором A.M. Безобразовым и приведено в исполнение.

Изложенное нами дело, несмотря на его краткость и эпизодичность, представляет характерный материал для выводов относительно материального быта тогдашних народных училищ. Училищам, очевидно, приходилось вести борьбу за существование, и если мы видим, что в данном деле борьба окончилась в пользу училища, то такой конец получился только благодаря случайным обстоятельствам, а именно: энергии учителя Половневского и его действительным заслугам в деле народного образования, заслугам, не признать которых не могло само не сочувствовавшее Половневскому козловское общество, а главное, благодаря влиятельной и энергичной поддержке со стороны местных губернаторов. И это было в Козлове, городе богатом, представлявшем собою в то время важный пункт торговой и промышленной жизни, где, без сомнения, было немало людей, сознававших пользу образования и необходимость школ. Можно судить поэтому о положении училищ тогдашнего времени в других городах, где городские доходы были ничтожны, общество более косно, учителя менее преданны своему делу и менее энергичны…

«Известия тамбовской учетной архивной комиссии», №13

Строительство и архитектура
Технологии строительства быстро движутся вперёд, что позволяет значительно ускорять возведение различных сооружений. Сегодня, на пример, широко распространена аренда опалубки, что позволяет в короткое время сооружать строительные элементы различных форм. Раньше опалубки делались прямо на месте, под конкретную задачу.


Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind