Из всех видов продовольствия только молоко, пожалуй, подорожало сравнительно не намного – менее чем в два раза. Тут бы радоваться – продукт все-таки после хлеба основной. Но такова уж, видимо, участь рядового тамбовского потребителя – переносить испытания и трудности даже там, где все должно быть благополучно...

«Бутылки не принимаем – нет тары». Кто не видел таких объявлений в молочных магазинах или в секциях «молоко» гастрономов? Если они не украшают прилавок, и вдруг у вас затеплилась надежда, что не зря тащили так называемую стеклотару в магазин, то обязательно охладит ледяной тон продавца: «Бутылки только в обмен на молоко». То есть часть стеклянной посуды все равно придется нести назад, домой. И бесполезно доказывать, что живешь не так-то близко, что работаешь с утра до вечера и следить, когда появится тара, нет возможности. Эти аргументы никого, естественно, не интересуют.

Так куда же она подевалась, эта самая тара, перебоев с которой до подорожания бутылок практически не было?

С этим вопросом обращаюсь прежде всего в Тамбовское арендное предприятие «Продтовары». Начальник отдела организации торговли А. Веденеева поясняет, что дело не в подорожании, что магазины готовы в любом количестве принимать молочную посуду от населения, лишь бы была тара. Ее же гормолзавод поставляет порой по количеству вдвое меньше, чем требуется. « Бутылки ставить некуда, вот и отказываем покупателям»,– говорит Александра Михайловна.

Итак, торговля оказывается не при чем, и причину надо искать на гормолзаводе… Беседую с заместителем директора этого предприятия Л. Завадским. Оказывается, тары здесь хоть отбавляй, а вот с доставкой ее в магазины – проблема. «Заявку в грузовое автотранспортное предприятие регулярно подаем на 22 машины в сутки, выделяют же, частенько на 4-5 меньше, поэтому не управляемся», – сетует Леонид Константинович.

Значит, завод тоже не желает числиться в обидчиках потребителя, и вся загвоздка в транспорте? Звоню директору ГАТП В. Анурьеву.

–Не было случая, чтобы мы не вывезли с молокозавода продукцию, не занимались ежедневно перевозкой тары. Договорные обязательства выполняем полностью. Что же касается количества автомобилей, то увеличить их численность для транспортировки молока и тары, это значит оголить другие участки: помимо магазинов мы обслуживаем 17 пионерских лагерей, десятки садов, столовых. Новых же машин уже давно не получаем, время, сами понимаете, какое. Да и трудности с запчастями, горючим…

И далее Владимир Александрович высказал мысль, раскрывающую, как мне показалось, самую суть вопроса. Нет необходимости задействовать для перевозки молока и тары свыше двух десятков машин. Можно вполне обходиться и меньшим их количеством, если грамотно составить график, который удовлетворял бы всех: и магазины, и завод, и транспортников.

–Подобные графики регулярно составляются, но без нашего участия и выполнять их нам бывает трудно. Ведь в иные магазины молоко приходится возить 2-3 раза в сутки малыми партиями, так как его там негде хранить, – говорит Владимир Александрович.– Поэтому мы работаем с молоком и ночью. Для этого задействовано пять «ЗИЛов». Могли бы в ночное время организовать и перевозку части тары. Все это нужно согласовать.

Одним словом, резервы есть, а значит есть и пути исправления положения. Дело, как говорится, за малым, за организацией слаженной работы трех городских служб: торговой, производящей продукцию и транспортной. Выполняя сегодня каждая свою конкретную функцию, они, по-видимому, недостаточно хорошо помнят, что главнейшая их задача не только в производстве или перевозке определенных госзаказом тонн молокопродуктов, а в своевременном, бесперебойном обслуживании людей. Тут, как представляется, свое слово должен сказать Тамбовский горисполком. Ведь речь идет об избавлении от каждодневной нервотрепки тысяч горожан.

8 августа 1991



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind