I

В центре перестройки, наряду с решением крупных задач в области экономики, политики, социальной жизни, стоят и задачи нравственности, стремление придать обществу гуманистический характер. Да и сама задача перестройки в свою очередь, не может быть выполнена безнравственным человеком, аморальным обществом. Возвышение личности, уважение ее прав и свобод, понимание личностью своей ответственности за преобразование общества – вот база, на которой могут успешно развиваться перестроечные процессы.

Нравственное обновление, таким образом, выступает и как цель, как средство перестройки. При этом сфера нравственного совершенствования очень широка, она должна включить в себя обновление в таких областях, как социально-экономическая, политическая, духовная, семейно-бытовая. Особо хотелось бы выделить проблемы нравственного воспитания молодежи как в различных учебных заведениях, так и на предприятиях и в учреждениях.

В любой ломке общественной жизни чаще всего и больше всего страдает молодежь, ибо она не имеет, и в этом ее беда, а не вина, должной закалки, устойчивых нравственных норм и идеалов. Отсюда нигилизм, стремление молодого человека утвердить свое «я» в чем-то экстравагантном, и в таком, что выделяло бы его в обществе. Трудности и в том, что ранее была единая идеология, единство действий всех средств массовой информации, искусства и т.д.

И такая обработка воспитывала «винтиков», послушных работников, способных выполнять команду, но не способных думать и нести осознанную личную ответственность. Сейчас на молодежь обрушивается многоголосая и во многом противоречивая информация, в которой не каждый самостоятельно и, главное, правильно может разобраться.

Неправильно было бы думать и о том, что взрослое население – рабочие, колхозники, интеллигенция – уже не нуждается в нравственном обновлении. Беда только в том, что идеологические организации мало над этим работают. Посмотрите на практику партийной, комсомольской, профсоюзной жизни. Много ли мы найдем примеров, чтобы на таких собраниях, заседаниях бюро или комитетов недостойные люди получили нравственную оценку в своей нечестности, карьеризме, чтобы их уличили во лжи, обмане, заставили хотя бы покраснеть? Нет, немного. В обществе не – преодолен и разлад между юридическими и нравственными нормами.

Люди без чести и совести прибегают к интригам, к подлогу, к разным коварствам для того лишь, чтобы вырасти по должности. Это чистой воды карьеризм! Но говорят, что он «умеет жить».

И часто такие люди становятся во главе командного состава перестройки. И они, эти люди, «учат» нравственности, совести, чести, нормам морали, сами их не имея и отбросив их как химеры. Такие люди относятся к совести как к неграмотности: чем скорее ликвидидируешь, тем лучше. И до тех пор, пока общество не будет бороться с бюрократами и карьеристами, стяжателями и лжецами, фарисеями – оно не может перестроиться. С другой стороны, такие проповедники морали могут только усугубить безнравственную жизнь общества, углубить аморальность и ни в коей мере не в состоянии обеспечить гуманизм перестройки.

В связи с этим важно определить существо нравственной ситуации в обществе, найти честных и совестливых людей для интенсивных нравственных перемен, определить перспективные и ближайшие задачи морального усовершенствования и общества, и личности. Что же влияет на нравственную ситуацию сегодня? Во-первых, решающее воздействие на нравственность оказывает экономика. Действительность подтверждает мысль Г.В. Плеханова о том, что нравственное развитие человечества следует шаг за шагом за экономической необходимостью, что экономическия отношения независимо от воли и разума людей, как бы за спиной у них, заставляют и приспосабливают к себе, к своим интересам нравственность индивидов.

Признав необходимость сосуществования различных форм собственности от частной до общественной, их равноправие, мы тем самым, хотим этого или нет, признаем и наличие различных общественных и индивидуальных идеалов. Отсюда раскол общества на сторонников социализма и социалистических идеалов и сторонников капитализации общества и капиталистических идеалов. Переход к рыночным отношениям породил стремление не только быть экономически независимой и на этой основе свободной личностью, но и культ денег, «умение жить», страсть к стяжательству, зависть, эгоизм. У таких людей для достижения целей все средства хороши: обман, насилие, грабеж, уголовные преступления.

Подтверждением этого является криминогенная ситуация в стране. В 1990 г. произошел рост преступлений по сравнению с 1989 г. на 13,2 процента, а тяжких – на 15 процентов. При этом важно заметить, что еще больший рост преступлений произошел в сфере экономики вообще и особенно у кооператоров – 76,6 процента.

Жажда наживы, легкого обогащения особенно поразила сферу торговли и производства дефицитных товаров. А что сегодня недифицитно? Число лиц, занимающихся перепродажей товаров в крупных и особо крупных размерах, увеличилось на 47,8 процента. У спекулянтов изъято и конфисковано товаров и ценностей на 40,7 млн. рублей (рост – 87,8 процента по сравнению с 1989 г.). В РСФСР за 1990 год выявлено по сравнению с предыдущим годом в три раза больше фактов взяточничества и спекуляции, связанных с предпринимательской деятельностью.

Все – совесть и честь, дружба и любовь – стали предметом купли и продажи, товаром, все обменивается на всеобщий товар – деньги.

Нельзя не видеть, что примеры быстрого обогащения любыми средствами дают немалому числу людей пример для подражания: если он сумел, а почему бы не попытаться и мне?

Правда пока ситуация контролируется, и это связано с наличием и господством общественной собственности. Большинство трудящихся связано с ней, и у значительной их части сохранились социалистические идеалы и нормы нравственности, стремление к взаимопомощи и сотрудничеству. Но и здесь не без изъянов.

Другие формы общественной собственности – акционерное общество, аренда, кооперация и т.д. – породили наряду с групповым интересом и групповой эгоизм. К сожалению, до строя цивилизованных кооператоров нам далеко.

Из этого можно сделать вывод: разнообразие форм собственности, реальных экономических отношений привели к размыву социалистических нравственных идеалов, появлению новых форм нравственности, основанных на частном предпринимательстве, риске, самостоятельности, но и на обмане, стяжательстве, спекуляции, рекете, преступности. Так что снова встал вопрос: кто кого: социализм с его обновленными гуманистическими заповедями или капитализм с присущими ему и положительными, и отрицательными нравственными нормами.

Во-вторых, все большее значение и влияние на нравственность приобрели межнациональные отношения. Некоторые скажут, что это нашей области не касается и будут неправы. На Тамбовщине проживают люди 113 национальностей. Межнациональные конфликты, где бы они не возникли, отражаются и на наших жителях.

Патриотизм и национализм, интернационализм и шовинизм – эти понятия и категории получили новое нравственное, содержание и звучание. В чем дело? Почему? Каким образом национальные взаимоотношения повлияли на нравственность? Вопросы, вопросы...

Нельзя отрицать, что за годы существования СССР выросло национальное самосознание, родилась национальная интеллигенция, появилось чувство независимости, необходимости большей свободы. И малейшее ущемление прав и достоинства личности, даже не преднамереное, случайное, а иногда и без оного вызывает чувство протеста. Вместо дружбы, взаимоуважения, вырастает рознь, преувеличенное самоуважение и стремление на лиц другой национальности смотреть свысока.

Нельзя не сказать и о том, что ленинское положение о подчиненности национального вопроса делу пролетарской революции, сыгравшее положительное значение в ходе подготовки революции, ее свершения и в первые годы строительства социализма, осталось без изменения и в наши дня, а условия изменились, и КПСС не нашла, чем его заменить. Это поставило в труднейшее положение коммунистов республик, породило трагедию в их душе, вызвало раскол республиканских компартий. И мы вынуждены признать, что в основном раскол произошел не по социальному, а по национальному признаку. Да и как разделиться по социальному признаку рабочим, крестьянам, интеллигентам, служащим?

Оказался в перспективе прав Н.А. Бердяев. Определяя сущность национальности и национального в сравнении с классовым, партийной принадлежностью, он писал: «Национальность есть положительное обогащение бытия и за нее должно бороться, как за ценность. Национальное единство глубже единства классов, партий и всех других преходящих исторических образований в жизни народов». В самом деле, можно ли сейчас всерьез заявлять, что «пролетарии не имеют отечества»? Нет, конечно. Все это в прошлом.

В нравственном плане проблемы межнациональных отношений заняли очень важное, доселе невиданное значение.

В связи с этим требует новых подходов и положение о классовом и общечеловеческом. Их диалектика до сих пор решается только путем противопоставления. А это неверно. Ведь классовое – это ступеньки на пути к общечеловеческому. В то же время в каждом классовом есть элементы общечеловеческого. И по мере развития классовое перерастает в общечеловеческое.

Кроме того, проблема общечеловеческого включает в себя и другую пару: национальное и общечеловеческое. Их тоже нельзя противопоставлять. Ибо подлинно национальное есть в то же время и подлинно общечеловеческое, интернациональное. «Национальное и общечеловеческое в культуре,– писал Н. Бердяев,– не может быть противопоставляемо. Общечеловеческое значение имеют вершины национального творчества! В национальном гении раскрывается все человеческое, через свое индивидуальное он проникает в универсальное». Сказанное о культуре относится и к морали, нравственности. Ведь этика Л. Толстого, А. Швейцера в такой же мере принадлежит русскому и немецкому народу, как и народам всего мира. Разве И. Кант с его категорическим императивом не общечеловечен? Англичанин Шекспир пишет о любви итальянцев Ромео и Джульетты и рождает, творит гимн любви, касающийся всего человечества. А разве библейский сюжет о предательстве Иуды можно назвать национальной принадлежностью Иудеи?

Показателем моральной зрелости и интернационализма советских людей стал всенародный референдум 17 марта 1991 года. Более трех четвертей избирателей, принявших участие в голосовании, сказали «да» Союзу, тем самым выразили свою волю и показали, что для них судьба наций страны неразделима, что только в единой и дружной семье народов можно успешно решать проблемы экономики и политики, социального культурного и нравственного развития.

Да и как иначе? Люди осознают на деле свою человеческую общность, единство своих интересов и жизненных целей и очень болезненно переживают межнациональные конфликты.

Итак, с одной стороны, идет процесс роста национального самосознания, обособления, выделения. А с другой – идет размывание традиционных национальных общностей, культуры, психологии, традиций и привычек, нравственных норм. Жизнь показала, с одной стороны, что национальная принадлежность имеет более глубокие корни в психологии людей, чем социально-классовая, так как она опирается на общий язык, историческую память, мифы, стереотипы и символы, моральные нормы. Социально-классовые же общности теряют границы, четкую структуру, приобретают неустойчивость, большую внутренюю подвижность. Отсюда следует, что этнические культуры, нормы нравственности сильнее сопротивляются процессам размывания и дестабилизации чем социально-групповые. В этом суть, в этом сложность происходящих явлений, с которыми нельзя не считаться.

II

Социалистические нравственные идеалы, какими они были в недавнем прошлом, потускнели, перестали быть единственными. Что же общество получило взамен? Идею демократического, гуманного социализма. Но сразу же возникают вопросы: если социализм нужно демократизировать и гуманизировать, то, что это за социализм? Если мы гуманизируем построенное нами неизвестно какое общество, (которое все чаще называют государственным, административно-бюрократическим социализмом), то разве его можно гуманизировать? Ведь золото есть золото, а медь – это медь. И нельзя себе представить более золотое золото, это нонсенс.

Есть в идеологии и еще одна точка зрения, призывающая осуществить нравственное возрождение советского общества. Представляется и ныне актуальной, на мой взгляд, старая мысль о том, что на социализме с самого его зарождения остаются родимые пятна капиталиста. Как руда сопровождает золотой песок, и нужно промыть тонны ее, чтобы получить грамм драгоценного металла, так и в жизни: нужно пропустить через горнило реальной, не выдуманной истории жизнь общества и индивидов, чтобы выработать, развить и укрепить ростки новой социалистической нравственности. И общество проходит это горнило жизни, в котором сгорают романтизм коммун, феодализм насильственного кооперирования сельского хозяйства, приведшего к раскрестьяниванию, коллективизм без настоящего роста индивидуальности и признания прав личности.

Оценивая в этой связи стремление везде и всюду брать за основу общечеловеческие интересы и нравственные ценности, не впадаем ли мы снова в романтизм, так быстро отбрасывая классовую мораль? Ведь полностью идея общечеловеческая может победить и укрепиться только в бесклассовом обществе, а в классовом – как шило в мешке – классовые интересы, нормы и ценности проявляется везде и всюду. Возьмите для примера кризис в Персидском заливе, разразившийся в августе 1990 г. Наказать Ирак для США было делом не только торжества общечеловеческой справедливости, но и классового, национального, чисто американского стремления к господству над территорией, богатой нефтью. Куда делись идеалы чисто человеческого звучания у США в отношениях захвата арабских территорий Израилем? Где они были при нападении на Гренаду, Панаму?

А возьмем Прибалтику, Грузию, Азербайджан и Армению. Разве можно конфликт, возникший там, рассматривать как стремление к решению всех споров на основе общечеловеческих норм? Нет, здесь сказывается национальный эгоизм, а с социальной стороны – борьба за власть любой ценой, даже если гибнут люди и своей, и других национальностей.

На характеристику нравственной жизни современного общества влияет и наличие рабской психологии значительной части населения. Она проявляется в том, что благо и зло всегда приписываются начальству. Каждый считает, что он – чуть ли не идеал и не видит своей личной ответственности за прошедшее, настоящее и будущее. Некрасовское «вот приедет барин» и все поставит на место, страшно живуче. Кто и что его поколеблет?

Общество становится все более образованным, научным, но на этой же основе люди стали терять веру в науку. И этот феномен нельзя сбрасывать со счета при характеристике нравственного состояния людей. Люди спрашивают: почему наука не могла предотвратить ужасы двух мировых войн, страшных экономических кризисов, огромного количества социальных потрясений: крестовых походов, террора Великой французской революции, гражданской войны в России, событий в Афганистане и Иране, Ираке и Сальвадоре, Камбодже и многих других, принесших человечеству насилие, кровь, страдания.

В связи с этим, еще один аспект сегодняшней нравственности заключается в росте влияния религии. Люди разочарованы действительностью, разуверились в науке, стали надеяться на чудо, обратили свой взор к богу, экстрасенсам, психотерапевтам. Они стали возлагать надежду не на знание, а просто на веру. Истоки религии в самом начале своего возникновения не преодолены до сих пор. Они, на новом витке, порождены последствиями научно-технического прогресса и научно-технической революции, зависимостью человека от результатов своей деятельности, отчуждением социальных процессов, порожденных обществом и выступающих против человека, как враждебная ему сила.

К. Маркс предсказывал, что «...религиозное отражение действительного мира может вообще исчезнуть лишь тогда, когда отношения практической повседневной жизни людей будут выражаться в прозрачных и разумных связях их между собой и с природой». Он считал, что в религиозном мире продукты человеческого мозга представляются самостоятельными существами, озаренными собственной жизнью, стоящими в определенных отношениях с людьми и друг с другом. Таким образом, субъективные явления становятся как бы объективными для человека и оказывают на него определенное влияние: и положительное и отрицательное.

III

Каковы же выводы? Современная нравственная ситуация в нашем обществе характеризуется наличием различных нравственных идеалов и норм, которые определяются экономической структурой, плюрализмом идеологий, национальными отношениями, возвратом к религии.

Отсюда и наличие идеалов, характерных для социализма и нарождающегося капитализма, непреодоленной веры в сильные личности, в чудо и принижение собственных возможностей и личной ответственности, стремление уповать на бога, рост национальных идеалов, их гипертрофирование в национализм, шовинизм вплоть до фашизма и расизма, наличие одновременно классовых, национальных и общечеловеческих стремлений и норм нравственности.

Кроме того, и это очень настораживает, растет число людей, особенно среди молодежи, не верующих ни во что, не имеющих никаких идеалов, исповедующих нигилизм, вернее, пребывающих в нем.

Куда же идем мы? Что победит у нас и в нас? Неужели прав Ф.И. Тютчев:

Все чаще мрак, все пуще горе,
Все неминуемей беда!

Как же в таких условиях вести нравственное воспитание, особенно в учебных заведениях? Можно ли полностью деидеологизировать такое воспитание? Ведь нравственность тесно связана и с идеологией, и с политикой, и с мировоззрением. А преподаватель – это не сосуд с дистиллированной водой. Он имеет свои взгляды, идеалы, пристрастия, мечты. свое понимание смысла и целей жизни. Может ли такой преподаватель быть нейтральным? Ответ один – это невозможно.

Но в таком случае как же быть, если борются различные идеалы? Ведь такая борьба может вылиться в войну. И здесь мы должны ввести в свой арсенал такие понятия, как цивилизованный спор, консенсус, т.е. согласие, учет взаимных интересов; терпимость, снисходительность к кому-либо или чему-либо. Или мы направим работу по нравственному совершенствованию общества по правилам соревнования, или по правилам драки. К примеру, ведь есть соревнование по футболу и хоккею, шахматам и боксу, гимнастике и баскетболу и т.д. Есть ли здесь борьба? Да, конечно, еще какая! Но она ведется по правилам. Их нарушение ведет к штрафу и дисквалификации участников. Что это означает для практики нравственного воспитания? Это означает уважение закона. Мы должны стремиться к правовому государству, но мы должны его и строить повседневно, ежечасно. Одновременно необходимо руководствоваться гуманизмом, поощрять честность, не только взывать к совести и чести, но и культивировать их. Выступать на деле за дружбу народов, милосердие. Одним словом, мы должны стать людьми, и не должны забывать, что наш вид – «человек разумный». Будем разумны, и тогда справедливость восторжествует, общечеловеческая мораль и гуманизм победят.

М. ДРОБЖЕВ,
Кандидат философских наук, доцент

7 августа 1991



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind