«В последнее время филистер (буржуа) начинает испытывать ужас при словах диктатура пролетариата. Хотите ли знать, что такое эта диктатура?

Посмотрите на Парижскую Коммуну. Это была диктатура пролетариата!»

Так писал Энгельс в день двадцатой годовщины Парижской Коммуны в 1891 году. Мы теперь празднуем 48-ю годовщину Парижской Коммуны. Но мы можем смело сказать, что память об этой коммуне останется вечно памятной в сердцах рабочих всего мира, не изгладится даже тогда, когда будут достигнуты цели, ради которых боролась и умерла эта Коммуна. Парижская коммуна была первой попыткой рабочего класса использовать революцию, которая во Франции всегда делалась руками рабочих и плоды которой всегда пожинала буржуазия ради своих целей. Вот почему с таким бешенством пишут о ней все буржуазные историки, вот почему они стараются загрязнить ее чистую память. Парижские рабочие устрашили буржуазию тогда, когда выяснилось, что французские командующ. классы, разгромленные Германией, готовы войти с нею в соглашение, предать интересы рабочих, лишь бы сохранить свои привилегии. «Парижские пролетарии,– писал в манифесте от 18 марта Центральный комитет Коммуны – видя поражение и измену господствующих классов, поняли, что настал час, когда они сами должны спасти страну, взяв в свои руки правительственную власть».

Парижская коммуна является прообразом той мировой коммуны, которую через полвека начал строить Российский пролетариат. Мы теперь учимся на ошибках Парижской Коммуны, но многое из тех мер, которые мы проводили сейчас, первая пыталась провести в жизнь Парижская Коммуна.

Опыт Парижской Коммуны дал возможность Марксу выявить свое отношение к буржуазному государству. Коммуна доказала, что рабочий класс не может просто владеть готовой государственной машиной и пустить ее в ход для своих собственных целей – пишет Маркс в одном месте. «Не передавать из одних рук в другие бюрократическую-военную машину, а сломать ее, вот предварительное условие всякой действительной революции» писал Маркс в другом месте. Действительность вполне оправдала слова Маркса В процессе социалистической революции, происходящей сейчас, российский пролетариат должен был разбить старую государственную машину буржуазии, чтобы начать строить свою.

Представительные учреждения армия, школа, церковь – все подвергалось коренной ломке и переустройству. Пролетариат другой страны, вступивший на путь социалистической революции, германский, прибегает к тем же мерам. Другого пути нет. Тоже самое делала Парижская Коммуна.

Первым ее декретом было уничтожение старой постоянной армии, отделение церкви от государства, уничтожение чиновничества, выплата всем одинакового жалованья на уровне заработной платы рабочего. К этому мы теперь тоже стремимся, хотя буржуазные «специалисты» теперь пользуются моментом и урывают пока что, где возможно побольше. Зачатки уничтожения «парламентаризма» мы также наблюдаем в Парижской Коммуне. «Коммуна – писал Маркс – должна быть не парламентарной, а работающей корпорацией в одно и то же время и законодательствующей и исполняющей законы». Как известно, буржуазные парламенты являются только законодательными органами, зачастую только «говорильнями», исполнительные органы правительства с ними не считаются. Это мы наблюдаем даже в таких буржуазно «свободных» странах как Англия и Франция, где за время войны, пользуясь якобы обстоятельствами военного времени, Клемансо и Ллойд-Джордж свели роль парламента до минимума. Так организация наших Советов ближе подходит к типу организации коммуны. Почему не удержалась Парижская Коммуна? Главная причина это то, что рабочий класс во всей Франции не был так соорганизован, как в Париже, что одновременно не восстали рабочие остальной Франции и других стран. Второстепенные причины указываются Марксом и Энгельсом. «Если они окажутся побежденными, пишет Маркс, во время коммуны, виной будет не что иное, как их великодушие. Надо было сейчас же идти на Версаль, как только Винуа, а вслед за ним и реакционная часть парижской национальной гвардии бежали из Парижа. Момент был упущен из-за совестливости. Не хотели начинать гражданской войны, как будто бы Тьер не начал ее уже своей попыткой обезоружить Париж». Вторая причина указывается Энгельсом. «Коммуна упустила в области экономических отношений много такого, что необходимо было сделать. Труднее всего понять теперь, понять ее благоговение перед банком Франции. Это было политически крупной ошибкой. Банк в руках Коммуны имел бы больше значения, чем 10000 заложников. Завладей она им, вся французская буржуазия начала бы оказывать давление на Версальское правительство в интересах мира с Коммуной».

Парижская Коммуна погибла. Буржуазия выступила в роли ее палача с такой жестокостью, перед которой содрогнулись сердца честных людей даже из буржуазного лагеря. Но мы можем сказать словами Маркса «Париж работах с своей Коммуной всегда будет чествуем, как славный предвестник нового общества, его мученики воздвигли себе памятник в великом сердце рабочего класса. Его палачей история уже теперь пригвоздила к тому позорному столбу, от которого никто не в силах будет их оторвать».

И.Л. Рапопорт.

«Известия», 18 марта 1919 года.

Экспертиза
Уже давно многие отказались от покупки перед Новым годом настоящих ёлок — хорошая, красивая ёлка сейчас редкость. Довольно хороши елки искусственные новогодние и они всё более популярны среди россиян: пожалуй в каждой третьей семье Новый год встречают сейчас с искусственной ёлкой.


Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind