На уроках заслуженного учителя школы РСФСР А. Гончарова невозможно оставаться просто слушателем. Какой бы период истории не разбирал он со своими учениками – древние времена или наше недавнее прошлое, – невольно становишься сопричастной ко всем этим событиям, начинаешь волноваться и переживать их заново, вместе с теми людьми, которые тогда жили на земле. Вот и эта тема: «Задачи экономики перед второй мировой войной в нашей стране» заставила, вместе с одиннадцатиклассниками Тамбовской гимназии, сильнее биться сердце, вспомнить своих родителей, все их такое трагическое и все-таки по-своему счастливое поколение.

А потом состоялась беседа с Александром Владимировичем о нашей жизни, ревизии прежних идеалов, пересмотре, а то и отрицании целых периодов истории...

–Александр Владимирович, нашу газету читают тысячи учителей. Им сейчас не позавидуешь – средства массовой информации обрушивают на людей сообщения, особенно касающиеся нашего прошлого, одно чище другого, порой взаимно исключающего свойства. А говорить, отвечать на вопросы учеников надо, надо преподавать историю, географию, да и другие науки не могут быть «чистым искусством», вне связи времен. Как тут быть?

–Информационное оружие лишь на первый взгляд производит довольно безобидное впечатление. На самом деле не даром печать зовут четвертой властью. Это она в основном формирует общественное мнение, она же, обходя молчанием, не давая истинную оценку событиям и фактам, порождает тот политический иммунодефицит у населения, при котором теряется способность защищаться. Выбор ударов многих публикаций далеко не случаен. Вот, например, вы задавались вопросом, почему идеологическая подготовка ликвидации СССР потребовала атаки не на ленинский, а на сталинский период его развития?

Да, сталинский режим, который, впрочем, вобрал и ошибки ленинского периода, мягким не назовешь. Но беспристрастные факты говорят, что экономический баланс был в его пользу. Даже Черчилль признавал: Сталин взял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой. А мы добавим: и достаточно мощной экономикой. Сейчас много копий сломано по поводу того, готов ли был СССР к войне с Гитлером.

Однозначно на этот вопрос не ответишь. Многое было сделано, взяты уроки из только что окончившейся Финской кампании, но слишком мало времени нам отводила история.

И тем не менее, несмотря на то, что немцы за короткий срок оккупировали территорию с населением большого европейского государства, где до войны добывалось 63 процента угля, выплавлялось 48 процентов стали, 38 – убиралось зерна, тем не менее за шесть месяцев 1941 года не только было вывезено на Урал, в Сибирь и Казахстан 1,5 тысячи промышленных предприятий, но и пущено в эксплуатацию. Полтора миллиона вагонов требовалось на это. И железнодорожники справились с непосильной задачей. Такой, как сейчас, безалаберщины не было. Создавались новые научные, медицинскне центры. Заслуги и открытия медиков позволили возвращать в строй до 70 процентов раненых, а новые технологии производства вооружения дали нам тот перевес, который привел потом к победе и Сталинграде. Только один пример – у немцев в танках бензин зимой замерзал. У нас – нет.

–Как вы относитесь к деятельности Сталина?

–Отрицательно. Да, индустриализация, автором которой он стал, была проведена в кратчайшие сроки, но стоит она на костях народа. То же самое можно сказать и про другие факты истории сталинского периода. ГУЛАГи – это наш вечный позор и боль.

–Про него сейчас принято кричать: «Злодей!» В том числе и при оценке его отношений с Гитлером. Но будто западные политики не сотрудничали с Адольфом, будто не отдали ему Австрию, не «скормили» Чехословакию. Собирались это сделать и с СССР, потому что рост нашей экономики повергал их в ужас. Не будь войны, мы бы к 1947 году обогнали США по росту примышленного производства, а в конце 60-х, как утверждают некоторые видные отечественные экономисты, Западную Европу и США вместе взятые. Черчилль и Рузвельт ничего не сделали для предотвращения массового истребления еврейского населения восточно-европейских стран...

–Да. Серьезные факты, нуждающиеся в осмыслении. Наши союзники, и это совершенно ясно, блюли свой интерес. И заданность их поступков тоже очевидна. Одно открытие второго фронта лишь в 1944 году о многом говорит...

–Сейчас очень горячо дебатируется вопрос о роли ленд-лиза. Некоторые историки и журналисты считают его чуть ли не решающим фактором в победе над фашизмом...

–Надо отдавать дань памяти и благодарности тем, кто с риском для жизни доставлял нам драгоценные грузы, помогавшие выстоять в смертельной схватке с фашизмом. Надо ценить тех, кто их выделял, направлял, но передергивать факты все же нечестно. Есть статистика, есть данные, которые говорят: поставки по ленд-лизу в общем итоге не превышали 4 процентов от всего того, что мы отдавали фронту.

–Как быть учителям и вообще всем, кто хочет понять – кто есть кто, узнать правду?

–Побольше читать, сопоставлять одно высказывание с другим, анализировать. Сейчас много публикуется материалов, бывших в спецхранах. Они тоже помогают пролить свет на прошлое. И тут надо сказать о вреде массового сознания, которое всегда страдает стереотипами. Мне думается, правы были древние, когда говаривали, что не всегда нужно маршировать в ногу с остальными. Можно шагать и под звуки иного барабана. Меня всегда задевает отсутствие диалектического подхода у нас в оценках события: или – или. Вот, например, теперь взялись идеализировать П. Столыпина, представлять его чуть ли не святым. Но ведь Россия при нем сделала не только рывок, она запестрела и «столыпинскими галстуками». И хоть сам Столыпин вызвал на дуэль автора этого выражения, суть-то не переменилась. Учащимся не надо навязывать мнение, его следует формировать.

–Но сейчас наблюдается явный крен в сторону подавления чувств патриотизма, само слово русский у некоторых ассоциируется с отсталостью, забитостью...

–Я отвечу словами Н. Карамзина: «Мы излишне смиренны в мыслях о народном своем достоинстве, а смирение в политике вредно. Кто самого себя не унижает, того без сомнения, и другие уважать не будут. Не говорю, чтобы любовь к Отечеству долженствовала ослеплять нас и уверять, что мы всех и во всем лучше, но русский должен, по крайней мере, знать цену свою».

–Знаю, как зорко и внимательно вы следите за всеми событиями в стране. Как, по-вашему, продвигаемся ли мы на пути демократизации, на пути к правовому государству?

–Я бы этого не сказал. Читаешь: там представитель Президента РСФСР превысил свои полномочия, тут один институт захватил здание другого... Какая уж демократия, какое правовое государство...

–О чем мечтаете, что хотелось бы сделать помимо своей основной работы?

–Накопилось очень много материала по нашей истории, методам ее преподавания. Пишу кое-что пока для себя. А вообще, конечно же, хотелось бы стать соавтором учебника истории для школы, где бы прошлое не подвергалось погрому, а оценивалось на принципах историзма, в контексте истории. Хотелось бы осмыслить прошлое. По выражению видного немецкого ученого Л. Ранке, «осмыслить, как оно, собственно говоря, все было».

1 октября 1991



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind