Какую демократию они предпочтут – европейскую, американскую или так называемый «третий путь»? (перевод статьи из английской газеты «Обсервер»).

Итак, капитализм победил, и западная демократия празднует свой триумф. История, эта безжалостная богиня, взвесила на своих весах два величайших социальных эксперимента и обнаружила, что один из них ни на что не годен. Таким образом, в анналах истории коммунизм займет место где-то рядом с империей ацтеков, а Ленин присоединится к Навуходоносору. Богиня сыграли свою роль и может удалиться со сцены, оставив нас один на один со всеми прелестями свободного рынка и бесконечной гонки за успехом и богатством.

Однако подождите! Нет ни малейшего сомнения, что коммунизм проиграл. Об этом даже говорил сам товарищ Горбачев. Вопрос в том, какой капитализм и какая демократия стали победителями?

Существует по крайней мере два типа капиталистической демократии – европейский и американский, и они представляют собой вовсе не одно и то же.

Американская модель – это форма государственного капитализма, в рамках которой крупнейшие корпорации военно-индустриального комплекса жиреют на щедрых государственных заказах, оставляя неудачникам и беднякам подачки с барского стола. Таким образом, эта модель является показательной в своем роде, демонстрируя неспособность обеспечить должный уровень социальной защиты и здравоохранения. С другой стороны, американский капитализм уникален с точки зрения открытости правящих структур, того внимания, которое они уделяют правам граждан.

Европейская модель капитализма, которая успешно развивается после второй мировой войны, коренным образом отличается от американской. Она предусматривает высокое налогообложение, которое позволяет обеспечивать гражданам значительный уровень здравоохранения и социальной защищенности, а корпорациям планирование, выделение субсидий и капиталовложений. В то же время европейцы имеют меньше гражданских и политических прав, чем американцы. Европейская политическая элита представляет собой своего рода закрытый клуб для избранных; европейские государства более централизованны и менее открыты для требований их граждан.

Как американская, так и европейская модели капитализма возникли на основе одних и тех же ценностей, однако европейский вариант всегда опирался на влияние и привлекательность социалистической идеи. В нынешней ситуации, когда коммунизм потерпел крах, а социализм утратил свою силу в Европе, главный вопрос европейской политики заключается в том, начнем ли мы двигаться в сторону американской модели.

С этой точки зрения десять лет нахождения у власти Маргарет Тэтчер в Великобритании могут рассматриваться как решающее сражение между американской и европейской моделями капиталистической демократии.

Маргарет Тетчер хотела чтобы мы создали у себя страхование здравоохранения по американскому типу, а также ввели американскую систему отношений в бизнесе. Она могла бы достичь гораздо большего успеха, если бы попыталась использовать все то лучшее, что может предложить американское общество – свободу информации, открытость правительства, демократию и права граждан. Однако этого не произошло, и общественное мнение Великобритании отвергло ее реформаторские усилия, заставив политиков вернуться назад – к европейской модели.

Все это должно помочь нам правильно оценить процессы, которые проходят сейчас в России и Восточной Европе. Вопрос заключается в следующем: какой капитализм и какую демократию они выберут – американскую или европейскую? В свое время поляки вроде бы решили идти по американскому пути, в то время, как чехи предпочли европейский вариант. Сейчас Россия стоит перед таким же выбором.

Тем не менее специалисты считают, что существует «третий путь» развития – так называемая авторитарная модель. Для примера можно взять Леха Валенсу, который стремится совместить рыночную экономику с авторитарным популизмом. В новых независимых республиках бывшего Советского Союза появилось большое количество таких же сильных личностей, которые могут легко свернуть на «третий путь». Тем более что опыт Тайваня, Южной Кореи и Чили показывает, что на какое-то время политический авторитаризм может легко сочетаться с капиталистическим путем развития.

Но только на какое-то время. В целом авторитаризм и развитие несовместимы. Это главный вывод, который нужно сделать из распада Советского Союза. Административно-командная экономика могла нормально функционировать до тех пор, пока СССР и США находились в состоянии «холодной войны» и вели гонку вооружений. Но как только Запад стал переходить от индустриальных технологий к технологиям информационным – телефон, компьютер, ксерокс и т.д., – административно-командная экономика безнадежно проиграла. В информационную эру ключ к успеху заключается в свободе информации...

В настоящее время половина нашего континента решает, какую модель выбрать – «американский» капитализм, авторитарный популизм или социальную демократию. Другая половина стоит перед выбором – предпочтительнее ли централизованная европейская модель государственной власти или все-таки стоит взять за основу американскую демократию.

Это фундаментальный выбор, и от него будет зависеть будущее, как Восточной, так и Западной Европы. Так что в любом случае история еще не кончилась, она продолжается.

20 октября 1991



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind