Позднее 8 июня 1990 г.

Товарищи! События последнего времени заставляют нас обратиться к вам с этим письмом, причем в такой необычной форме. Выступить в средствах массовой информации по волнующим нас вопросам не представляется никакой возможности — они полностью монополизированы аппаратом и отражают идейную позицию узкой группы представителей областного партийного руководства.

В прошлом году и с начала нынешнего коммунисты, работающие в демократических общественных движениях, подвергаются голословным нападкам со стороны обкома КПСС и контролируемых им средств массовой информации. Вся наша «вина» заключается только в том, что мы открыто ставим вопросы о подлинной демократизации общественно-политической жизни области, указываем на лицемерное отношение партийных руководителей к революционной перестройке. Поэтому мы считаем необходимым высказать свое отношение к позиции обкома КПСС.

Выборы в республиканский и местные Советы показали, что областное руководство не сделало никаких выводов из прошлогодних выборов народных депутатов СССР. Продолжались все те же грубые попытки продвинуть в Советы «своих» послушных представителей, не пользующихся широкой поддержкой трудящихся, бесчестная борьба против неформалов (в том числе и членов КПСС), многочисленные нарушения избирательного закона, опора на политически пассивное сельское население, формирование безальтернативных округов. Был отброшен «фиговый листок» широкого представительства в Советах рабочих и крестьян. Тесно сомкнув ряды, туда дружно двинулась номенклатура, создав себе на выборах режим наибольшего благоприятствования. В результате облсовет на две трети представлен партийными, советскими и хозяйственными руководителями, причем 40 из них избрано, если это можно считать выборами, безальтернативно. А рабочих и колхозников в Совете — только 20 человек. Проливая крокодиловы слезы о слабом представительстве в органах власти рабочих людей, обком КПСС и не подумал создать этим людям, не имеющим опыта политической борьбы, такие же тепличные условия на выборах, как себе и своим представителям.

Осознавая шаткость своего положения, многие партийные работники «оседлали» советские органы. Такого чудовищного сращивания партаппарата и Советов мы еще не знали, даже в застойные годы они не подвергались такой номенклатурной атаке. В 26 из 30 городов и районов области Советы возглавили секретари партийных комитетов, почти все они одновременно избраны в областной Совет и обком КПСС. В состав областного партийного органа вошли также все руководители облисполкома, комиссий облсовета, многих подотчетных ему ведомств — начальники УКГБ, УВД, управлений Госснаба, связи, коммунального хозяйства, председатели комитетов. Аналогичная ситуация и на местах. Председатель Тамбовского горсовета А. Сафонов одновременно избран первым секретарем горкома КПСС, депутатом облсовета, членом бюро обкома КПСС. Председатель плановой и бюджетно-финансовой постоянной комиссии горсовета, член его президиума Н. Бородин является также председателем Ленинского райсовета, председателем городской контрольно-ревизионной комиссии, членом бюро КРК областной партийной организации. Поэтому есть опасность превращения

Советов в партийный придаток, в орган власти, работающий на общественных началах и в часы отдыха от напряженной партийной жизни. Словом, создаются политические структуры, вполне вписывающиеся в командно-административную систему, лежащую тяжелым валуном на путях перестройки.

Обком КПСС игнорирует критический настрой населения, его демократические устремления, но с упорством, достойным лучшего применения, отстаивает узкие аппаратные интересы, проявляет неуклюжесть и махровый консерватизм при реализации своих решений. С большим трудом областные руководители идут на диалог с людьми, отказываются от привилегий, спецобслуживания. Лицемерно радуясь высокому проценту коммунистов в Советах, предпочитают не замечать, что среди них и те, кого они травили, политически дискредитировали. Уже понятно, что значительная часть населения поддерживает неформальные демократические движения, видит в них действительных сторонников обновления. Более 27 тысяч тамбовчан отдали на выборах свои голоса их представителям. И что же? 26-я областная партконференция вновь причислила их к экстремистам, а в диалог намерена вступить с каким-то мифическим общественным движением. Подобный отвлекающий маневр объясняется очень просто! Областные партийные лидеры не потерпят никаких самостоятельных самодеятельных организаций, им претит любое равноправное товарищеское сотрудничество, они по-прежнему мыслят и действуют категориями классовой борьбы в условиях осажденной крепости.

«Аппаратные игры» вокруг неугодных кандидатов в народные депутаты России — ведущего телевизионной программы «Взгляд» А. Любимова, врача В. Бабенко, рабочего Ю. Кузьмина, журналиста Л. Кудиновой, которые шли в паре с директором совхоза А. Чукановым, секретарем обкома КПСС Ю. Блохиным, секретарем Мичуринского горкома КПСС Ф. Сушковым, начальником объединения «Тамбовагрокомбинат» Ю. Труновым, результатов не дали. Избиратели хорошо разобрались в партийных интригах и отдали свои голоса за Любимова, Бабенко, Кузьмина, Кудинову. Кстати, аппаратная поддержка «погубила» немало достойных кандидатов в депутаты, урок прошлогодней предвыборной кампании впрок не пошел.

Много слов было сказано в последнее время о демократизации внутрипартийных отношений. Об этом же шла речь и на 26-й областной партконференции. На деле же сама конференция готовилась втайне от коммунистов и беспартийных, в газетах не появилось тезисов отчетного доклада и проекта постановлений, не было ясности в политической позиции обкома КПСС, его бюро накануне партконференции. Треть членов обкома партии избиралась непосредственно на конференции, однако их кандидатуры не обсуждались. Таким образом, увертюра была исполнена очень плохо. А каков же финал?

Сопоставим состав руководящих партийных органов, избранных на предыдущей партконференции и на нынешней. На 25-й партконференции всего было избрано 179 человек. Из них: партийных, советских и хозяйственных руководителей — 105; рабочих и колхозников — 62; представителей интеллигенции — 12. 26-я областная партконференция расширила руководящий партийный состав до 206 человек, отдав предпочтение партийным, советским и хозяйственным руководителям — их избрано 151 человек, причем достигнуто это за счет рабочих и колхозников — их избрано всего 43 человека. Неизменным осталось число представителей интеллигенции, хотя их процентное отношение тоже уменьшилось.

Просматривается та же тенденция, что и при выборах в облсовет, отчетливо видно стремление создавать надежную опору из числа руководителей, не допустить «демократического размягчения» административно-командных структур, сформировать надежный номенклатурный бастион, о который разбиваются демократические новации.

Аппаратная и ведомственная атака идет и на XXVIII съезд КПСС: из 24 делегатов, избранных на съезд, 18 человек представляют столь любезную аппарату командно-административную систему. А остальным шести дано право широко представлять на съезде и рабочих, и колхозников, и интеллигенцию.

Похоже, тамбовское партийное руководство не испытывает на этот счет никаких комплексов, хотя рабочие высказывают серьезные сомнения в классовом характере КПСС. Всего среди делегатов съезда, по данным ЦК КПСС, их представительство составит только 11%. «Руководящая и направляющая», лишившись конституционных подпорок, видимо, намерена укрепить свое положение в обществе путем введения в руководящие партийные органы людей, воспитанных и взлелеянных административно-командной системой.

По испытанному номенклатурному принципу сформировано и бюро обкома КПСС, в состав которого вошли все секретари и один заведующий отделом обкома, председатель облисполкома и его первый заместитель, редактор областной газеты, председатель облсовпрофа, начальник УКГБ, первый секретарь обкома ВЛКСМ, первый секретарь Тамбовского горкома КПСС. Демократии же отдана весьма скромная дань — в этот орган избрано всего трое рабочих.

Вспоминаем доводы тех, кто горячо оправдывал необходимость почти двукратного повышения зарплаты партийным и советским работникам. Утверждалось, что в партийные комитеты придут свежие силы, представители научной и творческой интеллигенции. Исход партийных выборов не оправдал этих ожиданий. И сегодня уже ясно: указанная мера создала надежные гарантии безбедного существования «верных солдат партии» на случай перехода к рынку и социально-экономических потрясений. Может быть, поэтому горожане не проявили интереса к партийным конференциям. И если бы не пикеты неформалов и усиленные наряды милиции у ДК «Юбилейный» и здания областной филармонии, никто не заметил бы, что в Тамбове проходят партийные форумы местного масштаба.

За все годы перестройки руководство области плелось в хвосте политических событий, с трудом соглашалось на демократические перемены, причем в отличие от центра сильно выхолощенные и урезанные. Так было с новой системой выборов и в партии, и Советах, взаимоотношениях с комсомолом и профсоюзами, гласностью, новой кадровой политикой, новыми формами идеологической работы, социальной справедливостью, экологией. Во всем чувствовались неискренность, неодобрение, глухое сопротивление процессам обновления.

Теперь же скрытый консерватизм стал явным. Ведется соответствующая обработка кадров, консолидируются ряды «старой гвардии» во главе с Е. Подольским, шельмуется инакомыслие, формируются условия для сохранения на Тамбовщине «административно-командного оазиса».

Анализ материалов 25-й и 26-й партконференций, пленумов обкома КПСС дает возможность понять, какие «ценности» защищает номенклатурная рать Тамбовщины: органы МВД, КГБ, прокуратуры, армию — «от критических нападок»; дисциплину и порядок; идейное единство и коммунистическое будущее; партаппарат и положительного героя на сцене; классовый принцип и патриотизм; номенклатурные списки и политическую бдительность.

А что критикуют, развенчивают?

Очернение истории и переход к рыночным отношениям; центральные средства массовой информации и самостоятельную Компартию Литвы; неформальные движения и «Демократическую платформу в КПСС»; многопартийность и гуманный социализм; митинги и демонстрации радикалов. Нами проведен статистический анализ критических материалов за 1989-90 гг. В них с неодобрением упоминаются «Мемориал» и его лидеры — 15 раз, Политбюро ЦК КПСС — 14, бюро обкома КПСС — 3 раза, секретарь ЦК КПСС В. Медведев — 5, секретарь ЦК КПСС А. Яковлев — 2 раза, Генеральный секретарь ЦК КПСС М. Горбачев, Председатель Верховного Совета РСФСР Б. Ельцин и народный депутат СССР Н. Травкин — по одному разу, один раз критики был удостоен первый секретарь обкома КПСС Е. Подольский и три раза секретарь обкома КПСС В. Зверев.

Даже в застойные годы ритуал требовал критики первого секретаря обкома КПСС. В настоящее время посчитали, что особой необходимости в этом нет, за все отвечают «верхи». Причем, несмотря на крупные недостатки и провалы в социально-экономической сфере, критические стрелы тамбовских коммунистов минули секретаря ЦК КПСС Е. Лигачева, бывшего председателя Верховного Совета РСФСР В. Воротникова, председателей Советов Министров СССР и РСФСР Н. Рыжкова и А. Власова. Критикуя положение дел в партии, никто не вспомнил о секретаре ЦК КПСС Г. Разумовском, отвечающим за организацию партийной работы. Во всем этом просматривается довольно отчетливая тенденция сохранить «ценности», приведшие страну к экономическому кризису и нравственному отуплению. Похоже, мы имеем дело с открытой правоконсервативной позицией, неприятием лидерами области демократической фазы перестройки, тамбовским изданием «принципов Нины Андреевой». Поэтому демократически настроенные коммунисты, представители общественных движений Тамбова будут бороться за подлинную перестройку в нашем крае, за демократию, гуманизм и социальную справедливость. Каждый коммунист, каждый, кому небезразлична судьба страны, должен сделать выбор и активно включиться в процесс радикальных экономических и политических преобразований.

Коммунисты городского партийного клуба «Демократическое обновление»

ГАСПИТО. Ф. Р-9302. Оп. 1. Д. 12. Л. 1-7. Незаверенная копия.



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind