Настоящий доклад мой имеет целью познакомить собрание с содержанием дел, относящихся к истории Козловского Троицкого монастыря. История его в сущности не представляет ничего особенного сравнительно с историей большинства монастырей нашего отечества. Монастырь основывается на жалованной государевой земле и растёт при постоянном воздействии царской милости, оберегающей интересы монастыря предпочтительно пред интересами частных владельцев. Но если вообще в истории духовного развития России Козловский Троицкий монастырь занимает подобающее место, то для нас история его имеет и местный интерес, как исторический факт в районе нашей губернии.

Около 7144 (1606 г.) на реке Лесном Воронеже основался новый монастырь, названный по храме Троицким. Разумеется, вначале монастырь бедствует, бьёт челом о том, что «в церкви образов и книг мало, колоколов нет, к пенью в доску бьют», хотя уже при основании не был обойдён царскою милостию: за монастырём было записано пахотной земли под городами и за Лесным Воронежем 50 четвертей, в поле, а в дву по тому ж, сенокосу на 500 копён, да лесу 43 десятины. Через 6 лет монастырские угодия увеличиваются: царскою грамотою 7150 г. за Троицким монастырём закрепляются право безраздельного и безоброчного пользования рыбными ловами и бобровыми гонами в р. Воронеж от р. Ловай (Иловай) до реки Сестрёнки, да в реках Ловае и Годемновке, сверх того, разрешено выстроить мельницу. Этот царский дар был назначен, по выражению грамоты, «на свечи и на ладан и на всякое монастырское строение». Но козловцам было, видимо, обременительно лишиться права свободной ловли рыбы в вышеуказанных реках, по первоначальному плану отошедших к городу, так как уже в следующем году чёрный поп Софрон с братьей бьёт челом царю на них за самовольную ловлю рыбы. В этой челобитной Софрон просит о даровании монастырю места по берегу для просушки невода. В 153 году последовало подтверждение права на безраздельное пользование рыбною ловлею и бобровыми гонами и отведено было место для просушки невода вдоль по берегу саженей на пять или на шесть, а поперек на сажень.

Со смертию Михаила Фёдоровича, царские милости Козловскому Троицкому монастырю не только не оскудевают, а наоборот, раздаются ещё более щедрою рукою преемников его, так как из выписи книг Олешинского стану от 7161 г., видно, что к этому времени монастырь хорошо обстроился и обзавелся всем необходимым. В распоряжении братии имеется полный обиход церковной утвари, богослужебных книг, риз, даже «на колольнице колокола» оказались. В монастыре было уже 10 келий, в которых размещалось 13 старцев и 8 бельцов, а 11-я келья была больничная; за монастырем слобода для монастырских бобылей, состоявшая из 11 дворов. Монастырские помещения определяются: пашни 112 четвертей по обе стороны Лесного Воронежа, сенокоса на 500 копён и леса 34 десятины; на реке Воронеж двухколёсная мельница, мельником был Мишка Фёдоров, сын поляка. Сверх того, монастырю царскими грамотами было предоставлено в безоброчное пользование на свечи и на ладан рыбные ловли, бобровые гоны, хмелевые угодья и лосиные стойла на р. Воронеж, от р. Ловай до р. Сестрёнки, на р. Ловай, от устья до Хвалынки и на р. Годемновке. Для просушки невода было отведено по берегу длиннику 5 с. и поперечнику 1 с. Округа монастырская была заселена весьма разнородным населением; в жалованной грамоте Алексея Михайловича от 7166 г. прибавлено: «(ты б) в те угодья козловцам детям боярским и оттоманом, и иноземцам, и казакам, и стрельцам, и пушкарям, и посадским людям вступаться не велел». Эти соседи, однако, игнорировали жалованные грамоты, и в делах имеется несколько челобитен о нарушении прав собственности монастыря; чаще всего челобитчики жалуются на произвольное пользование рыбными ловлями, которые между тем всё увеличивались силою новых жалованных грамот. Так, грамотою 7169 г., на обзаведение вновь выстроенной в монастыре церкви во имя преподобных Зосимы и Савватия, царём Алексеем Михайловичем было пожаловано в оброчное (за 2 р. 10 алтын и 4 деньги в год) пользование рыбною ловлею и бобровыми гонами «в Лебедянском уезде, на р. Воронеж и малых падучих речках от Никольского затону до р. Сестрёнки». Жалованные грамоты Троицкому монастырю на поместья и угодья продолжаются и в царствования преемников Алексея Михайловича. В 7193 г. пожалованы в оброк на 10 лет Битюцкий и Серецкий ухожья по 200 р. в год, а в следующем году, ввиду увеличения «братьи до 50 и больши, а с мирскими да наёмными работниками близко ста человек», прирезано к монастырским поместьям 178 четвертей в поле, а в дву по тому ж, да винных покосов до р. Сурёны и по обе стороны её на 500 копён. Исполнение воли государевой стольником Лопухиным было возложено на отказчика Топильского, который и совершил размежевание в 198 г. С этого времени монастырские поместия занимали «двести шестьдесят семь десятин пахотной земли и пятьдесят десятин сенокоса» до 7204 года, когда была пожалована земля из-под срубленного леса, смежная с монастырскими дачами, в количестве 70 четвертей в поле, а в дву по тому ж, и 3 десятины с лишком «болотная и ржавцов». В следующем же году правительство позаботилось окружить эту вновь дарованную дачу прирезкою «кустовой лесной земли 24 десятины, да мокрых мест и болот десятин с пять и больши», вплоть до межи борщёвских помещиков. Для полноты очерка роста монастырских владений должно упомянуть о его жалованных приобретениях в городе Козлове, относящихся к царствованию Алексея Михайловича. В 7167 г. пожаловано монастырю «на приезд и для осадного времени» дворовое место внутри г. Козлова в 8 с. длиннику, в 6⅓ с. поперечнику а через четыре года дано под монастырское подворье, по соседству с казённым купцом Ивашкою Бобровским да стрельцом Петрушкою Мироновым, дворовое место в 49 с. длиною и 29 с. поперёк. Жалованные поместья монастыря, с переходом из казённых владений в руки частного собственника, приобретали средства более строгого охранения соседского права; окрестные жители, как видно из документов, беспрепятственно пользовались до этого перехода угодьями казённых поместий и потому не скоро мирятся с необходимостью отказаться от прежних льгот, в силу неприкосновенности чужой собственности. На это указывает ряд челобитных монастыря на отдельных лиц и целые общества, сохранившихся в разбираемых нами бумагах. Правительство прибегало к разным мерам, и предупредительным, и карательным, тем не менее эти тяжебные дела продолжаются и в царствование Петра Великого.

«Известия тамбовской учетной архивной комиссии», №16



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind