Пишу, а неумолкающий все дни репродуктор не дает сосредоточиться. Идет трансляция сессии Верховного Совета СССР, обсуждающей комплекс вопросов, связанных с попыткой государственного переворота, с оценкой действий всех высших органов власти, с выработкой мер, которые обезопасили бы страну и народ от повторения подобных трагедий. Слышу в голосах депутатов и полную растерянность, и искренние слезы, и праведный гнев. Чем больше подробностей узнаешь о перевороте, чем лучше постигаешь глубину той пропасти, от которой страна находилась в полшаге, тем тревожнее становится на душе.

Что с нами будет? С нами – со страной, республикой, областью, городом, районом, заводом или колхозом, с каждым человеком.

Существовавший всего три дня ГКЧП нанес такой сокрушительный удар по Союзу ССР, что, похоже, от него останется только гимн, что звучит утром и вечером по радио. Мой хороший знакомый, собираясь в отпуске навестить мать на Украине, горько шутит – поеду за границу. Прибалтийские республики – уже заграница, правда, нас, россиян, обещают туда пускать без виз. А как будет с экономикой, от состояния которой впрямую зависит жизнь каждого из нас? Шарахаемся из стороны в сторону. Все пробуем, все разрабатываем программы, все эксперименты ставим, объектом которых стал 300-миллионный народ. Кажется, в «Климе Самгине» М. Горького один из персонажей рассуждает о том, как появилось зрение. Был, мол, червяк. Он ползал, постоянно натыкаясь на что-то. И когда натыкался на острый предмет, то, естественно, испытывал боль. Двинется – и боль, двинется – и боль. В конце концов на том месте, где было всего больнее, у червяка появился глаз.

Так сколько же будем мы натыкаться на боль, когда же появится зрение, чтобы ясно увидеть, куда идти?

А от бесшабашных действий ГКЧП боль только сильнее. Они стали могильщиками Коммунистической партии, дав очень серьезный повод объявлять ее преступной организацией. Но при чем тут мы, рядовые коммунисты. Кто-нибудь из членов ГКЧП спросил меня, состоящего 34 с половиной года в правящей партии и десять дней в фактически запрещенной, когда отстраняли от власти законно избранного Президента, когда готовили расправу над теми, кто ведет страну к обновлению. Пытаясь задушить демократию, они набросили удавку на партию. А ведь все путчисты – члены моей партии, многие принадлежали к ее высшему руководству. Но я их не избирал. Мое личное участие в формировании руководящих органов партии заключалось лишь в том, что я время от времени выбирал депутата на районную партийную конференцию. И сколько могу вспомнить, еще раз подтверждаю для себя, что голосовал за порядочных, мыслящих людей, отличных работников. Вот на этапе партийного собрания в первичке и заканчивалась партийная демократия. А дальше уже действовала Система.

Смотрю на свой партийный билет № 01563807, читаю слова «Партия – ум, честь и совесть нашей эпохи» и снова задаю сам себе вопрос – что с нами будет? Кто на него ответит, когда даже Генеральный секретарь фактически отрекся от своей партии?

Что с нами будет? Это я уже задумываюсь о судьбе родной газеты, ее творческого коллектива. Сейчас деятельность каждой организации, каждого человека оценивается через призму их поведения и действий в дни антиконституционного переворота. Наша газета так же, как и все официальные издания, опубликовала часть документов ГКЧП. Почему и как это получилось, я уже писал в «Тамбовке» 27 августа. И в ответ на усиленную травлю печати, запрещение газет приведу строчки Закона СССР «О печати и других средствах массовой информации». «Редактор (главный редактор), а равно журналист не несут ответственности за распространение в средстве массовой информации сведений, не соответствующих действительности: 1) если эти сведения содержались в официальных сообщениях; 2) если они получены от ииформационных агентств или пресс-служб государственных и общественных органов...» (Статья 38.).

Закон законом, и с юридической точки зрения тут вроде все в порядке. Но до сих пор не покидает ощущение того, что прикоснулся к чему-то очень грязному. Ведь мне пришлось по должности засылать материалы ГКЧП в набор.

Задумываясь о судьбе газеты, невольно анализируешь прошлое и оцениваешь его с позиций нынешней реальной обстановки в обществе. Поймите, в редакции работают не идеологические роботы, а живые, творческие люди, имеющие разные взгляды, различные, порой очень далеко стоящие друг от друга убеждения. Но линия газеты не была простой составляющей наших взглядов. Она, эта линия, определялась прежде всего программой, утверждаемой учредителями газеты – областным комитетом КПСС и областным Советом народных депутатов. Не открою секрета, если скажу, что первой скрипкой был обком. Ведь даже редактора назначал он, а Совет лишь принимал это к сведению. Отсюда идеологическая заданность газеты, активная поддержка партийных установлений. И если в недалеком прошлом это как-то «проходило», то в условиях зарождавшейся многопартийности, активизации общественных движений самого широкого спектра односторонность явно шла во вред популярности газеты у читателей, вела к снижению тиража. А обострение политической борьбы, поляризации общественных сил приводили под воздействием главного учредителя к еще большей односторонности. Дело прошлое, но из песни слова не выбросишь. И я должен откровенно сказать читателям, что очень часто по указанию партийных руководителей и вопреки своему желанию мы перепечатывали самые ортодоксальные статьи из других изданий. И не надо всех дохлых собак вешать на шею редакции.

Все знают, что тот, кто платит деньги, тот и заказывает музыку. И здесь надо обратиться к конкретным цифрам, чтобы прояснить картину. Известно, что подписчик платит в этом году за экземпляр газеты 8 копеек. Куда идут эти копейки? Бумага – 3, типографские расходы – 2, авторский гонорар – 0,8, получение информации – 0,3, услуги связи – 2,5, общеиздательские и редакционные расходы – 4,5 (в том число зарплата – 2 коп.). Есть еще кое-какие расходы, но они составляют сотую долю копейки. Вот такой расклад. Но внимательный читатель уже складывает цифры. Правильно, в итоге получается больше 13 копеек. Вот эту разницу, а на нынешний год она выливается в 400 тысяч рублей, – и обещал погасить главный учредитель. А по прикидкам на будущий год нужно вдвое больше.

Где же выход? В эти дни прошло несколько собраний коллектива редакции и издательства, на которых об этом шел разговор. Самое простое в нынешних условиях движения к рынку и повального роста цен установить экономически обоснованную подписную плату. Она складывается в 50-60 рублей (точнее не дает подсчитать гипотетичность тиража). Но если нас с трудом выписывают за 15 руб. 60 коп., то за 50-60...

Значит, и об этом говорилось на наших собраниях, надо самым решительным образом менять лицо газеты. Разработана новая программа газеты, которая представлена президиуму областного Совета. Программа нацелена на то, чтобы сделать газету интересной и нужной самым различным категориям читателей.

Есть ли для этого условия? С одной стороны есть. Главное – в редакции сформировался сильный творческий коллектив. Я не один десяток лет работаю в печати и могу судить о силе пера журналиста. Да и постоянные читатели знают имена Евгения Ермакова, Натальи Плотниковой, Николая Башкатова, Ирины Лазаренко, Ларисы Челурновой, Нины Фроловой, Екатерины Казанок, Петра Казанка, Ивана Овсянникова, Галины Юдахиной и других. Их творческий потенциал, профессиональное мастерство позволяют мне уверенно сказать, что лучшие материалы у них впереди. Только не надо ими командовать, сдерживать идеологической уздой или подгонять партийными шенкелями.

И здесь встает вопрос о редакторе, главной функцией которого, на мой взгляд, является профессиональная организация творческого процесса. И в нашем новом редакционном уставе записан пункт о том, что редактор назначается и освобождается учредителем – областным Советом по представлению журналистского коллектива. Ведь любой трудовой коллектив выбирает своего руководителя, да всех и вся нынче выбирают. Так почему же нам всегда назначают редактора? Мы просим депутатов областного Совета, сессия которого намеревается сегодня обсудить вопрос о газете, проявить демократичность, не навязывать нам своего избранника. Не устроит областной Совет наш кандидат, отвергнете. А мы предложим другого.

И, как любят у нас говорить с трибун, – пользуясь случаем, что сессия рассматривает вопрос о газете, выскажу еще одну просьбу коллектива к депутатам.

Дело в том, что мы, редакция, – нищие. Во всем мире газетное дело прибыльное. Так и было у нас все годы. Но объективные (немилосердный рост цен на бумагу, типографские работы и услуги связи) и субъективные (о них я сказал выше) причины привели к тому, что сейчас газета убыточна. И мы просим учредителя (облсовет) поддержать нас финансово, чтобы выполнить свои обязательства перед подписчиками. Не желая быть вечными нахлебниками у Совета (а согласитесь, что же это за область без областной газеты), коллектив редакции и издательства намерен выступить соучредителем газеты. Но чтобы вновь встать на прочные экономические ноги, нужна база. И она есть. Дело в том, что на протяжении многих лет существовало издательство газеты «Тамбовская правда». И прибыль от издательской деятельности (а в ней главной была газета) шла в областной бюджет на поддержку убыточных городских и районных газет. В 1967 году волевым решением эта дойная коровка была преобразована в издательство обкома КПСС. И вся прибыль стала направляться в централизованный партийный бюджет. В последнее десятилетие ежегодные отчисления в этот фонд доходили до 400 тысяч рублей. Сейчас основные и оборотные средства, стоимость имущества и инвентаря издательства составляют немногим более одного миллиона рублей. Мы считаем, что коллектив вправе владеть тем, что многократно окуплено его трудом. Вот и вся просьба к областному Совету, к исполнительной власти. Отдайте наше нам. Неужели и дальше нам зарабатывать (уверен, что будем зарабатывать) деньги на дядю. Положительное решение этого вопроса заложит основу экономической самостоятельности газеты. А то ведь, кто платит деньги...

С университетских лет угнездилась в памяти ленинская формула: «Мы не намерены сделать наш орган простым складом разнообразных воззрений. Мы будем вести его, наоборот, в духе строго определенного направления». Вот и мы вели газету в одном направлении. И привели... Но не лишняя привычка советоваться с Лениным помогла. «...Свобода печати означает: все мнения всех граждан свободно можно оглашать». Этому будем мы следовать.

Е. ПЕРЕКАЛЬСКИЙ.
Ответственный секретарь газеты «Тамбовская правда».

31 августа 1991



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind