Кулаки продолжают срывать революцию всеми мерами, какие у них находятся под руками. Всякую меру, направленную к поднятию благосостояния деревни, всякое «новшество» Центральной Советской власти кулак не только критикует, но и искажает.

Деревня пока все еще мало сознательна. Она еще по-прежнему доступна всякой сплетне, всякому наушничанью, всякому пустяку, который бросает первый «свой» человек. До деревни мало еще доходит точного и положительиого. Печати в деревне почти нет и редко бывает. И там, в глубине России, по-прежнему пользуются первым случайным разговором, первой брехней заезжего гражданина для усиления разрухи.

В этом отношении стараются социал-колчаковцы и вчерашние друзья Советской власти – эс-эры. Их политику всецело разделяют кулаки, подрядчики, богатеи деревни, из рук которых все больше и больше уплывает жизненных благ. Кулаки делают свое дело тихо, незаметно, спокойно, с сознанием своей пользы. Вот, например, один из наиболее характерных случаев, один из тех, который так ярко характеризует кулачество и его предательскую тактику, А тактика его – предательство, ложь, клевета сеяние раздора и разрухи, обессиление Советской власти, внесение чепухи в простые и ясные отношения.

Кулаки, например, те самые, которые в мирное время собирали обильную дань с крестьянства, выступая подрядчиками, теперь очень недовольны. Стоило Советской власти поднять цену на лес, поднять на самую ничтожную сумму, на такую величину, которая поглощается в десять, в двадцать раз ценою человеческого труда на заготовку, как деревенское кулачество подняло войну:

–Ишь, сами за вас, бедноту, а сами цену на лес поднимают... Кулак знает, что он лжет, что цена поднята для него, кулака, что цена рубля упала, что государство вынуждено поднять цену на лес. Кулак умышленно умалчивает, что беднота и необеспеченные граждане могут получать лес и по пониженной таксе, и даже совершенно бесплатно по указаниям губернского земотдела – кулак все это знает, но умышленно лжет и клевещет, чтобы посеять раздор, затеять смуту, поселить ненависть к «товарищам» и «Советской власти». Это дело его закончено, когда разруха увеличена, углублена. Он отходит в сторону, потирает от радости руки и ухмыляется:

–Мы,– мол – свое дело тонко понимаем и заставим ненавидеть власть!

Но кроме этого, явно лживого, выдуманного факта, кулак идет и на другое, самое страшное, самое отчаянное. В самом деле, ни для кого не секрет, что страна переживает и будет еще переживать топливный кризис. Все понимают, что время заготовки, зимние месяцы, были страшно дороги.

Считали всякую минуту, чтобы ее не пропустить. Заботились о каждой пиле о каждой рабочей силе. С величайшим трудом налаживалась тяжелая, мучительная физическая работа крестьян по заготовке леса.

Кулаки видели, что обходятся и без них, что работа кипит и без их услуг. Население свободно организовывалось и заготовляло лес. Но вот кулакам стало жутко – из их рук уплывает нажива. Само крестьянство организуется в артели и в коммуны, само заготовляет в Советском лесу дровяной и строевой материал и получает исправно расчет за сделанную работу. Лесничие из сил выбиваются по организации заготовок, по подысканию рабочих лошадей, по доставке фуража и продовольствия. Работа идет полным ходом, близится к плодам.

И в эту самую минуту является тот же кулак и начинает нашептывать.

–Вот дурачье – работают! Вот дурачье – даром трудятся.

–А почему даром?– спрашивают крестьяне.

–А потому, что не нарочно вас заставляют. Вы поработаете, а вам денег платить не будут за работу.

–Совсем не будут?

–Где совсем, а где две трети заработка будут отчислять в Советскую казну. Мало того – потом вас же обвинят, что вы рубили лес и вас суду предадут.

В других местах кулаки шептали, что все заработанные заготовщиками деньги будут удержаться для возмещения, будто бы революционного налога. Достаточно посеять слух, как он растет, превращается в смущение, волнует деревни, волости, уезды. Работа прекращается, приостанавливается, время для работы уходит. А там снова надо разъяснять, налаживать, вразумлять, доказывать, что все это вздор и чепуха и т.д. и т.д. А тем временем разруха в топливе увеличивается и увеличивается. А тем временем кулак потирает от удовольствия руки и смеется в кулак – кашу заварил, в сторону отошел, – пусть другие расхлебывают. Если бы это были отдельные случаи, о них можно было бы промолчать и изжить другим путем. Но теперь они принимают массовый характер и борьба с ним должна вестись организованно и планомерно, без всякой повадки кулачеству и его прихвостням.

Задача Земотделов выяснять всю ложность слухов, указывать истинные источники их происхождения.

Надо обратиться к сельским и волостным комитетам и потребовать их содействия – если кулак молчит, он безвреден, если кулак врет и мутит советскую организацию, с ним расправа коротка: для этого Советская Россия достаточна сильна.

Само население должно больше верить печати и декретам, чем лживым наущениям и нашептываниям кулаков. Не будем забывать, что всякая кулацкая сплетня и выдумка,– на руку только кулакам и его друзьям – старому, прогнившему режиму. Их задача – оторвать трудового среднего крестьянина от Советской власти. Но на их удочку среднее крестьянство не пойдет и сумеет теперь разобраться, где правда.

Н. Кадашевский.

«Известия», 17 апреля 1930 года.

Астрология и психология
Связь между астрологией и психологией была впервые отмечена Густавом Юнгом - основателем школы аналитической психологии. Он посвятил немало времени в том числе и изучению астрологии драгоценных камней, так как считал, что драгоценные камни являются неотъемлемым атрибутом символов, наполняющих нашу жизнь.


Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind